Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

4 ноября 2022

АРТМИГРАЦИЯ ВО ВНУТРЕННИЙ ЕКАТЕРИНБУРГ

О фестивале молодой режиссуры

Прежде фестиваль молодой режиссуры «Артмиграция» проводился в Москве. Куда царевичи-режиссеры стрелы свои пустили, в каком региональном театре спектакль суженый поставили — все свозили к боярам столичным для смотру и одобрения. Кто кому воспротивился, понять сложно, да вот только решил фестиваль жить по укладу новому: поехали участники на смотрины в Екатеринбург. С удивлением для одних и очевидностью для других выяснилось, что Буян-Ебург тоже не лыком шит, и идею поддержать может, и доказать картографам разным, отмечавшим на театральной карте болото сплошной штриховкой, что есть в уездах если не потерянный рай, то зимние сады гвидонских кущ.

Сцена из спектакля «Право на отдых».
Фото — архив театра.

***

В связи со сменой формата фестиваля открылось стремление к осмыслению пространства города. Участникам было предложено посмотреть на Екатеринбург под разными углами зрения — от музейной истории города до изучения разнообразного стрит-арта и андеграундного искусства. При этом организаторов интересовала спорная тема, из которой возник паблик-ток «Локальное как главное», где представителями разных частей страны обсуждался вопрос о развитии местного искусства и сайтспецифичности; к чему приводит вмешательство столичных деятелей и арт-групп в художественную экосистему отдельного региона — к монополизации и централизации искусства, или же это необходимый толчок извне к развитию и творческому осмыслению собственного географического места?

Фестиваль включил в себя три программы: основную, специальную и до этого отдельную программу «Артмиграция — детям».

Молодых режиссеров волновали примерно схожие темы, обойти которые сейчас невозможно. Прежде всего, это остросоциальный материал, военная тематика, цензура и проблемы массового сознания. Правда, желаемый всеми уклон в актуальность иногда приносил ущерб художественному качеству самих же постановок.

Спектакль «Право на отдых» (московский Театр «Практика», режиссеры Игорь Титов и Сергей Карабань) неожиданно коррелирует с действительностью — процесс исключения Галича из членов Союза писателей болезненно похож на вереницу дел об иноагентстве. Оказывается, что связь с сегодняшним днем нельзя отобразить вне абсурда: обсуждение обвинительных бумажек приводит к бредовому партсуду со звериными шкурами на плечах членов Союза писателей, бывших друзей и соратников поэта, критиковавшего советский уклад.

Сцена из спектакля «Враг народа».
Фото — архив театра.

К абсурдности происходящего приходит и Георгий Сурков в спектакле «Враг народа» (Омский Северный драматический театр, Тара). Картонные «истина и свобода» перекрывают вид на стерильную комнату революционера-одиночки и идеалиста доктора Стокмана, в то время как реальный мир облезает и буквально протекает, хоть еще десять ведер ставь. Режиссер перетягивает материал в современность: устраивает на сцене откровенную фальсификацию народного голосования, а мэр дарит городу песню в исполнении уборщицы с припевом «я выбираю его, и я в этом не виновата». Реальные результаты голосования зрительного зала, кстати, показали после спектакля: 55 — враг народа, 462 — не враг. Общественный настрой столицы русского либерализма активно считывался не только в цифрах: когда Стокмана увели со сцены, зал дружно скандировал его имя и едва ли не сорвал дальнейший ход спектакля, зрители подавляли своей энергетикой несчастных артистов.

Выход в современность выбирает и режиссер Степан Пектеев в спектакле «Войцек» (Ивановский драматический театр). Совершающие бессмысленные телодвижения одинаковые Войцеки 1, 2, 3, 4 (…) в солдатской форме ограждены от зрителей железной сеткой, они молча терпят издевательства капитана-зверя и сами расчеловечиваются. Доктор представляет венец природы, уже не человека, а скорее чудовище в человечьей оболочке, воющее и рычащее, заарканенное другими солдатами. По-звериному же Тамбурмажор раздевает Марию, прижимая к железной сетке. По сути, в этом спектакле нет любви: убивая Марию, Войцек оставляет ее тело лежать в бетонном колодце на авансцене так, что видны только безжизненные ноги. Отличная от остального мира Мария, трепетная, с широко и беззащитно раскрытыми глазами, в больном сознании Войцека превращается в женщину наглую и бесстрашную, увлеченную животной страстью.

Сцена из спектакля «Танцующая в темноте».
Фото — архив театра.

Режиссерами активно осмысляется тема инаковости. Спектакль «Танцующая в темноте», поставленный Елизаветой Бондарь (Новосибирский театр «Старый дом»), ритмически резкий и мрачный, одновременно и сочувствует главной героине, Сельме Ивановне, и иронизирует над ее удивительной мюзикловой верой в хеппи-энд. Криво притоптывая под лязгающие звуки завода-ангара, она с такой же умилительно-дурацкой улыбкой проследует мимо картонно-стереотипных персонажей на эшафот, танцуя. Мир (и часть зрителей) так ее и не поймет, не примет. Только сын, прежде бессмысленно совавший палец в нос, начал повторять движения матери в такт беззвучной музыке, обреченно продолжая ее путь не от мира сего.

В «Свободном Тибете» (Саровский драматический театр) режиссер Антон Морозов предлагает молодым героям, непохожим на остальных жителей дома, уйти в страшный и прекрасный мир Свободного Тибета, который, как кот Шредингера, не то есть, не то нет. Богатая фантазия заставила увидеть чудищ Тибета среди сотен картонных коробок или же глухо гудящая тьма, в которую уходят герои в финале, и есть Тибет — каждый зритель будет решать сам.

Мир людей с ментальными особенностями исследует Таля Горева в спектакле «Моя комната» (Молодежный театральный центр «Космос», Тюмень). Одномоментно спектакль может смотреть лишь один зритель. Его оставляют в комнате, собранной из личных вещей людей, чьи голоса можно услышать из колонок. Герои спектакля спокойно и честно рассказывают о проблемном детстве, родителях, травмирующем опыте нахождения в психдиспансере и долгожданной ремиссии. Цель проекта — показать, что человек больше, чем диагноз, разрушить стигму — достигается через соприкосновение с личным. Успевая за время спектакля детально изучить пространство, проверяя на документальную подлинность, в какой-то момент ты присваиваешь его, и уже кажется, что это — именно «моя комната».

Сцена из спектакля «Мальчики».
Фото — архив театра.

Стремление говорить со зрителем через личное считывается и в «Лес. Ангелине» Ангелины Засенцевой из Санкт-Петербурга, спектакль которой оборачивается то остроумным стендапом, то исповедью. Как бы актриса ни убегала от себя, прикидываясь то Эдвардом Радзинским, то героиней из «Теории большого взрыва», в финале ее ждет болезненное принятие своего «я» — как снег из железных кнопок, которыми она себя посыпает.

Четыре участницы аудиального перформанса «[Сыра земля]. Коромысли. Глава 2» Полины Кардымон (Лаборатория современного искусства, Новосибирск) рождают из крика боли малоизвестные русские народные песни, иллюстрируя ими и текстом-лекцией на экране три этапа, три смерти, три обряда: рождение, свадьба и гибель. Не являясь носительницами традиций, актрисы как бы примеряют обряд на себя и преобразовывают архетипический опыт в личный, снимая с темы смерти табу.

В спектаклях детской программы фестиваля также прослеживается тенденция отказа от табуирования неоднозначных тем: с детьми серьезно о серьезном, и везде — от лица самого ребенка. Спектакль «Мальчики» (Новосибирский молодежный театр «Глобус», режиссер Артем Терехин) застает мальчишек врасплох, они чувствуют, как уходит их детство в столкновении со взрослыми проблемами и смертью. Трава на их детской площадке еще зеленая, но уже искусственная, а рассказчик Генка смотрит на своих друзей и себя маленького со стороны. Такие маленькие, но уже не дети: бородатые шестилетки Антон и Юрик пытаются найти логику в считалочках и не находят. Найдут ли в жизни?

Сцена из спектакля «Книга всех вещей».
Фото — архив театра.

В «Книге всех вещей» (Томский ТЮЗ) Артем Устинов акцентирует внимание на теме религии, домашнего насилия и домостроевских скреп, убивающих детскую радость жизни. Яркий, цветной, рукотворный мир маленького Томаса, в котором воздушные шарики могут оказаться рыбками, старый чемодан с шубой — страшной собакой, а сама книга всех вещей написана на опавших с деревьев листьях, контрастирует со строго геометричным, серым, косным миром взрослых (художник Игорь Каневский). Нежное и открытое сознание мальчика не принимает жестокого бога, каким его представляет отец, такого бога, который заставляет выполнять бессмысленные правила, делает маму несчастной, запрещает радоваться и физически наказывает за шалости. Иисус Томаса всегда «в ресурсе» — в солнечных очках, с вечной улыбкой на лице и подписанным стаканчиком из «Старбакса», так же, как и сам Томас, непохожий на своего отца.

Сам факт необходимости разговоров о серьезном становится связующей мыслью между историями-зарисовками в спектакле «Где здесь я?» (Тверской ТЮЗ, режиссер Павел Макаров). Герои произведений мировых классиков легко переносятся на современных подростков, многого для этого не надо: музыка Билли Айлиш, современное поведение, сковывающее картонное платье и несколько деталей реквизита, из которых создается условный мир каждой истории. Очевидность, которая почему-то так и не решена: проблемы не меняются, дети так и вырастают с травмами просто потому, что взрослые боялись с ними разговаривать на сложные, «взрослые», запрещенные темы, такие как право на ошибку, комплекс отличника, насилие, секс. Спектакль говорит со зрителем прямо: будьте честны и откровенны со своими детьми. Только так и можно их спасти.

***

Пока реальность все больше переставала быть похожей на таковую и напоминала самый дикий арт-хаус, фестивальная жизнь тоже спасала, шла своим чередом, серьезно и не очень, но в целом весело и энергично. Как в сказке. Однако, что важно: контекст оставался контекстом, прямо или косвенно — о наболевшем.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога