Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ТЕАТР МИНУС ЗДАНИЕ

СЛУШАТЬ ИЛИ УСЛЫШАТЬ?

«Слушаю мою Вологду».
Театральный проект [Место].
Режиссер Петр Чижов, драматурги Элина Петрова, Ксения Савельева, звукорежиссер Александр Шелыгин, продюсеры Маша Иваненко и Николай Смирнов

В родном доме и стены помогают, а когда исследуешь чужое, что поможет? Наработанный опыт может подсказать пути выстраивания композиции, но всегда ли работает сборка по готовым лекалам? Театральный проект [Место], создав сайт-специфик в Смоленске, понемногу расширяя географию, добрался до Вологды. Спектакли и лаборатории команды протянулись от Сергиева Посада и до Владивостока, но мне, как человеку предвзятому, родом из Вологды, конечно, интересно, что получилось именно в моем городе.

Сделан спектакль при Оккервиль Театре, который появился относительно недавно, в 2018 году. Там создали проект «Где театр», в рамках которого и пригласили команду [Места]. Тогда были записаны истории обычных вологжан, собранные в итоге в спектакль.

«Слушаю мою Вологду». Фото А. Мишуринской

Как и в проекте «Карманный Смоленск», участники ходят по туристическому маршруту города, слушая в наушниках голоса жителей: это и воспоминания, и размышления о том, что происходит с городом. Иногда можно постоять и полюбоваться окрестностями, а затем пройти до следующего пункта. Художественный руководитель Оккервиль Театра, режиссер Николай Смирнов в «Слушаю мою Вологду» является сопровождающим, именно он задает направление движения группе зрителей/слушателей.

Наполнением незамысловатой схемы становятся истории горожан. Они записаны явно во время такого же маршрута: от памятника К. Батюшкову к памятнику 800-летия Вологды, затем через улицу Засодимского, Кремлевский сад (парк ВРЗ1) снова к Соборной горке. Помимо голосов слышны звуки улицы, вопросы собеседника, т. е. должно складываться ощущение, что в момент спектакля участники гуляют с рассказчиками, пока те говорят, что приходит в голову. И действительно, набор историй довольно рандомный: один больше рассказывает о конкретном месте, другой о своих приключениях в молодости, а кто-то и вовсе об исторической кафедре Педагогического института, перечисляя всех преподавателей. Кому что навеял этот маршрут.

1 ВРЗ — Вагоно-ремонтный завод.

Отбор и компоновка историй кажутся самым уязвимым местом спектакля. Отсутствие драматического напряжения расхолаживает, маршрут не удивляет, местные знают его досконально. Да и турист, впервые приехавший в Вологду, всегда пойдет этой дорогой, которая со временем все больше обрастает торговцами сувенирным барахлом и нелепыми скульптурами, вроде памятника букве «О».

«Слушаю мою Вологду». Фото А. Мишуринской

«Слушаю мою Вологду». Фото А. Мишуринской

Город меняется, что закономерно. Не всегда к лучшему. Кажется, что на этом до боли знакомом маршруте и можно было фиксировать изменения города в целом. В спектакле личные воспоминания о былых временах звучат без какого-либо подтекста, можно только предполагать, почему выбраны именно эти сюжеты, был ли недостаток респондентов… Связь историй только на уровне маршрута… Некоторые эпизоды, основанные исключительно на воспоминаниях рассказчиков о своей молодости, не дают пищи для размышлений. В парке ВРЗ много лет назад проходили танцы, там вологжане знакомились. Я не застала этого времени, зато помню другое, когда парк долго был мрачен и заброшен, а затем его заселили каруселями. Он стал точкой притяжения для семей с детьми. Сейчас в парке нет и этого, поменялось и название на Кремлевский сад, хотя если говорить об исторических наименованиях, то сад был архиерейским, но кремлевский же звучит красивее. Поразительно, что парк/сад снова стал пустынным: нет каруселей, нет танцев, да и студенты истфака, видимо, не собираются на горке с беседкой. Запустение некоторых частей города пугает, многие развлечения переносятся в безликие торговые центры на окраинах.

Приезжая в родной город, всегда спрашиваю у друзей: «Ну чё поменялось в Вологде?» Обычно слышу: «Ничё». На поверку оказывается наоборот. Изменения лучше видны с расстояния, постановочная команда могла дать взгляд со стороны. Не дала. В получившейся аудиодорожке стремление к личным размышлениям будили немногие вологжане.

Одного из рассказчиков удалось узнать — Екатерину Хоботову, экскурсовода из бюро экскурсий «Вокруг да около». В ее рассуждениях и воспоминаниях было сочетание исторических фактов и переживаний о городе. Но и другие делились проблемами Вологды: берег реки все больше укутывают в камень, а исторический булыжник, исторический слой, наоборот, вывозят и выкидывают, чтобы положить асфальт. Когда-то история про уничтожение мощения XVI века, в том числе Соборной площади, которую укатали плиткой, стала трагедией для археологов, историков и всех неравнодушных жителей города. Этим, естественно, вряд ли проникнутся туристы, но местные-то… До сих пор вологжане спорят о том, правильным ли решением было усеивать берег камнями. Современная урбанистика намекает на отрицательный ответ, в спектакле он такой же, а власти города считают иначе и продолжают свою разрушительную работу.

«Слушаю мою Вологду». Фото А. Мишуринской

Открытый вопрос: для кого спектакль? Будет ли этот променад интересен гостям города? Чтобы как-то мысленно ответить собеседнику в наушниках, у слушателя должна быть своя Вологда, свои истории про эти места. Но если предположить, что спектакль-променад больше нацелен на местных, то почему такой очевидный, исхоженный маршрут? Он не ведет окольными путями, но один неожиданный, даже для некоторых вологжан, поворот случается: в зеленый двор между деревянных домов в центре города. Настоящее райское место с множеством деревьев, клумб с цветами, где соседи мирно живут, дружат, вместе возводят причудливые скульптуры. Это место поражает, потому что жил-жил и не знал, что там за углом — а там идиллия, будто из прошлого. Вот она, та Вологда, которая все больше теряется за строящимися высотками, по окраинам превращается в обычный среднестатистический город, теряя свою ценность с исчезновением деревянных кварталов. Эти мысли тревожат жителей, но в спектакле они не то чтобы озвучены, а возникают сами по себе. Взглянешь на череду деревянных домишек, подумаешь: «А как там люди живут?» Проследуешь в старый двор — и ответ возникает сам: «Да прекрасно живут!» Рассказ в наушниках о свежем молоке, об этом дворе уходит будто на второй план, слушатели разбредаются, рассматривая все подряд, благо времени на это местечко выделено достаточно.

«Слушаю мою Вологду». Фото А. Мишуринской

Улица Засодимского тоже прелестна, в частности — полукружием домишек с двумя церквями по центру. Здесь уже самой хотелось вступить с рассказом, потому что в здании, где сейчас находится дом ремесел «Резной палисад», раньше была моя художественная школа. На этой улице мало что поменялось, только церковь Варлаама Хутынского продолжает разрушаться, а ее крыльцо поддерживают деревянные балки. Сохранились большие вазоны на крыше — главное украшение церкви, — когда-то я их рисовала, как и желтенький дом неподалеку. Здесь прекрасно было выходить на пленэр: куда ни посмотри — везде красота и история произрастают вместе, не соревнуясь, не затмевая друг друга. Сколько таких уголков осталось? Место навевает воспоминания… Интересно, у других участников возникало похожее? Может, спектакль и рассчитан на это, но места для личного высказывания по ходу действия не предполагается, а вот в конце прогулки все возможно.

Изначальный вопрос, который задавали создатели респондентам: «Какая она, моя Вологда?», — оборачивался стандартными, шаблонными ответами: домашняя, маленькая, в первую очередь город — это люди. Может, вопрос поставлен слишком общо и не предполагает внутренней драматургии? Горожане осознают свою ценность, но они не единое целое. Кого-то захватят ностальгические воспоминания о юности, а кого-то — рассказ об утренней прогулке-ритуале по старым улочкам. Здесь очень многое зависит от настроения слушателя и готовности воспринять чужие впечатления. Они могут и не тронуть, а дорога может раздражать отсутствием свободы передвижения и таймингом (прогулка идет ровно час, со всеми перемещениями).

«Слушаю мою Вологду». Фото А. Мишуринской

Завершается променад на Соборной горке, что логично: круг по достопримечательностям совершен, можно осмотреться. В наушниках последняя история, она о мечте — кататься всю ночь по городу на велосипеде. Финал остается открытым, завершить его могут только участники, но уже по отдельности, однако велосипедов рядом нет. Разные люди, собравшиеся на променад, так и расходятся… Нужно ли было это искусственное объединение в группу? Обязательны ли все участки променада? Вопросы копятся вместе с мыслями о городе: что с ним происходит, как это исправить? Если в спектакле я задумывалась о грустном (об уничтожении исторических построек, о внутреннем и внешнем опустошении центра), то среди новостей города встречаются и хорошие: все больше восстанавливают старинные деревянные здания, этим занимаются и меценаты, и волонтеры, это происходит благодаря неравнодушным людям, которые стараются сохранять Вологду.

Аудиоспектакли, спектакли-променады (а их — пруд пруди) помогают прислушиваться к чужому голосу, но перестанет ли он после этого быть чужим? «Мое» не становится нашим. Документальность не всегда способна связать людей, да и силу художественного воздействия (или ее отсутствие) не стоит отбрасывать.

Сайт-специфик увлек Оккервиль Театр, и позже там создали еще один аудиоспектакль «Пятая Вологда» (драматург Маргарита Кадацкая, режиссер Елена Павлова) в рамках проекта Память/НИК, а вскоре появится еще один, при участии Элины Петровой. Театральный ландшафт города преображается и наполняется новыми формами, жители принимают их, а значит, они что-то да услышали.

Сентябрь 2022 г.

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.