Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

31 марта 2011

СВЕРДЛОВСКАЯ МУЗКОМЕДИЯ

С 1 по 7 апреля 2011 года на сцене Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии состоятся гастроли одного из лучших театров жанра оперетты — Свердловского театра музыкальной комедии

По поводу гастролей Свердловского театра музыкальной комедии хочется как-то по-старинному воскликнуть: «Спешите видеть!». Во-первых, сегодня большие гастроли музыкального театра — редкость. Это вам не чес. Это серьезное дело, программное, с глубокой и длительной подготовкой, и к тому же весьма затратное. Недельные гастроли в северной столице — творческий отчет, проверка самих себя на эстетическое соответствие (известно, что зритель у нас непростой и требовательный).

Во-вторых, Свердловская музкомедия — знаменитый театр, с прочной традицией лидерства в своем деле. Таковым он и сейчас является. Здесь всегда работали любимцы публики, одно появление которых способно вызвать аплодисменты.

В-третьих, Свердловская музкомедия — режиссерский театр, что для легкого жанра нетипично. Ясно, что в этом залог его «нетрадиционной ориентации» (извините за каламбур в духе жанра). Просто вы не увидите спектаклей, где штамп на штампе и бессмыслица с пошлостью вперемежку. К нам едет театр высокой музыкальной и театральной культуры.

Если перестать, наконец, считать, то перечень достоинств Свердовской музкомедии все равно не уменьшится, разве что не будет пронумерован. А именно: театр везет к нам абсолютно новый репертуар. Это мюзиклы — то, что сегодня продвигает жанр как таковой. Поэтому в каждом спектакле высока доля эксперимента и в выборе тем, и в выборе решения сцены.

Свердловский театр музыкальной комедии представит петербургским зрителям reality-мюзикл «www.Силиконовая дура.net» (две премии «Золотая маска» 2008 г.) и гоголь—моголь «Мертвые души» Александра Пантыкина, музыкальные хроники времен Империи «Екатерина Великая» Сергея Дрезнина (две премии «Золотая маска» 2009 г., режиссер-постановщик спектакля — Нина Чусова), а также семейный мюзикл «Кошка» Владимира Баскина — космическая история по мотивам притчи Редьярда Киплинга и пьесы Нонны Слепаковой «Кошка, которая гуляла сама по себе».

Спектакли динамичные и, одновременно, лирические — в них нет агрессии средств, они интеллигентны. Это вообще интеллигентный театр. Петербургу должен понравиться. И еще: это театр, который не боится критики, ибо относится к ней серьезно — так приучен. Здесь часто проходят обсуждения спектаклей, здесь размышляют о жанре, о его будущем… Вот и у нас 7 апреля будет проведен круглый стол, посвященный авторскому мюзиклу. Словом, любители оперетты и мюзикла, приходите на спектакли в питерскую музкомедию, приходите поразмышлять о мюзикле в СТД. Будет интересно.

Комментарии 8 комментариев

  1. Татьяна

    Скажите, пожалуйста, а приглашение любителей (не профессионалов) оперетты и мюзикла в СТД на круглый стол — не розыгрыш? Реально можно придти человеку со стороны?

  2. Редакция

    Организаторы подтвердили, что на круглый стол вход свободный.

  3. Забурдяева Надежда

    В первый день своих гастролей Свердловский театр музыкальной комедии порадовал зрителя Музыкальной хроникой времен Империи «Екатерина Великая». Спектакль поражает своим размахом, который чувствуется во всем: в сюжете — охватывающем все годы царствования Екатерины II; в музыке — сочетающей в себе и классические формы, и фольклор, и современные эстрадные жанры; в декорационном оформлении — детально проработанном, сочетающем хрупкость и изыск барочных орнаментов и монументальность и простоту широких лестниц и литых колоколов. В спектакле время просвечивает и перемешивается — перед зрителем предстает две Екатерины: юная неопытная Фике (Мария Виненкова) и Великая Императрица уже в конце своего царственного пути (Нина Шамбер).

    Они не просто существуют параллельно: они помогают друг другу советом, а порой и резко критикуют друг друга. Спектакль поделен на две части. В первой — перед зрителем разворачивается история становления Екатерины, история разочарований и потерь. Словно ожившие картины прошлого, чьи-то воспоминания (возможно, самой стареющей Императрицы) проступают сквозь пелену проекции — вот, первая встреча молодой немецкой принцессы с Россией … Фике не в силах обуздать свой восторг с широко раскинутыми руками кружится и смеется, — «В этом мире нет ни горести, ни бед»… Вот, первая встреча с царственным женихом … Фике весело поет, пританцовывая, известную немецкую песенку про зиму, с радостью разделяя забавы будущего мужа. Вот, первая молитва… первое откровение, что за власть нужно платить дорогую цену — цену собственного счастья. Но для Фике власть — это единственная возможность обрести столь желанную свободу.
    В первой части, как во всякой мелодраме — пусть и исторической — важное место занимает любовная история молодой Екатерины и Григория Орлова. Именно благодаря его совету Екатерина избегает ареста, именно он возводит ее на престол. В финале первой части перед нами предстает Новая Екатерина — причем и в прямом, и переносном смысле. Беззащитная, нерешительная Фике окончательно преображается в
    Великую Императрицу — решительный взгляд, величественная осанка, лаконичная жестикуляция — воплощение достоинства и железной воли. Для «закрепления эффекта» Фике — Виненкову, сменяет Екатерина Великая — Шамбер.

    На этом спектакль, казалось бы можно было закончить, — тайна преобразования принцессы Фике в императрицу Екатерину раскрыта, зло в лице императрицы Елизаветы повержено, любовь торжествует, а дальше всех ждет светлое будущее… как и положено по жанру мелодрамы. Но авторы спектакля решили пойти дальше…

    Во второй части нам «галопом по Европам» рассказывают о тридцати с лишним годах правления Екатерины Великой — о турецкой войне, потемкинских деревнях, пугачёвском восстании — но все как-то вскользь, как бы между прочим. На первый план выходит история о бесконечных фаворитах императрицы. Здесь величественная Екатерина придается разврату так же, как ее блудливый и всеми презираемый муж в первой части. Она также притесняет и оскорбляет своего сына Павла I, как некогда в первой части ее притесняла и оскорбляла Императрица Елизавета — даже в музыке тема страдающей Екатерины из первой части во второй переходит к Петру. Происходит последовательное развенчание образа Великой Императрицы, который столь трепетно выстраивали в первой части.

    В финале перед нами утомленная, разочарованная, тяжело хромающая стареющая женщина — лишь оболочка от некогда Великой Екатерины. «Какое вы имеете право меня судить?», — отчаянно кричит она в зал, словно обороняясь от осуждающих взглядов. Справедливый вопрос, но его, скорее все, следует адресовать не к зрителю, а к авторам спектакля, тем более если этот «суд» нарушает и композицию спектакля и целостность произведения.

  4. Анисья М

    Свердловский театр показал в северной столице спектакль «Кошка», предназначенный для детской аудитории. Так же стоит отметить и то, что проходил он в рамках всероссийского фестиваля «Арлекин».

    Данный спектакль, как было сказано ранее, рассчитан на молодую аудиторию. Хотя возраст детей может быть, колеблется от совсем маленьких до подростков. Темы затрагиваются актуальные для всех поколений маленьких зрителей: миф о кошке, которая гуляет сама по себе, заинтересовывает и малышей и взрослых.

    Место действия — Вселенная: на сцене расположены то ли кактусы, то ли юрты, то ли скалы, да это и не важно, ведь вопросы, затрагивающиеся в спектакле, не имеют географических границ.

    Спорные эмоции вызывает режиссерская трактовка образов героев-животных: совершенно узнаваем, к примеру, шакал. Это то ли нарик, то ли репер, хотя не думаю, что детям придут в голову такие мысли (уж, по крайней мере не хотелось бы думать, что современные дети настолько развращены). Зал принимает этот режиссерский ход хорошо, но многие недоуменно переглядываются — непривычна такая натуралистичность детскому театру.

    Кошка — главный виновник события, вылитая царица Нефертити, которая временами раздражает своей излишней манерностью и скульптурными позами. Другие звери — как звери с бутафорскими головами, а она в изящной золотой тунике с золотым венцом — изображением кошки на голове. Она — царица всех зверей, не исключая даже тигра, который до этого себя с ней отказывался ассоциировать.

    Основная тема спектакля — приручение непокорной кошки. Все отношения строятся по принципу взаимовыручки, спектакль призван научить маленьких зрителей основному социальному правилу — взаимопомощи. Мир строится на балансе, а нарушать этот баланс не следует.

  5. Светлана Щагина

    Да ну. Детей в «Кошке» заинтересует вовсе не история (она здесь довольно невнятная, удаленная от Киплинга в графоманию — все из-за песен со скучными текстами и т. н. музыки, тоже лишенной оригинальности), а костюмы. Дети любят, когда блеск и стразы, это общеизвестно. А здесь все в золоте. Особенно Кошка. Как принцесса.

    Ну а насчет музыки в этом мюзикле — отдельный разговор. Интересно, как композитору удалось сочинить «Кошку» без единой запоминающейся мелодии? Может быть, расчет на то, что современные дети растут совсем без претензий, мол, привыкли к халтуре по радио и ТВ? Но это не так. И сейчас полно интересной музыки. Видно, композитор не особо мучился, решил — так сойдет.

    Мне кажется, ставить спектакль (и к тому же адресовать его детям), в котором нет ни одного хита, ни одной песни, которую можно полюбить и запомнить, просто неприлично. Тоска. Спасают только костюмы. Встречайте «Кошку» по одежке. Так все дети и делали.

  6. Анисья М

    О спектакле «Силиконовая дура»:

    Как только входишь в зал, приковывает внимание необычный занавес. Выполненный в стиле близкому к коллажу, какого-нибудь сайта знакомств, фотографии выровнены строго по сетке. Кажется, что на этом занавесе размещены фотографии каждого члена огромной театрально труппы. Этот занавес сразу задает общую концепцию спектакля, становится без слов понятно — будет что-то про виртуальный мир. Так оно и есть. Мы видим разнополых молодых людей, усиленно переписывающихся друг с другом о любви.

    Вначале сразу же задается тема «Герой нашего времени», и в принципе, так оно и есть, ныне все герои сидят дома в виртуальном мире, где они буквально живут, ссорятся, мирятся, любят, и становится даже немного страшно за дальнейшее поколение. Ведь сидя перед компьютером мы пропускаем многое, что могли бы испытать в реальной жизни.

    Главный герой, молодой человек по имени Митя, имеет так же и еще свой собственный виртуальный мир, где он очень удобно складирует все своим планы и мечты, ничего особо не предпринимая, для того чтобы его мечты наконец-то обрели реальную жизнь.

    Параллельно виртуальному миру, развивается мир живой, тоже, безусловно, со своими многочисленными минусами и интригами. Где люди в основной своей массе пытаются осуществить свои пристрастия за счет других, когда им приходится обманывать себя и окружающих, и подставлять тем самым ничем неповинных людей . Уж очень сильно одна из преподавательниц напоминает известную всем Гурмыжскую, в момент, когда она восклицает непонятливому ученику: «Для тебя, дурачок!», и опять же становится все ясно.

    Безумно режет восприятие момент, когда Нора пытается выброситься из окна, но Митя ей не дает этого сделать, на мой взгляд, все это выглядит очень дешево и банально, но с другой стороны может, кто-то это и любит.
    Тем не менее, спектакль достаточно актуален для молодого поколения. Несмотря на все свои минусы, темы спектакля очень полезны и интересны, их стоит взять себе на заметку.

  7. Журавлёва С.

    Об «Екатерине Великой». Авторы попытались соединить несоединимое – язвительную сатиру и драму. Причём оба жанра здесь связаны с политикой. С одной стороны проникновенное «Отче наш», страдания принцессы Фике, её мужа и сына, объединённые лейтмотивом «зимнего дворца», «в котором никогда не согреться», С другой стороны, Суворов, читающий реп, карикатурный Пугачёв в овчинном тулупчике, придворные дамочки, танцующие канкан, фавориты-воры. В роскошных костюмах, интересных декорациях и с кинопроекциями.

    Думаю, жанровые противоречия – самый серьёзный недостаток спектакля. Острая ирония на тему отсутствия праведной власти в России мешает всерьёз сопереживать Екатерине, а её история заставляет сочувствовать положению царицы, вынужденной идти на жертвы среди своего народа ради его же блага. Поэтому и нельзя её судить.

    Попытка показать в спектакле противоположные стороны исторического процесса определённо заслуживает внимания.

    Кроме того, постановка создана с любовью и уважением к Екатерине Великой и русскому народу, что в наше время немаловажно.

    О «Кошке». Пожалуй, музыкально действительно самая слабая постановка из всех привезённых Свердловским театром. Хотя, как ни странно, и от неё в голове засела одна интонация, которая уже который день всплывает в памяти время от времени.

    Не согласна, что в этом спектакле привлекают только костюмы. Всё-таки неплохо играют актёры, и там есть драматургия и ясная мысль, а также доброе отношение к миру и к людям, что необходимо для детского спектакля. И идея, опять же чиста и светла.

    О «Мёртвых душах». Сложный спектакль. И подлинный венец всех гастролей. Музыка Александра Пантыкина не хуже, чем в «Силиконовой дуре».

    Слышала, что кому-то понравился только один акт. Либо первый, либо второй. Я сама, пока не прочитала программку, немного путалась в режиссуре.

    Авторы спектакля открыли глубокий, неизведанный слой гоголевских произведений. Замечательно была передана «чертовщина». И оказалась здесь как нельзя к месту.

    Идея спектакля, как я думаю, заключается в том, что мёртвые души – не погибшие крестьяне, а некоторые жители губернии N., плуты, один хуже другого. Хлестаков – чёрный человек, тень. Чичиков – его новый слуга и ученик.
    Губернатор, продавший дочь-фальшивомонетчицу, слуга-иуда, продавший хозяина, помещики, продавшие души…
    В таком окружении возникает вопрос Селивана, окружённого живыми душами: Русь-тройка, куда несёшься ты? Куда ты несёшься?

    Глубокие мысли в художественном исполнении. Но причём тут Гоголь? Не умаляется ли сила воздействия оттого, что зритель занят разгадкой «интеллектуальной мистификации»? Пока публика занята приделыванием носа Николая Васильевича к ушам Фёдора Михайловича и наоборот, не затуманивается ли смысл? Пока театровед разбирается является ли шашечная доска второй сценической площадкой и в какие моменты это происходит, не теряет ли он толику ауры спектакля? Пока книгочей пытается понять, как образ Тени-Хлестакова, соотносится с многими другими образами мировой литературы, не теряет ли он из виду что-то важное? Как в «Силиконовой дуре», что-то ещё?

    Масштабную мысль, выраженную сложным языком, трудно воспринять. Поэтому спектакль «Мёртвые души» нельзя понять с первого взгляда. Нужно прочитать программку и досмотреть оба акта до конца.

    И тогда в финале, когда артисты выйдут на поклон можно будет заливаясь смехом и слезами, восторженно аплодировать замечательной режиссуре, прекрасной музыке, искромётному юмору и всему Свердловскому театру в целом. И шептать, и говорить, и восклицать, и кричать: «Приезжайте ещё!»

  8. Журавлева Софья

    Спор по поводу «Силиконововой дуры» на искусствоведческом факультете. Участвуют Старцева, Младодум, Правдорубов, Мыслина.

    Старцева: Омерзительно! Смотришь телевизор – ничего хорошего, приходишь в театр – то же самое.

    Правдорубов: Точно подмечено.

    Младодум: У меня в школе не было таких учителей, которые показаны в данном спектакле. Была, конечно, Мария Васильевна – её весь класс ненавидел, но была и Людмила Николаевна, для которой мы обычно делали домашние задания и которой мы всегда цветы носили.

    Мыслина: У меня в школе дурных учителей тоже не было, но это не значит, что их нет нигде. А статистику и в моей школе подчищали.

    Старцева: А дети? Какой ужасный пример подаётся молодёжи! «Делай что хочешь!» — это что?!

    Мыслина: Одна из точек зрения.

    Правдорубов: Но почему тут многие подростки нарисованы одной краской?

    Мыслина: Разве?

    Правдорубов: Тот наркоман, этот мажор, эта стриптизёрша. Моими одноклассниками были разные люди, но у каждого был богатый внутренний мир: кто-то писал, кто-то в футбол играл, а кто-то пластмассовых божьих коровок коллекционировал, — хоть что-то.

    Младодум: Ха-ха-ха! Божьих коровок, ха-ха-ха! Вы видно, в гимназии учились. У меня в классе почти все матерились, пили во дворах пиво и обжимались по подъездам, а некоторые и травку нюхали. По непроверенным данным.

    Старцева: Вот именно. Давайте это ещё на сцене покажем. Мало нам сериала «Школа» — пусть народ ещё полюбуется.

    Младодум: Вы смотрели?

    Старцева: Одну серию видела. И поняла, что это не для меня.

    Правдорубов: И кому всё это нужно? Люди, показанные здесь, таких сериалов не смотрят, в театр не ходят, а если случайно и попадают туда, то ни о чём не задумываются.

    Младодум: Верно.

    Мыслина: А такие,как Нора и Митя? А родители, а учителя? А те, которые в жизни, кроме силикона ничего не видели, но ещё способны воспринимать?

    Старцева: Учителя вечером после работы отправятся в театр? Как раз лучшая их часть и придёт – и что они там увидят?

    Мыслина: Определённый срез общества. Я могу согласиться, что определение жанра в данном случае спорно. Это не reality-мюзикл,а мюзикл-паноптикум.

    Старцева: Суть данного действа это мало изменит. Для детей оно непонятно, для молодёжи опасно, а для взрослых болезненно.

    Мыслина: Хорошо. Давайте по фактам. Что вы скажете о режиссуре?

    Правдорубов: В кои-то веки не режет глаз. Всё ясно и понятно.

    Старцева: Остроумно задумано. И эти выезжающие с двух сторон кресла и светящийся подиум, и занавес с надписями и фотографиями. И логично.

    Младодум: Стильно. Атмосферно. Функционально. Я только не понял, что это за люди с зонтиками в серебряных одеждах – бегущие килобайты или дождевые капли?

    Мыслина: А артисты?

    Старцева: Хорошо пели, как и на предыдущих спектаклях.

    Правдорубов: И звукооператорского брака я не заметил, в отличие от «Екатерины…» и «Кошки».

    Младодум: И на подростков все были похожи.

    Мыслина: Музыка?

    Правдорубов: Неожиданно на выходе из театра обнаружил, что в голове засело несколько интонаций из спектакля. После «Кошки» я в целом, ничего не мог вспомнить. От «Екатерины Великой» одна тема осталась. Прогресс!

    Старцева: Не Эндрю Ллойд Вебер, но слушать можно. И даже приятно, в отличие от «Милого друга».

    Младодум: А меня так басы проняли! Я сидел на балконе – голова трещала! Вот она – длина волны!
    Если честно, по музыке это пока что лучший спектакль из привезённых Свердловским театром музыкальной комедии. И сценически пожалуй,тоже.

    Правдорубов: А вы помните пародию на оперу и оперетту? Со вкусом сделаны.

    Мыслина : Да, со вкусом. И к месту. А вы помните лейтмотивы? Как сквозной темой проходит песня о деревьях, как обрисованы буйные выпускники, «оцифрованные» учителя-статисты?

    Старцева: То-то и оно, что статисты. Учителя противопоставлены детям, которые тоже не идеальны, вы понимаете?

    Правдорубов: А родителей вообще только двое: мать недалёка, и отец – подлец. Это нормально?

    Мыслина: В этом и суть.

    Младодум: Хорошо там ЕГЭ дурацкий продёрнули…

    Правдорубов: Зачем, зачем было показывать на сцене то, что можно увидеть в любых новостях? Зачем петь о том, что страшно рожать и смотреть в дверной глазок, если все итак чувствуют, что в наше время жизнь тяжела и сурова? Неужели кому-нибудь от этого станет легче?
    И ведь не дано никакого выхода! Природа отринута…

    Мыслина: А любовь– разве не выход? Всё-таки Митя и Нора «сделали шаг в реальность» — оторвались от компьютеров и повернулись к друг другу.

    Правдорубов: Они остались одни. После того, как было громко пропето, что «МИР НЕАДЕКВАТЕН».

    Мыслина: А мир адекватен?

    Старцева: Конечно, нет, если на сцену выпускают таких героев.

    Младодум: Конечно неадекватен, если эти герои реальны.

    Правдорубов: Конечно, нет, если главный положительный персонаж большую часть действия не решается что-либо сделать!

    Мыслина: Конечно, мир неадекватен, если актриса, выразившая эту мысль, получает огромное количество аплодисментов.
    Но смотрите – кто-то, например мы с вами, задумался о том, что кроме силикона существует что-то ещё? Кого-то постановка тронула? Значит, хороший спектакль, а?

    Младодум: Эх, в Екатеринбурге счастливые люди – они имеют возможность регулярно посещать ТАКОЙ театр!

    Правдорубов: Побольше бы рекламы ему.

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога