Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

12 октября 2021

ДЕМАГОГИЧЕСКАЯ ПОЭМА

«Бешеный хворост». О. Маслов.
Московский театр «Школа современной пьесы» в рамках XXXI Международного театрального фестиваля «Балтийский дом».
Режиссер и сценограф Иосиф Райхельгауз, художник по костюмам Виктория Севрюкова.

На ковер к директору вызвали десятиклассника: он, ученик самого престижного в городе лицея, был задержан полицией на митинге. С ним был еще один, кого полиция упустила. Директору важно знать его имя, чтобы наутро представить фамилии нарушителей властям. Иначе — крест на ее карьере, а директриса метит в региональные министры… Таков зачин спектакля «Бешеный хворост», премьера которого прошла на сцене «Школы современной пьесы».

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Режиссер Иосиф Райхельгауз ухватился на свеженаписанную Олегом Масловым драму с большим энтузиазмом. Оно и понятно: материал роскошный. Яркие диалоги, много юмора, подлинных страстей и неожиданных ходов, интрига не отпускает все полтора часа сценического действия. А главное — перед нами та самая художественно осмысленная современность, с которой все мы сталкиваемся то и дело: педагогический буллинг, «неуставные» связи между учителями и учениками, ненормальная феминизация средней школы…

Каждый новый эпизод — как поворот ключа в неисправном замке: вот сейчас он расколется, сейчас мы его дожмем… Ан нет! Заодно каждый поворот приоткрывает новую грань социальных отношений и психологических характеристик, но до конца дверцу сюжета не отворяет. Зато отлично показывает, как работает механизм воздействия на юные души.

Вот директриса в блистательном исполнении Татьяны Васильевой. Она не только виртуозно владеет всеми приемами демагогического давления (запугивание, лесть, подкуп, шантаж), но до тонкостей знает, что и когда пустить в ход. При этом никогда не перегнет палку, не даст волю эмоциям, четко оставаясь в правовых границах. Однако перед нами — вовсе не бездушная машина, а живая женская душа, изуродованная одиночеством и необходимостью всегда быть «самой умной».

Совсем иной образ создает великолепная Джульетта Геринг: ее завуч — темпераментная особа, всегда готовая сорваться в истерику. Она со страстью недолюбленной женщины отдается всему, за что принимается: выбиванию признаний, подхалимажу по отношению к начальству, защите своего балованного сыночка…

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Не так прост и «герой дня» — Андрей Филиппов в исполнении Рузиля Минекаева может показаться этаким «невольником чести»: чем бы его ни прельщали, он не сдает своего товарища. Но на поверку перед нами скорее Иванушка-дурачок из русских сказок — он и соблазнительные для себя блага умудряется получить, и заветное имя утаить. При этом не брезгуя возможностью оболгать неприятного ему одноклассника. Как говорится, и пиццу съел, и уйти успел.

По сути дела, в незамысловатой этой школьной истории можно увидеть сюжет про трех парок, богинь судьбы, которые ткут герою будущее. Разве не такими являются для всех нас школьные учителя? Парки от парты зачастую становятся важнейшими двигателями наших жизней. И не вина, а беда школы, что ткать судьбы взрослеющим мальчикам вынуждены, как правило, женщины с неудавшейся личной судьбой. Лишь один педагог-мужчина упоминается в пьесе, но на сцене мы его так и не увидим: самые главные события лицейской жизни происходят без него.

Можно прочесть этот спектакль и как историю столкновения двух систем. Одна — та, в которой существуют старшеклассники: с наивной жаждой тотальной правды, с правилами никогда не сдавать своих, с правом на собственное мнение, сколь опасным оно ни казалось бы взрослым. Другая — система верного служения принятой иерархии. Служения без страха и упрека, на совесть. Ну и не без выгоды для себя…

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Сценографии в спектакле по сути нет: перед зрителями — дорожка, на которой топчется вызванный «на ковер» Андрей Филиппов, да окно с цветочными горшками, из-за которого временами доносится гул улицы. В противовес ему — заповедный сейф в кабинете директора, откуда по ходу действия извлекаются самые неожиданные вещи…

Герои спектакля мечутся в этом пространстве, то и дела запрыгивая на зрительские ряды — и это не случайный «выплеск эмоций». Понятно, что такими внедрениями в публику авторы постановки подчеркивают: все, что происходит сейчас на сцене, вполне возможно, творится и в вашей жизни.

А при чем здесь «бешеный хворост»? Это — народное название рододендрона. Кустарник семейства вересковых обладает притягательным ароматом, но сок его ядовит. Рододендрон в горшке дарит директрисе, любительнице комнатных растений, одна из завучей. Любоваться со стороны токсичными персонажами, окружающими вас в жизни, или бежать от них как можно скорее? А вот на этот вопрос каждый отвечает сам.

Комментарии (1)

  1. Елена Вольгуст

    С утверждением «материал роскошный, много подлинных страстей, интрига не отпускает» – согласиться трудно.
    Пьеса цепляет несколькими начальными репликами. Чем дольше слышишь текст, тем больше он превращается в ходульную вату.
    Реплики – в основном в лексике лозунг ординарный. Или они – бытовой расхожести, уж очень расхожей. Наверное, это вовсе не беда.
    Но тогда действие должно нас держать, не отпускать.
    А не отпускает нас исключительно актриса Татьяна Васильева. Ну, вот так она создана – интересной/талантливой собой заполнять, обращать в смысл провисы, словесные банальности, режиссерскую простинку вкупе со сценографической скромностью.
    Подлинных страстей с сцене соблазнения учительницей (В. Ланская) ученика (А.Филиппов) – ноль. Действие происходит в условной учительской с незапертой дверью. Она буднично говорит ученику пару-тройку фраз на тему сексуальных юношеских желаний, он быстро, но вяло соглашается. Спускает штаны. Актерская возня на подоконнике не вызывает никаких чувств, кроме неловкости. После полового акта герои также взволнованны минимально. Когда как ситуация – экстремальная, кричащая.
    Взаправдашняя острота, а то решётки по факту посещения митингов остаются за кадром. В жизни. Здесь же, увы, не боязно, не страшно. Не тепло и не холодно. Да, еще раз: Васильеву не забыть. Как, впрочем, всегда))

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога