Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

15 сентября 2021

ЮРИЮ НОРШТЕЙНУ 80. ПОЗДРАВЛЯЕМ!

«Есть красота прерывистая, есть прерванная, есть исчезающая, есть красота сезонная, уродливая, навязанная — и есть красота непреходящая, живущая с рождения и до своего логического конца.

К такой непрерывной, совершенной, безукоризненной красоте я отношу жизнь и творчество Юры Норштейна. Он одно из чудес ХХ века, сравнимый с красивым рисунком самолета, который по совершенной кривой отделяется от земли, по какой-то божественной линии набирает высоту и ровно держит ее, в любой момент готовый взлететь еще выше, если этого потребует от него совершенство.

Он неповторим и совершенен».

Юрий Норштейн и рисунки Резо Габриадзе.

Это написал 15 лет назад в нашем журнале Резо Габриадзе, прибавив, что Норштейн напоминает «„Пана“ Врубеля с васильковыми глазами, на которого тот похож, как на двоюродного брата…».

Ничего, собственно, за эти 15 лет не изменилось, кроме жизни вокруг и времени… Хотя если почитать то, что мы печатали «от Норштейна» уже довольно давно —, — время не так уж изменилось. Только усугубилось…

Не изменилась и Студия Норштейна. Там все так же по-бедному, по-советскому уютно, демократично (это, конечно, если Юрий Борисович в расположении, а характер у него с годами усугубляется…), и рюмка водки создает каждый раз полную гармонию. Так же хозяйствует хранительница Студии Таня Усвайская, так же хохочет и гневается Норштейн. Он так же продает по субботам книги и постеры для прокорма организации, и к нему идут люди… Он твердо стоит на прежних принципах жизни настоящего русского интеллигента, и за это ему отдельное спасибо.

Сегодня Юрию Борисовичу 80. Есть, как говорится, повод поднять тост за то, чтобы эта неизменность — НОРШТЕЙН — и дальше не меняла своей экзистенциальной сущности. Потому что идеалистических неизменностей почти не осталось.

Короче — до дна.

Часто ходил с Норштейном в музеи. В Петрозаводске, в Рыбинске, в Нижнем. Еще где-то. Это когда мы на фестивале-теплоходе «Крок» то по Волге, то по Северу плавали.

Кто с ним в музеи ходил, знает, что у него с собой увеличительное стекло. Подносит к холсту. Всматривается, сравнивает с чем-то в уме своем. Запоминает и учится.

Были у меня несколько лет назад слушатели-студенты на Союзмультфильме. Рассказывал им, что сам знаю. А тут аккурат случилась выставка Серова.

«Юра, — говорю, — сходи с нами. Страсть интересно тебя послушать».

И пошли. И, размахивая своим волшебным стеклышком, очень много он нам нарассказывал. Прожили мы замечательную выставку. Выходим. И вдруг вижу в светлых гласах режиссера поблескивание светлого же безумия. И говорит он мне музейным шепотом:

— Знаешь, Вадик, проживи Серов еще шесть лет (до 1917-го), никакой бы революции не было.

Разуверять уверенного человека я не стал. То нам урок. Удивительная вера художника со всех больших букв — Норштейна — в силу искусства.

Может, и вправду уберег бы Валентин Александрыч страну.

А ты, Юрий Борисыч, живи еще и еще. И оберегай нас.

А еще кому?

Ирина Литманович

— Здравствуйте. Меня зовут Ира и я звоню Вам из Иерусалима. У Вас есть немного времени мне уделить?

— Ну… если у Вас есть деньги звонить, то и у меня время найдется.

В 2003 году замысловатым образом у меня, только что закончившей академию «Бецалель» в Иерусалиме со специализацией по анимации, появился телефон Студии Норштейна. Меня предупредили, что, как правило, срабатывает телефонный автоответчик, и тогда надо будет что-то наговорить, а потом опять перезвонить. Я долго ходила с этим номером и сомнениями, звонить ли вообще и что сказать. Юрий Борисович сам и сразу поднял трубку, и разговор, начало которого выше, покатился удивительно легко. Он почему-то сразу согласился со мной, человеком на тот момент «с улицы», встретиться в Москве, в его студии (где я была проездом спустя короткое время), дал контакты в Иерусалиме своей бывшей студентки, ответил на массу вопросов. Словом, разговор получился насыщенный.

И вот я в Москве, в его студии. Показала ему свой дипломный мультфильм по мотивам произведений Д. Хармса. Посмотрел его в двух версиях — по-русски и на иврите. Тогда это было на видеокассетах VHS, и в первой версии полностью пропал цвет. Потому мне хотелось попробовать восстановить справедливость, и я сказала, что есть еще одна, ивритская, версия. «Ну что ж, давайте посмотрим». И, о чудо, цвет вдруг появился. «Еврейский бог на Вашей стороне», — прокомментривал Ю. Б. задумчиво. Дальше была фраза «я бы взял вас художником…», которая оборвалась и повисла в той же задумчивости. Я не знала, что на это сказать, поскольку понимала, что мгновенно приехать в Москву точно не смогу, и потому промолчала. Отдельное внимание он обратил на музыку в фильме, которую сочинил мой папа. Потом он не раз хвалил именно его, рассказывая обо мне другим. Ю. Б. поведал о существовании фестиваля «Крок» и посоветовал туда фильм отправить. Потом была экскурсия по студии. Мне было крайне важно узнать, как он снимает снег. И этот вопрос нашел свое место. Ю. Б. показал сам «снег» и устроил мне небольшой экзамен, который я прошла частично. Он, как это обычно бывает, что-то рисовал на клочке бумаги, иллюстрируя свой ответ, а затем мне поставил 3+ на нем, залихватски улыбаясь и наблюдая мою неоднозначную реакцию. «Вот, будете писать потом», — почему-то добавил, и мне тогда это показалось очень странным. А теперь — вот. Пишу. В его 80-летний юбилей, по просьбе Марины Дмитревской в блог «Петербургского театрального журнала».

Потом он показал на монтажном столе кусочек из «Шинели», посмотрел альбом моих живописных и графических работ, подарил несколько журналов «Искусство кино» с большими кусками из будущего «Снега на траве». Встреча длилась часа три. И вышла я из студии в несколько измененном сознании, но с ощущением того, что «а я, в общем-то, молодец». Тогда это ощущение было необходимо, поскольку сомнений в этом было гораздо больше, чем уверенности — я жила с тягостным вопросом, что делать дальше. И как-то стало совершенно очевидно, что.

С той встречи прошло 17 лет. За это время, приехав из Иерусалима в Москву, я окончила режиссерские курсы по мультипликации и успела поучиться у Хитрука, поработала художником на студии «Пилот» А. Татарского, сняла три фильма. Сейчас, даже удивительно выговорить, снимаю четвертый. На моем профессиональном пути встретились двое удивительных, талантливейших людей, без которых эти фильмы не состоялись бы. Это Игорь Скидан-Босин, оператор, и, увы, ушедшая Лида Маятникова, мультипликатор. Оба эти человека работали с Юрием Борисовичем в разное время.

Благодаря технологии перекладки на многоярусном станке, в которой Норштейн работает, мне удалось выразить и сказать многое из того, что хотелось, и, надеюсь, удастся и дальше. Не раз за эти годы я получала огромную именно профессиональную поддержку, что довольно дорогого стоит в случае с Юрием Борисовичем. Про критику уж умолчу. А сколько развернутых автографов в подаренных его книгах, которые сами по себе являются литературными виршами, — даже не стану считать.

Ирина Литманович и Марина Дмитревская в студии Юрия Норштейна.

Я не могу назвать его своим прямым учителем — когда я училась на курсах, он уже давно не преподавал. Но, безусловно, Учителем в большом, экзистенциальном смысле — да. И это никогда не было продиктовано желанием ему подражать, могу заявить об этом твердо. Это было всегда ощущение некоего глубинного родства образа мысли и способа художественного существования, которые включают в себя огромный комплекс составляющих. Проанализировать их мне еще предстоит. А пока что я желаю Юрию Борисовичу Норштейну долгих, наполненных радостью, лет жизни и максимально крепкого здоровья, душевного и физического, в наше во всех смыслах больное время. Впрочем, здоровым оно и не бывает — это обязательное условие для выживания художника.

В именном указателе:

• 

Комментарии (1)

  1. Андрей Кириллов

    Какие хорошие поздравления. Все три. Их же заслужить надо. Правильно поставить своим творчеством перо пишущему о тебе человеку… Человеку же с улицы, с Мастером не знакомому, но “мультики” видевшему, остается только присоединиться.

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога