Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

21 июля 2022

ВСЕ В САД

«Урожай». П. Пряжко.
Театр на Васильевском.
Режиссер Руслан Нанава, художник-сценограф Николай Слободяник.

Если непрофессиональный, то есть не работающий в театральной сфере зритель идет на премьеру по пьесе Павла Пряжко, он почти наверняка оказывается в некоторой сложной ситуации: то ли все же провести собственное исследование и узнать, что это за автор такой, как и о чем он пишет, то ли довериться титулам — лауреат «Золотой маски», хэдлайнер «новой драмы», один из лидеров современной русскоязычной драматургии. Можно и так, и так, но во втором случае риск остаться неудовлетворенным и/или не до конца понявшим содержание, увеличивается. Более того, в случае с «Урожаем» — премьерой, выпущенной новым главным режиссером театра на Васильевском Русланом Нанавой, — есть еще и риск почувствовать себя практически героем пьесы, и вряд ли это будет очень приятное переживание.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Если вкратце — Пряжко создает практически бессюжетные структуры, в которых диалоги выглядят стопроцентно бытовыми, но, помещенные в драматургическую рамку, обретают метафизические смыслы. Из ближайших референсов — театр абсурда Беккета, но на современный лад, в котором космизм драматургического события прикрыт околореалистическими обстоятельствами. Пряжко сохраняет дистанцию между собой и своими героями, что дает возможность не смотреть на них «сверху», характеризуя и оценивая. Поэтому даже самых неприятных персонажей, которые в жизни вызывали бы только отвращение, автор пишет, оставляя пространство и для сочувствия, и для узнавания. В итоге чувства, которые возникают после прочтения пьес беларуса, — не персонифицированные, это скорее реакции на срез эпохи, на обнажение особенностей наших современников. Но при этом автору посредством особенностей драматургического языка удается еще и сомкнуть актуальное произведение с экзистенциальными вопросами человечества, что и позволяет сохранить симпатию к его героям — хоть и по-своему, через неблизкие зачастую его читателям способы. Но персонажи Пряжко сталкиваются с такими же сложностями, как и все.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Режиссер Руслан Нанава пошел другим путем — еще перед премьерой в сети стали появляться анонсы, в которых отношение режиссера к героям пьесы, декларировалось недвусмысленно: «Герои спектакля блаженны в своем тотальном невежестве, — говорит Руслан Нанава. — Проблема этих людей изначально в их воспитании, культурном образовании. И изменить их сознание и мировоззрение мы не в силах».

Необязательно подозревать Нанаву в нелюбви к своим героям, достаточно того, что любви там оказалось недостаточно — и спектакль получился именно таким. Без любви. Четверо героев — красивые молодые люди, два парня и две девушки — помещены режиссером в первый ряд зрительного зала, прямо перед ними симфонический оркестр играет прекрасную музыку, дирижер в нескольких метрах, а они… правильно, обсуждают яблоки (золотые, надо сказать), урожай. Подчеркнуто роскошно, но при этом прекрасно одетые (и Николаю Слободянику, и Татьяне Анастасовой — обоим художникам браво!) герои выглядят, как золотая молодежь, пришедшая на светское культурное мероприятие (как тут не вспомнить фотографии с концертов musicAeterna в Московской филармонии), но совершенно не умеющая ни слушать, не воспринимать великую музыку. Они продолжают решать свои проблемы, комично перебегая с места на место на полусогнутых, и понятно, что в какой-то момент роли меняются — уже не музыканты и музыка оказываются в центре внимания, а те самые «невежественные» герои.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

В спектакле есть несколько очень удачных эпизодов — например, стилизация под немые комедии, в которых под бравурную музыку артисты гиперболизированно жестикулируют, а знание, что они говорят о том, что в ящике осталось одно помятое яблоко, делает эту ситуацию еще более смешной.

Красиво сделан финал. Вообще спектакль смотрится очень красиво. И даже может казаться смешным, но от Пряжко в нем остались только буквы — исчезла метафизика и даже очевидная вполне метафора яблока познания в райском саду размылась, осталось только «яблоко раздора».

Психологическая игра в условных обстоятельствах — прием популярный, но именно для комедии недостаточный, потому что исчерпывает себя довольно быстро. Иронизировать над поколением (а поскольку все артисты крайне молоды: и Иван Конкин, и Дарья Похило, и Даниил Харин, и Ксения Чекушкина — выпускники этого года, вопрос невежественности кажется адресованным именно поколению) — дело неблагодарное и обычно не театральное, как впрочем и возвышаться над своими героями. Тем более, что одно из ключевых событий пьесы — момент, когда, не справившись с починкой ящика, герои придумывают написать записку с предупреждением следующей смене, а после этого находят такие же записки на других ящиках. В спектакле этот эпизод сыгран в духе большей части спектакля — комедийно. Хотя, если оглянуться на мир, в котором мы сейчас живем, можно разглядеть и трагедию в этой славной традиции.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога