Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

17 апреля 2022

ВАЖНЫЙ РАЗГОВОР

«Спектакль номер один».
Дом танца «Каннон Данс» в рамках IV Санкт-Петербургского фестиваля современного танца «Пятилетка»-2022.
Хореограф Валерия Каспарова.

Фестивалей современного танца много не бывает. Несмотря на 30-летнюю историю развития новой волны современного танца в Санкт-Петербурге (первой волной мы считаем ту, что была в начале ХХ века, нынешняя ведет свою историю от появления труппы Саши Кукина в 1991 году), потребность в проявлении и насыщении этой сферы в городе по-прежнему открыта. Инициативы Дома танца «Каннон Данс» уже долгие годы во многом заполняют эту нишу и формируют картину современного танца города.

Сцена из спектакля.
Фото — Дмитрий Скареднов.

Один из многочисленных проектов Вадима Каспарова и «Каннон Данс» — IV Санкт-Петербургский фестиваль современного танца «Пятилетка» — стал важным во многих смыслах событием. Первая «Пятилетка» (название адресует к ныне снесенному ДК, где долгое время находилась школа современного танца «Каннон Данс») была организована Вадимом Каспаровым в 2011 году по инициативе Саши Кукина в связи с 20-летием его труппы. Фестиваль проходил раз в пять лет и в прошлом году был посвящен 70-летию Саши Кукина и 30-летию его театра. В этом году концепция фестиваля обновляется: в фокусе «Пятилетки» — петербургский современный танец, программа спектаклей которого была сформирована экспертным советом. Фестиваль впервые приняла сцена Театра танца Бориса Эйфмана, с которым «Каннон Данс» уже давно сотрудничает в образовательной сфере. В планах организаторов сделать «Пятилетку» ежегодной.

Наверное, самым важным событием, отмеченным на фестивале, стало присвоение Дому танца «Каннон Данс» государственного статуса. Это огромная редкость в российском пространстве: в Петербурге гостеатров современного танца не было вовсе, а в стране — меньше десятка. «Каннон Данс» был организован в 1997 году Вадимом и Натальей Каспаровыми, которые видели свою миссию в распространении и популяризации джаз- и модерн-танца в Петербурге и России, и под его эгидой стали проходить многочисленные мастер-классы и фестивали. Теперь «Каннон Данс» вошел в число коллективов Петербург-концерта (бывшего Ленконцерта), где обрел новую площадку.

Пилотным спектаклем «Каннон Данс» в новом статусе стал «Спектакль номер один» на музыку The Beatles хореографа Валерии Каспаровой и режиссера Ольги Бараньяи. Валерия Каспарова — дочь основателей театра, воспитанница «Каннон Данс», а с 2014 года — ассистент худрука Дома танца «Каннон Данс» Натальи Каспаровой. Несмотря на молодые годы, с 2017 года Валерия ведет активную деятельность как хореограф и педагог в России и за рубежом. Она также участвовала в наборе новой труппы для театра. На сегодняшний день — это восемь человек, и все приняли участие в первой постановке.

Сцена из спектакля.
Фото — Евгения Матвиенко.

Спектакль имеет номерную структуру — по количеству взятых песен The Beatles (всего 15). Каждый эпизод — отдельная история, но первую и заключительную части объединяет история трансформации героя первого эпизода. Вначале (композиция «Revolution 9») мы видим обезличенное общество: люди с замороженными эмоциями, в одинаковых серых пиджаках наблюдают за корчащимся на полу одиночкой (роль досталась Ван Цзе Фу), который не является «счастливым обладателем» серого пиджака общественных условностей и ожиданий, и даже не умеет его носить. Обществу неудобна «белая ворона», ему всячески пытаются помочь облачиться в пиджак — стать как все. В финале (снова звучит «Revolution 9») герой превращается в не менее одинокого, но потерянного и обессилевшего человека, придавленного горой серых мятых пиджаков, лежащих на нем мертвым грузом.

Кажется, в наборе первого состава труппы Валерии и Наталье Каспаровым удалось преодолеть сложности, связанные с поиском сочетания необходимых технических и личных качеств танцовщиков. Несмотря на всего лишь месяц совместной работы, труппа выглядит сплоченным коллективом. При этом каждый танцовщик — уникальная творческая единица: тот случай, когда нет первых и вторых. В «Спектакле номер один» почти у каждого из артистов есть сольный эпизод, где важны не только технические данные танцовщика, но и проявление индивидуальности; есть пространство для ролей и импровизации, и это важно для постановщиков. В эпизодах — зарисовках о чувствах и отношениях — мы видим мужские и женские соло, дуэты, трио, общие синхроны. Не обошлось и без лирического дуэта (Ника Калинина и Алексей Мороз) на музыку «Hey Jude», который выглядит небанальным в том числе и благодаря исполнителям, прожившим эту историю как-то уникально, по-своему: совсем юная эмоциональная девочка-подросток и обаятельный парень, сильный тем, что ищет путь через стену ее отрицания.

В спектакле сплавлены два мотива: презентация новой труппы и своеобразный гимн молодости — то, что Ольга Бараньяи обозначила на обсуждении как «рок-н-ролл», — и куда менее радужная часть — темы социального, межличностного и личного конфликтов, что, кстати, в не меньшей степени было представлено в философии рок-н-ролла. В финале обе темы экспонированы почти буквально: сначала герои плечом к плечу выходят на авансцену и пристально вглядываются в зал так, словно бросают вызов или даже предъявляют некий счет, а в следующей сцене, на музыку «Let it be», происходит классическая «бисовка», эмоциональный подъем и взрыв, когда каждый артист исполняет небольшое техничное соло в своем стиле.

Сцена из спектакля.
Фото — Дмитрий Скареднов.

Валерия призналась, что спектакль был задуман еще в 2019 году, когда, переживая личный кризис, хореограф услышала на улице песню «Let it be» — и это стало толчком для внутренних перемен и создания спектакля «Stage one». В итоге, три года спустя родился «Спектакль номер один», в котором, как видится, сохранилось звучание этого личного мотива, его по-своему транслировали и артисты труппы: мы молодое поколение, мы видим проблемы и сталкиваемся со сложностями, но мы сильны, мы готовы учиться, меняться, действовать и жить, мы смотрим вперед, и «пусть будет так». Важным и в какой-то степени неожиданным стало то, насколько музыка The Beatles оказалась не только органичной вполне современному тексту спектакля, но и созвучной времени. Наверное, не уйти в плоскость банального ревю, с кондовыми «солянками» артистов и избитым конфликтом «социальное-личное» с типичной визуализацией (манипуляции одинаковыми серыми пиджаками), спектаклю во многом помогли именно вплетение очень личного, не формального, мотива хореографа, а также сознательное обращение создателей спектакля к артистизму и личным качествам танцовщиков, которые, на самом деле, достаточно бесстрашно для своего весьма юного по меркам современного танца возраста вышли на сцену и заявили о себе, и это были восемь очень личных высказываний.

Сотрудничество с режиссером или драматургом видится очень важной практикой в современном танце, потому что часто большая часть проблем спектаклей сосредоточена именно в области драматургии действия. Так, в спектакле Валерии Каспаровой «Черный сад» (2021) именно невыстроенность действия, некоторые приемы (в том числе в звуковом оформлении), смысловые повторы и, как результат, затянутость стали причиной снижения тональности спектакля, который начал вызывать аллюзии с самодеятельными постановками в казенных учреждениях по поводу военных годовщин, невзирая на очевидные и вызывающие уважение искренность и личную боль хореографа, связанные с темой войны в Нагорном Карабахе. При этом часть пластических решений в спектакле была сильной, точной и смыслообразующей: например, рисунок движения рук, родившийся из образа дерева, в начале. Также один из заметных приемов Валерии Каспаровой — построить артистов в ряды и дать им синхрон, порой с использованием таких тривиальных связок (типа падебурре, батман, перекат), что невольно вспоминаются времена «джаз-модерна» конца 1990-х, на заре «Каннон Данс». Подобные выхолощенные эпизоды, переходы разрывают нить действия и рождают чувство переливания из пустого в порожнее. Увиделось, что в «Спектакле номер один» Валерии удалось пойти по пути преодоления этих особенностей: синхроны были, но они более органично попали в эстетику и тему спектакля (хотя порой и вызывали некоторое «гимнастическое» ощущение), пластические решения показались более разнообразными.

Сцена из спектакля.
Фото — Евгения Матвиенко.

Важным кажется обращение хореографа к личному опыту. Предыдущие спектакли Каспаровой — «Черный сад» и «Halu» — вызывали порой чувство, смутно похожее на то, как если бы мы присутствовали на экзамене по искусству балетмейстера, где правильные студенты должны показать правильные работы с правильными темами, продемонстрировать знание приемов композиции, соответствие каким-то канонам и получить чье-то одобрение. И глядя, даже на предпоказах, на всегда идеально вычищенные и выверенные текст и рисунки (умение работать с артистами и добиваться результата — несомненно, сильная сторона Каспаровой), каждый раз я задавалась вопросом: «Валерия, где здесь вы?» В современном танце мы ожидаем, что хореограф будет говорить со зрителем на равных, на какую угодно, но по-настоящему важную для него тему, и даже если про это успели высказаться уже тысяча хореографов (что вероятнее всего), он будет говорить только одному ему присущим способом, так, что зритель вдруг ощутит, что сказано что-то важное.

Фестивали современного танца дают возможность хореографам и зрителям побыть рядом, вместе, плечом к плечу. И на протяжении последних двух лет эта возможность стала особенно ценной и важной для всех нас. Остается пожелать удачи обновленному коллективу «Каннон Данс», поздравить с успешным стартом и ждать нового важного разговора.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога