Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

5 июня 2013

БОЙНЯ НОМЕР ДВА

XIV Международный театральный фестиваль «Радуга»

«Маскарад Маскарад».
Центр драматургии и режиссуры А. Казанцева и М. Рощина (Москва).
Режиссер Михаил Угаров.

Пьеса «Маскарад Маскарад» — результат полемики драматурга XXI века Михаила Юрьевича Угарова с драматургом XIX века Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Необходимость создания второй части возникла от осознания писателем острой несовременности, необратимого, стремительного устаревания русской классики. Дабы оживить лермонтовский мир, сделать его интересным, понятным и доступным, и было создано произведение, дважды повторяющее название известной всем пьесы.

Сохранив фабулу, интригу с браслетом и четырех главных героев — Арбенина, Звездича, Нину, баронессу Штраль, все остальное М. Угаров пускает под нож: персонажи, их характеры, манера поведения, внешний вид подверглись серьезной редакции.

То, что Михаил Угаров показал на фестивале «Радуга» как режиссер, — это эскиз к одноименному спектаклю, премьера которого состоится в Москве в начале следующего сезона.

Сцена из спектакля.
Фото — П. Найденцева.

Арбенин — Алексей (Игорь Стам), одетый в костюм с иголочки, застегнутый на все пуговицы, аккуратно подстриженный, собран и закрыт. В прошлом военный, он, видя противника в каждом, всегда готов к атаке. Его доминанта — рацио. Руководство к действию — устав. Вся жизнь — сплошное правило. Шаг влево, шаг вправо — растерянность, провал, верная смерть.

Полная противоположность Арбенину-Алексею — Звездич, в современном варианте Дмитрий (Александр Молочников). Кудрявый, разухабисто-залихватский рубаха-парень, одетый в развевающийся просторный балахон, модные узкие брюки-дудочки по щиколотку, ботинки на босу ногу, он врывается на сцену, принося радость и свет. Гедонист и оптимист, Дмитрий распахнут миру. И в ответ ему не нужно понимания или приятия. Он слишком «любит любить себя», и любовь эта не просто уверенно держит его на плаву, но неизменно помогает покорять сердца многочисленных девочек, девушек, женщин и дам.

Сцена из спектакля.
Фото — П. Найденцева.

По такому же принципу «протагонист-антагонист» построена и женская пара. Баронесса Штраль (Елена Дробышева), обретшая с легкой руки М. Угарова имя Лидия, — рафинированная блондинка, активно напоминающая Ренату Литвинову: те же склонения головы на бок, заламывания рук, выворачивание фраз, косящий куда-то вверх псевдозадумчивый, в отличие от реальной Литвиновой, взгляд. С забранными в прическу волосами, затянутая в корсет, она вся — сплошной соблазн, олицетворение похоти и порока. Лидия привыкла сама соблазнять мужчин, а потом расплачиваться за оказанные услуги. Так, наразвлекавшись всласть с Дмитрием, оказавшимся по совместительству сыном ее подруги (к чему сей пассаж, неизвестно), баронесса одаривает парня найденным на маскараде браслетом. За что и расплачивается Нина (Анна Перелешина). Невинная, наивная, простая, с распущенными волосами, «в чем-то белом без причуд», она ходит из стороны в сторону как тень, лепечет что-то прозрачным, тоненьким голоском в попытке оправдаться за потерю злополучного браслета перед драгоценным мужем. Понятно, попытка оказывается тщетной, и Алексей травит жену не то мороженым, не то пропитанным ядом платком, что ясно не до конца, но, впрочем, особого значения и не имеет.

Сцена из спектакля.
Фото — П. Найденцева.

Собственно, лирическая линия прерывается, начинается суровая мужская действительность. В и без того черный аскетичный зал, где из мебели представлены два темных стула да белая с панцирной сеткой кровать, напускают тумана, отчего сцена все более напоминает поле сражения; всплывают факты о военном прошлом Алексея, да и сам он становится похож на главнокомандующего, чей полк, правда, давно и безнадежно разбит. От всей армии остались маловменяемые слуги дома Арбениных — оруженосцы Петр и Павел, ведущие бесконечные разговоры о душеспасении. Подобный милитаристский вираж драматург и режиссер Михаил Угаров объясняет схожестью современных межполовых отношений с бесконечным сражением, где проигравшими, по сути, оказываются обе стороны. Мысль не нова. Но и не согласиться с ней нельзя. Остается лишь грустно взирать на происходящее, чувствуя себя одним из участников бойни. Правда, для чего драматургу понадобился именно Лермонтов, зачем было брать имена героев классической пьесы, так и остается вопросом открытым.

Комментарии (1)

  1. Алексей Пасуев

    Идея «инсценировать пьесу» оказалась на практике столь же нелепой, как и в теории.

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога