Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

27 ноября 2023

ОТЧЕГО ПРОИСХОДИТ ТЬМА

«Цахес». Э. Т. А. Гофман.
Молодежный театр (Краснодар).
Режиссер Артем Устинов, художник Оганес Айрапетян.

В городе Светлогорске, что под Калининградом, стоит памятник Гофману, уроженцу этих мест (скульптура Сергея Усачева). Немецкий романтик явлен двуликим. С одной стороны — серьезный чиновник в сюртуке; с другой — из того же постамента вырывается обнаженный, то ли хохочущий, то ли рыдающий человек — вторая ипостась Гофмана, композитора, винопийцы и сказочника. Двоемирие как оно есть.

Сцена из спектакля.
Фото — Алексей Петров.

Гофман считал, что человечеству угрожает победа скучного Просвещения, призывал искать в себе поэта и завоевывать волшебный мир — будь то Атлантида (как в «Золотом горшке») или кукольное царство (как в «Щелкунчике»). В повести «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер» волшебников обижали и притесняли земные князья, но главный герой — студент Бальтазар, победив омерзительного выскочку Цахеса, обретал со своей возлюбленной заслуженное — отчасти магическое — счастье.

Современный сказочник, режиссер Артем Устинов трактует романтический миф — с двухсотлетнего расстояния — с горькой иронией. Двоемирие существует, но так ли оно прекрасно?

Важная характеристика романтизма — фрагментарность: мир чудесен и мозаичен. Сценография Оганеса Айрапетяна воссоздает обрывочное пространство: за сценой-подиумом — вертикальный кусок стены, на ней — огромное надтреснутое зеркало, по бокам — металлические ажурные столбы с проводами, обнаженные строительные леса реальности.

Мир здесь действительно устроен неявно, зыбко. В самом начале об этом говорит меланхоличный профессор Мош Терпин (замечательная работа Александра Техановича). Выходя перед залом, как перед студенческой аудиторией, он задает тему нынешней актуальной лекции: отчего происходит тьма.

Сцена из спектакля.
Фото — Алексей Петров.

Тьма — визуальный лейтмотив постановки. Действие воспринимается как освещенное лучами света, скользящими в темноте (художник по свету Денис Солнцев). При всем разнообразии цвето-световой партитуры превалируют три тона: черный, белый и красный. Черно-белые — одежды и прически: все герои в фантазийных асимметричных костюмах с намеком на XVIII век (ах, эти монохромные объемные парики).

А красный — знак волшебства. Красным светится корзина с неудалым младенцем-Цахесом. Алыми становятся его магические волосы, расчесываемые феей. Однако природа чуда трактуется режиссером более жестко, нежели у Гофмана.

В сказке немецкого романтика волшебники — посланцы лучшего, поэтического мира; вот только фея, опекая Цахеса, несколько заигралась; в итоге происходит магическая дуэль, и добрый волшебник побеждает взбалмошную колдунью.

Не то у Артема Устинова. Здесь и маг Проспер Альпанус (Евгений Парафилов), и фея Розабельверде (Людмила Дорошева) — лица под черными очками очерчены фантазийным макияжем — одного поля ягоды, могучие и безжалостные политтехнологи, которые стоят друг друга. Дуэли не будет.

У Гофмана фея расчесывает волосы маленького уродца, и все окружающие уверяются в его бесконечных достоинствах. В спектакле найдена красивая и жуткая метафора: фея, а затем и Цахес сажают на окружающих красных бабочек. Эти жутковатые знаки морока, сначала единичные, потом покрывают людей все больше: бабочки на глазах, бабочки на устах, — все превозносят Цахеса, хотя он страшен и косноязычен! Неподвластны этой магии совсем немногие — в основном те, у кого этот «ведьменыш» отбирает заслуги.

Сцена из спектакля.
Фото — Алексей Петров.

Но у Гофмана Цахесу противостоят честный поэт-студент Бальтазар и справедливый маг. У Устинова же природа волшебства не идеализирована: Бальтазар (отличная работа Полины Шипулиной) — наивный юноша, с которым Проспер Альпанус творит ничуть не более светлую магию. Он буквально управляет бедным студентом, как марионеткой, — так же, как и фея Цахесом.

И у феи есть новая мотивация. Она помогает карлику не только по доброте душевной (как у Гофмана), она мстит «просвещенному» княжеству за разрушение волшебного мира. «А в чем смысл? Поработить людей слепой любовью к маленькому негодяю?» — «Они это заслужили!»

Так на смену романтическому двоемирию будничности и поэзии в спектакле приходит другое двоемирие: мир обычных внушаемых людей — и реальность надмирных серых кардиналов. Они и правда умеют колдовать: так, маг одним жестом обращает веселого Фабиана (Виктория Кузнецова) в собаку.

Но само наличие магии означает, что реальность для обычных людей бесконечно искажена и, кажется, непознаваема. Люди — марионетки, что отражено во всем спектакле: в их полукукольных лицах, одежде, в движениях и интонациях.

А. Киселев (Цахес).
Фото — Алексей Петров.

Недаром Бальтазар читает стихотворение Хармса о призрачности вещей:

Это есть Это.
То есть То.
Все либо то, либо не то.
Что не то и не это, то не это и не то.
Что-то и это, то и себе Само.
Что себе Само, то может быть то,
да не это, либо это, да не то…

Наконец, Цахес. Креатура феи, гадкий, страшный человечек, магически присваивающий себе заслуги и собственность окружающих: от стихов Бальтазара до его возлюбленной. Роль карлика разделена между двумя артистами.

В первом акте маленького, мяукающего, противоестественно двигающегося персонажа виртуозно играет Ульяна Запольских. У Цахеса редкие красные волосы-нити, а вместо лица — бинтованная белая маска с маленькими прорезями-глазками. Инфернально выглядит этот герой, когда актриса надевает маску на затылок и движется задом наперед, обнимая фею-благодетельницу и униженно ползя за ней. Постепенно Цахес мимикрирует под человека: надевает черный костюм, мяуканье становится почти членораздельной речью, герой выучивается ходить (или это и в зрительный зал прилетели красные бабочки-манипуляторы?).

Сцена из спектакля.
Фото — Ирина Ших.

Во втором акте Цахес-Циннобер уже рослый, в мундире и при ордене «зелено-пятнистого тигра с двадцатью пуговицами» — но в той же маске; играет его статный Александр Киселев. Здесь режиссер вполне ожидаемо добавляет элемент сочувствия, аллюзию к истории о Франкенштейне: ставленник феи оказывается живым, умеет любить, бьется в неказистом теле и готов к бунту. Но какой бунт, если ты марионетка и карлик?..

Все в этом мире призрачно, все театрально и сказочно; но просвечивающая истина делает спектакль актуальным. Вот приходит Просвещение, и князь, выглядящий как король-солнце (Алексей Суханов), по подсказке министра депортирует всех магов обратно в Джиннистан, — но самые умелые все-таки остаются, спасают, что могут, из осколков волшебного мира и вершат дела в королевстве. Вот студент Пульхер (Анастасия Радул) ведет видеоблог, а Фабиан читает нелепый стендап; звезда-скрипач Сбьокка (Инга Аничкина) продает парфюм, а маг и студент гадают по «Кубановедению». Вот бедного честного Бальтазара сажают в тюрьму, и он не может выйти, пока маг, досадуя, не говорит ему с усталостью: «Ну выйди!» — и тот действительно выступает из-за металлического столба.

Что же реально в этом царстве эфемерной идентичности? Есть только честность перед самим собой. Так правдиво ведет себя Кандида (замечательная роль Анны Нежуты): оставшись одна, героиня вдруг перестает говорить высоким голоском и семенить; она стаскивает слишком изящную обувь, утягивающие одежды, парик — и смачно перекусывает, рассказывая своим контральто о том, как тяжело изображать, по запросу социума, неземную интеллектуалку.

Сцена из спектакля.
Фото — Татьяна Жихарева.

И при всей неизбывной лжи политического мира (ах, как уморительно и узнаваемо князь не может рассказать никому, что Цахес был магическим уродцем: «Народ, избалованный Просвещением, возропщет») в финале все-таки сказано немного правды. Кандида и Бальтазар рассказывают друг другу о себе честно: студент — о том, что у него в голове какие-то голоса (явно волшебное НЛП), а девушка — о том, что у нее 42-й размер ноги. «Какой?» — поражается Бальтазар. «Сорок третий», — уже совсем честно отвечает Кандида. Они убегают вместе, и хочется верить, что хотя бы между ними будет какая-то подлинность.

Ведь тьма, как справедливо замечает профессор Мош Терпин, происходит от недостатка света.

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога