Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

19 декабря 2021

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО БОЛЬНЫМ МЕСТАМ

«Путеводитель по балету». Музыка П. И. Чайковского и Н. Хрущевой.
Пермский театр оперы и балета.
Музыкальный руководитель постановки и дирижер Артем Абашев, хореография Мариуса Петипа и Антона Пимонова, художник-постановщик Степан Лукьянов.

Большой балетной премьеры в Пермском оперном ждали больше трех лет — столько времени прошло после выпуска роскошной классической «Баядерки». За это время в театре и балетной труппе произошло много перемен, от ухода из жизни репетиторов и отъезда солистов до смены руководителей балетной труппы и директора театра. «Путеводитель по балету» явно был задуман как беспроигрышный козырь к 150-летию существования городской Оперы и презентация нового худрука балета Антона Пимонова.

Сцена из спектакля.
Фото — Андрей Чунтомов.

Пимонов — протеже ушедшего Алексея Мирошниченко, который возглавлял труппу больше десяти лет. В Пермь новый худрук приехал из Екатеринбурга, где три года работал заместителем Вячеслава Самодурова в Урал Балете. Но корни у него, как и у Мирошниченко, петербургские — из Вагановской академии и Мариинского театра. Для Перми, которая чувствует себя носительницей традиций петербургской школы и академического балета, это вопрос принципиальной важности. Для Пимонова город тоже не был совсем чужим — он уже сотрудничал с местным хореографическим училищем, которое считается кадровой базой театра. В то же время молодой, просвещенный хореограф ориентируется и в международных балетных процессах, в которые Пермь тоже хочет быть вовлечена.

Сама идея «Путеводителя по балету» рождена западным опытом, где любят и умеют придумывать просветительские постановки. Хотя в Перми она выглядит скорее вызовом: город считается второй после Петербурга балетной столицей России, здесь как нигде любой зритель знает, что такое пять позиций ног.

Но двухактный спектакль придуман нестандартно (автор сценария — Богдан Королёк, с которым Пимонов сотрудничал еще в Екатеринбурге). Его первая часть совершенно оригинальна — партитура написана петербургским композитором Настасьей Хрущёвой, а хореография полностью принадлежит Антону Пимонову. Это стремительный получасовой марш-бросок по истории балета, его основным жанрам, формам, терминологии. Вторая часть разворачивает теорию в театральную реальность — для этого выбран третий акт «Спящей красавицы» Петипа, которую саму принято называть энциклопедией классического балета. Еще несколько лет назад полная версия спектакля шла на пермской сцене, но он выглядел обветшавшим — и не только физически: в эпоху торжества визуальности неловко рисованным задникам, скромным пачкам и свалявшимся парикам сложно прикидываться двором Людовика XIV. Но миниатюрные размеры сцены, ее морально устаревшее техническое оборудование не позволяют мечтать о полноценной реализации балета-феерии. Считать же себя хранителем академических традиций, не проверяя их эталоном «Спящей красавицы», довольно проблематично.

Сцена из спектакля.
Фото — Гюнай Мусаева.

В умении представлять новые оригинальные постановки у Пермского театра сегодня в России соперников мало. И перед премьерой «Путеводителя» город и интернет были наполнены бело-красными афишами с графично нарисованными балетными фигурками. Когда открылся занавес, оказалось, что художники Электротеатра Станиславский — Степан Лукьянов (сценография) и Анастасия Нефедова (костюмы) — выбрали совсем иную цветовую гамму, голубовато-серебристую. Но эта часть спектакля, организованная состоящей из множества ячеек конструкцией Лукьянова, оказалась стройной и выдержанной в едином стиле. Хореограф и композитор в содружестве с художниками представили балет как гигантский завод, безостановочное производство, perpetuum mobile — или, на балетном языке, allegro vivace.

Переводу с этого языка и посвящена самая захватывающая часть спектакля. В ней король (подразумевается Людовик XIV, считающийся первым балетным танцовщиком) сам распоряжается действием. На примере пары ведущих солистов он лично руководит облегчением театрального костюма: под щелканье ножниц укорачиваются юбки, слетают фижмы, опадают локоны париков, уменьшается каблук, спадают камзол и корсет, — пока внешний вид танцовщиков не обретает современную лаконичность — трико, купальник, пуанты. Наконец балет приступает к танцам.

Здесь можно констатировать первое нарушение логики: ни каблуки, ни гигантские головные украшения не мешали самому Людовику виртуозно заносить ногу и восхищать публику россыпью рондов. Но — для зарубки: балет — искусство условное, не нужно ждать от него энциклопедических подробностей, а детали можно найти в премьерном буклете с подробными рисунками. На сцене историко-бытовой менуэт соскальзывает в танец гротеска — воплощение балетных сил зла, от него — возвращается в русло характерного — испанского, после которого следует очаровательный урок пантомимы, где каждый жест выразительно множится десятком рук кордебалета, уморительно прижимающихся к груди, взлетающих в любовной клятве и сжимающихся в кулаках ненависти. Здесь хореограф не всегда остается на том уровне профессионализма, к которому уже приучил, но вниманию не дает ослабеть общая несущая конструкция, собранная всеми постановщиками.

Сцена из спектакля.
Фото — Гюнай Мусаева.

Именно отсутствие этого единства шокирует во второй части спектакля — «бале сказок» из «Спящей красавицы». Пимонов выбрал для Перми советскую хореографическую редакцию Константина Сергеева, но скорректированную под гала-представление реконструкторской версии Сергея Вихарева с ее гигантскими шествиями и множеством персонажей забытых ныне сказок, не имеющих сольных номеров в дивертисменте. И все это подал в собственном репетиторском варианте. Возможно, эти метания дезориентировали остальную постановочную команду. Степан Лукьянов заполонил и без того крошечную сцену пышными колоннами, оставив на травянисто-зеленом заднике волноваться хрупкий дворец.

Воздух буквально пожирают спорящие между собой анилиновые малиново-синие кулисы и апельсиновые пагоды. На их фоне глаз просто отказывается фиксировать столь же кричащие пачки, камзолы, парики, грим Анастасии Нефедовой. Когда в вихревом темпе под управлением Артема Абашева звучит увертюра к третьему акту, кажется, что развеять чары Энди Уорхола способна музыка. Однако темп не снижается даже при появлении на сцене героев сказок в массивных костюмах, длинноногой свиты феи Сирени и даже принцессы Авроры и принца Дезире. Презрев всякую аристократическую вальяжность, они вынуждены буквально бежать, догоняя несущийся в темпе allegro vivace оркестр.

О красоте линий, стройности ансамблей, надежности техники речь не идет — пермская труппа сегодня юна, неопытна и не обладает способностью выдерживать сверхзвуковые перегрузки. Смена поколений, пандемия с несколькими карантинами, отсутствие регулярных спектаклей (в декабре, обычно самом напряженном месяце работы, у коллектива их всего пять) не позволяют набрать ту форму, которую принято ждать от Пермского балета. Поэтому горделивый парад, выставка достижений балетного хозяйства, которым всегда является финальный акт «Спящей красавицы», превращается в испытание на выносливость и характер. Когда — только в третьем составе! — на сцену выходят Булган Рэнцэндорж (принцесса Аврора), Елена Хватова (фея Сирени), Лариса Москаленко (фея Бриллиантов), спектакль все же выруливает к победной точке. Но она не затмевает понимания того, что Антону Пимонову досталось сложное хозяйство. Обязанности худрука ему в ближайшие годы придется совмещать с работой директора завода, завуча школы и завхоза. Тогда Пермский балет встретит 100-летие (его отметят через пять лет), не утратив своего имени.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога