Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

15 апреля 2022

«МАРШАК»: МИРОВАЯ ОПЕРА, ШОУ РОБОКОПОВ И РАСКОПКИ В ПЕСОЧНИЦЕ

В Воронеже завершился седьмой Детский театральный фестиваль «Маршак»

За девять фестивальных дней зрители увидели как общепризнанные всеми столичными смотрами постановки («Фотография, на которой меня нет» Ивана Пачина, «Лис Реасе» Юлии Каландаришвили, «Манюня» Рузанны Мовсесян), так и воронежские премьеры для семейного просмотра. Главное, что дает местным зрителям афиша из 19 названий, — возможность выбора на любой возраст, масштаб и жанр, а также объемное представление о том, как сегодня выглядит российский театр, расширенный в сторону детства.

Зрители фестиваля.
Фото — Андрей Парфенов.

Без фамилий Туминой, Пачина, Каландаришвили, Стружковой афиши детских фестивалей и лабораторий в России уже не представить, это ясно. Но «Маршак» смотрит шире: без предвзятости и профессиональной привередливости включает в программу Театр Терезы Дуровой, воронежский «Новый театр», Альметьевский драматический. И предлагает родителям поисследовать очень разные языки диалога ребенка с театром, разные дистанции воздействия в зависимости от возраста.

Как четырехлетний малыш на коленях у мамы переживает опыт почти бессобытийного, неспешного созерцания музыки и красоты, момент первого прикосновения к загадочному инструменту посреди леса в «Маленьком концерте для фортепьяно с медведем» (реж. Ксения Павлова). Или как воздействует на дошкольника «Маугли» не из советского мультика, а масштабное шоу роботов-трансформеров, с современной хореографией и воинствующими зонгами, в ритуальных масках словно из «Махабхараты» (реж. Вячеслав Игнатов и Мария Литвинова). Масштабная опера Мориса Равеля «Дитя и волшебство» (реж. Андрей Цветков-Толбин); синтез предметного, пластического, кукольного и теневого театра — «Крот, который мечтал увидеть солнце» (реж. Алексей Шульгач и Диана Разжевайкина); документальный театр на коробках про выживание в эпоху репрессий — «Сахарный ребенок» (реж. Полина Стружкова): фестиваль подробно дифференцировал события по жанрам и возрастам от 4 до 12 лет. И разнообразил основную программу творческими встречами с профессионалами, на которых дети с родителями мастерили театр теней, узнавали тайны профессии режиссера и премудрости образованного зрителя. Остановимся подробнее на спектаклях-открытиях «Маршака», не представленных ранее на других аналогичных фестивалях.

Сцена из спектакля «Букашки. Фантазия».
Фото — Андрей Парфенов.

«БУКАШКИ. ФАНТАЗИЯ», режиссёр Ольга Сидоркевич

Театриум на Серпуховке п/р Терезы Дуровой

Музыкально-пластический спектакль о жизни гусениц, муравьев, жуков и бабочек — тот редкий случай, когда зритель 40+ очаровывается им так же, как четырехлетки, для которых он создан. Разноцветные парики и костюмы из флиса делают спектакль похожим на мультик про Лунтика, а ужасно смешное щебетание букашек на своей выдуманной абракадабре роднит его с произведениями Чуковского.

Режиссер Ольга Сидоркевич, поставившая в Театре Терезы Дуровой около десяти спектаклей, не создает научпоп или бэби-среду. «Букашки» — изобретательно и подробно продуманная художественная вселенная: божьи коровки, стилизованные под японское анимэ, выступают с концертом колокольного перезвона; муравьи превращают транспортировку бревнышка в акробатический номер; бутоны цветов, шебурша пестиками и тычинками, раздумывают, запустить ли в себя гусеницу. В спектакле с первых секунд все живет и дышит, переливается солнечным светом и радугой. Компания букашек появляется из зала и сразу очаровывает многоголосицей, заключает под объемный купол акапельного пения. К нему позже добавляются битбокс, перкуссии, ритм. Артисты работают с полной отдачей, по стандартам качества взрослого спектакля, но не превращают его в цирковое шоу (что ожидаемо от данного театра). Сохраняют линию персонажа, насколько такая возможна в пластических этюдах, идут от партнера, отражают реакции зала. Интерактив здесь не аниматорский, а драматургически осмысленный, адресный, без односторонней эксплуатации взбудораженных детских ладошек. Достаточный ровно для того, чтобы дети чувствовали сопричастность чуду.

Сцена из спектакля «Букашки. Фантазия».
Фото — Андрей Парфенов.

Когда в ночь перед рождением бабочки из окуклившейся гусеницы — ее буквально укутывают, как младенца, и качают на ручках — во мраке сцены вспыхивают мириады светлячков и выстраиваются в разные созвездия, от искреннего «ах» не удерживается даже самый скептичный зритель. С рассветом бабочки на тростевом управлении распахивают огромные цветастые крылья и вылетают в зал, позволяя каждому малышу к ним прикоснуться. И история про букашек превращается в сюжет о сотворении и одухотворении мира.

«ТЕРРА», режиссёр Алмаз Садриев

Альметьевский театра драмы

Аскетичнее по форме, но чуть глубже по содержанию и точнее по настроенности на аудиторию оказался еще один спектакль об открытии и познании мира — Алмаза Садриева, одного из очень немногих режиссеров, целенаправленно занимающихся бэби-театром не как развлечением ребенка у мамы на коленках, а как приглашением к исследованию Вселенной. Спектакль в песочнице (буквально) на двоих артистов Садриев превращает в археологические раскопки культурных пластов цивилизации (Египет, Греция, Китай) и переводит этот процесс на детский язык, с предметной коммуникацией и бесконфликтной драматургией. «Находка!» — снова и снова звучит колокольчиком-призывом слово, и в россыпи песка обнаруживаются то странная голова Давида, то мумия фараона, а то и вовсе яйцо динозавра.

Сцена из спектакля «Терра».
Фото — Андрей Парфенов.

Путь познания идет от частного к общему, и из найденных в песке осколков глиняной тарелки может родиться бабочка, а может — сюжет о древних ацтеках. Главная прелесть спектакля — в непретенциозности факта искусства, зрелища, события. Все очень просто: платок с шеи артиста, четыре колышка — и вот уже китайский дракон парит над песочницей. В финале, кстати, зарыть «секретик» или заявить о собственной находке в песочнице приглашают всех зрителей. Созданная буквально из «тряпья и палок», «Терра» четко выполняет свою задачу: раскрывает тему сотворения мира невербальным способом, дает первый опыт пассивного созерцания, а затем и активного соучастия в спектакле. Такой театр одинаково интересен и маме, и ребенку, потому что ребенок и его реакция на каждый предмет взаимно интересны театру. Но, к сожалению, такая формула превращения человека в зрителя в российском театре редкость. Тогда как именно она служит органичным переходом от маленького «театра из маминой сумки» к большому театру с колоннами.

«БИТВЫ ПО СРЕДАМ», режиссёр Георгий Цнобиладзе

Воронежский ТЮЗ

Создавая эскиз в рамках лаборатории Воронежского ТЮЗа в феврале 2021, главный режиссёр ТЮЗа Саратовского вряд ли предполагал, что к марту 2022 за невинные титры на занавесе можно получить уголовный срок. Как не предполагал и американский писатель Гэри Шмидт, за повесть «Битвы по средам» в 2008 году отмеченный премией Ньюбери (аналог Нобелевки в детской литературе). История семиклассника Холлинга Вудвуда в Америке 60-х может и сегодня стать инструкцией по выживанию: как увлечь себя Шекспиром и первой любовью, пока твоя страна бомбит Вьетнам, а школьные учителя получают похоронки о своих мужьях.

Сцена из спектакля «Битвы по средам».
Фото — Андрей Парфенов.

Из лабораторного эскиза спектакль сохранил легкость и незатейливость сценографии: несколько деревянных ящиков превращаются то в школьные парты, то в полки купе, то в подмостки для театральных дебютов главного героя. Самое выразительное из постановочного — видеосценография. Титрами обозначаются сцены, места действия, имена героев — есть в этом что-то от уличного театра Брехта. Артисты взаимодействуют с проекциями, как с полноправными партнерами: отмахиваются от них, проваливаются в нарисованную раму или в глубину бабла (пузыри для реплик в комиксах). Да и в целом динамичный монтаж текста (инсценировка Ольги Варшавер), американские поп-хиты, приблизительный, чуть утрированный способ существования артистов роднят спектакль с комиксом. Почти карикатурные, в стиле pin-up, родители Холлинга, которым нет до сына никакого дела; сестра-хиппи с протестным плакатом; однообразно задиристые одноклассники — все они существуют в скетчевой манере, вызывая в зале смех, как в ситкоме, но не рождая эмпатии.

Темой «Битвы по средам» бьют в самый нерв сегодняшнего дня: как подростку сохранить нормальность своей жизни и не влиться в агрессивное большинство, когда твоя страна этой агрессией заражает мир. И это — важное событие в афише фестиваля и один из немногих спектаклей для старших школьников. Но формой, увы, «Битвы» теряются в перебивающих друг друга сюжетных линиях: и непонимание в семье, и травля в школе, и первая любовь, и крушение идеалов — все в спектакле лишь обозначено. В итоге жанр самодеятельного представления, который артисты имитируют в сцене театрального дебюта Холлинга (по средам злобная учительница заставляла его выучивать наизусть сцены из «Бури» и «Венецианского купца», а в итоге — сделала школьной звездой), невольно распространяется на весь спектакль Цнобиладзе.

Сцена из спектакля «Битвы по средам».
Фото — Андрей Парфенов.

После двух лет невстреч в офлайне со своим зрителем в этом году фестиваль пройдет аж два раза. Минувшая программа представила срез театра для детей за сезон 2020/2021, а уже осенью, в штатном режиме, пройдет смотр 2022 года. Отрадно, что после нескольких лет стороннего и не самого удачного руководства «Маршак» вернули дирекции Платоновского фестиваля искусств, а это — гарантия театра хорошего вкуса без скидки на возраст.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога