Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ТЕАТР МИНУС РОЛЬ

С ЛЮБИМЫМИ НЕ ПРОЩАЙТЕСЬ

«Пап, пока».
Автор текста и исполнитель Александр Кудряшов

«Пап, пока» — моноспектакль Александра Кудряшова, показанный в небольшом петербургском баре «Сухой закон». Апрельская премьера стала общественным и в некотором смысле дидактическим высказыванием, скрывающим, однако, дидактику за искренностью повествования. Содержательно «Пап, пока» — об отце Александра Кудряшова, два раза добровольно уходившем на войну — в Чечню и в Абхазию. Режиссер делится с нами личной историей столкновения с войной, повлиявшей на его семью и взаимоотношения с отцом.

Фото из личного архива А. Кудряшова

Перед началом спектакля Кудряшов знакомится с каждым вновь пришедшим зрителем и представляет его другим собравшимся в баре, потом — небольшое введение, в котором он сообщает, что является в спектакле актером, режиссером, продюсером и автором текста (который помогал создавать драматург Василий Шарапов). На протяжении спектакля можно пить пиво, задавать вопросы и уходить, если захочется. Находясь у барной стойки, Александр Кудряшов рассказывает нам историю: о себе, о семье, о детстве, об отце, о России, в конце концов, о русской преданности Родине, идею которой сегодня используют в идеологических целях, о русской судьбе… К сожалению или к счастью, но именно такими общими и громкими (да, штампованными) словами формулируется проблематика спектакля.

А. Кудряшов в спектакле. Фото Д. Каретникова

По всем драматургическим законам и законам сюжетосложения Александр Кудряшов и Василий Шарапов составляют из биографических отрывков, рассказанных родственниками Кудряшова и самим режиссером, очень знакомую нам историю, которую можно разделить на две части. Первая — про знакомство родителей Кудряшова, счастливое детство Александра и его взросление. Про отца (Анатолия Кудряшова), увлечение того музыкой и про рок-группу, которую он организовал с товарищами, про всех родственников, про развод родителей и воскресного папу. Нарратив режиссер сопровождает фотографиями, которые пускает «по рядам».

Вторая часть — собственно про уход отца на войну. Про дядю Александра, который попал в Чечню по принуждению начальства и заслужил там большую зарплату и пенсию. Вернувшись, он смог приобрести телевизор, велосипед и много чего другого, что было в диковинку для Александра-ребенка. Вскоре после возвращения брата папа Анатолий решает тоже отправиться на поле боя. Насколько это решение было внезапным для семьи, настолько оно становится неожиданным и для нас — размеренный рассказ, в общем-то, о счастье не предвещал такого поворота. Нет ничего удивительного в том, что первая мысль Александра об отъезде отца — «вернется, и купим телевизор, велосипед: заживем, как дядя».

Но Анатолию Кудряшову достались лишь пьянство, тупые анекдоты, которые вызывают у сына стыд, и смерть из-за удара по голове от сожительницы. Выбор и путь самоотверженного Кудряшова-старшего, который нужен государству лишь на поле боя, — сколько мы знаем таких сюжетов? Сотни? Тысячи? То ли от тоски после развода с любимой женщиной и отсутствия постоянного общения с детьми, то ли от бессмысленности и безысходности жизни в крохотном городке, то ли действительно от желания защищать Родину человек дважды жертвовал собой, но это ничем не обернулось. Однако, каким бы ни было грустным и беспросветным содержание рассказа, подается оно Александром Кудряшовым без злости или боли из-за внезапной смерти отца, с которым он не был близок в последние годы.

А. Кудряшов в спектакле. Фото Д. Каретникова

Александр Кудряшов преподносит текст с размеренным, спокойным интересом — так, чтобы и у нас он вызвал увлеченность и интерес. В этом рассказе — попытка достучаться до всех нас, попытка в который раз объяснить, что хорошо, а что плохо, — и для этого Александр Кудряшов отказывается от роли, стоящей между зрителем и актером. Он — это он сам, и он делает шаг навстречу человеку в зале, обращается напрямую, не играя того, кто будет повествовать. В экстренных ситуациях связь роль—зритель невозможна и не нужна, нужна другая — исключительно человек—человек. Поэтому нет причин ставить спектакль на терминологическую полку и метаться между стендапом и новой искренностью, наследующей Гришковцу. Кажется, что существенно другое — с любимыми не прощайтесь.

Сентябрь 2022 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.