Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

28 октября 2021

НА ЗОЛОТОМ КРЫЛЬЦЕ СИДЕЛИ…

«Ромео и Джульетта». Музыка С. С. Прокофьева.
Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко.
Хореография Максима Севагина, режиссер и автор либретто Константин Богомолов, дирижер-постановщик Тимур Зангиев.

Ромео, Джульетта, олигарх, генерал, драгдилер, бунтарь. Знакомые герои шекспировской трагедии обрели новые социальные статусы в прошедшей недавно в МАМТ им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко премьере балета «Ромео и Джульетта».

Авторы, молодой хореограф Максим Севагин, режиссер и автор либретто Константин Богомолов, художник-постановщик Лариса Ломакина, постарались «убрать налет романтический сказки» и поразмышлять, что было бы, если бы герои остались живы и жили бы условно в наши дни. Получилось занимательно.

Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.

«Ромео и Джульетта» — из разряда тех произведений, что обречены на множественные постановки и вариации на темы в самых разных жанрах: от мюзикла («Вестсайдская история») до боевика («Ромео+Джульетта» База Лурмана). Балетов и вовсе не счесть. Так, например, перенесенные в современность герои в постановке Раду Поклитару и Деклана Доннеллана ярко, но недолго жили на сцене Большого театра. В МАМТ им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко тоже была своя версия, поставленная Владимиром Васильевым в 1990 году и возобновленная в 2008-м. Впрочем, самым революционным там было наличие оркестра прямо на сцене и сама сцена, состоявшая из двух уровней.

В новой постановке декораций минимум — высокие золотые панели, которые служат и домом олигарху Капулетти, и бальным залом, и храмом, и золотой клеткой Джульетте. И, собственно, олицетворяют Золотой город, в который перенесено действие. Центральная панель одновременно является и рекой Летой, куда проецируется по ходу действия текст либретто и где отражаются герои.

В спектакле использована почти полная партитура, за исключением двух маленьких купюр. Постановщики в принципе решили пойти за Прокофьевым, а не за Шекспиром и оставить главных героев в живых, как когда-то того хотел композитор. В буклете к спектаклю приводится его цитата, вполне четко объясняющая такое желание: «Причины, толкнувшие нас на это варварство, были чисто хореографические: живые люди могут танцевать, умирающие не станцуют лежа». Тогда от этой идеи пришлось отказаться, в том числе и потому, что «в музыке не удалась настоящая радость в конце». Оказалось, что и это противоречие можно обойти и прийти при этом к тому же, о чем писал Шекспир: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». Только смысл сожаления поменялся.

Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.

В Золотом городе всем заправляют герцог и олигарх Капулетти, Меркуцио здесь «бог снов», то есть торговец наркотиками, Бенволио — бунтарь, впоследствии стукач (с бунтарями такое иногда случается). Тибальд обрел генеральское звание и статус любовника леди Капулетти. Семья Монтекки и вовсе отсутствует, а спектакль начинается с письма матери Ромео — зрители читают его на задней панели. Она просит сына жить, не мстить никому, «ведь сестру не вернешь», и не связываться с олигархом Капулетти, у которого деньги и власть. Но кто слушает маму, влюбившись?

Хореография Севагина интересная, чувственная, обманчиво-простая. Он впитал в себя все то, что танцевал сам, и еще больше — того, что видел, и это оказалось прекрасной основной для выработки собственного стиля. Его танец требует пластичности, гибких свободных спин, певучих рук и способности раскрепоститься. С чем труппа прекрасно справляется, и видно, насколько всем интересно. Вероятно, поэтому практически весь каст — идеальное попадание в роли. Хореография необыкновенно музыкальна — на каждую ноту есть движение, при этом все логично и без лишней суеты. Балет вышел немного неровным, что-то получилось лучше, что-то хуже, но для дебюта это нормально и простительно.

Эта постановка «Ромео и Джульетты» — редкий случай, когда режиссура и хореография не спорят, а дополняют друг друга. Изменив социальный статус героев, Богомолов сохранил практически все сюжетные вехи пьесы, а Севагин щедро раздал артистам танцы, соответствующие характерам их персонажей. Костюмы Игоря Чапурина тоже отлично работают на общую идею, сделаны с явной любовью к балету как виду искусства и прекрасно подчеркивают все достоинства и танца, и артистов.

Джульетта (Елена Соломянко) — резка и порывиста, ее все время будто тянет вверх, а от движений искрит желанием и молодостью.

Ромео (Герман Борсай) — человек-размах, не признающий полумер ни в жизни, ни в движении.

Тибальд (Иван Михалёв) — обладатель бескомпромиссно прямой спины и резкой манеры двигаться. Даже изгоняя с бала Ромео, он указывает ему на дверь прямой ногой, вытянутой параллельно полу. То есть практически кидает в него батман.

Сцена из спектакля.
Фото — Карина Житкова.

Леди Капулетти (Эрика Микиртичева) — женщина больших страстей. Кажется, что в танце ее тело льется и струится, как дорогой шелк.

Синьор Капулетти (Георги Смилевски) — синьор, который любит себя в каждом движении и знает толк в извращениях.

Массовые сцены получились любопытными, но неровными. Протест против музыки Прокофьева с Бенволио (Евгений Дубровский) во главе и его подавление поставлены изобретательно и узнаваемо, при этом танцуют не только протестанты, но и бойцы-тибальдовцы. Видели когда-нибудь, чтоб протесты подавляли элегантными жете? Есть уникальная возможность.

Черный бал, или бал Сатаны (судя по титрам бегущей строки), несколько озадачил. Потому что получился весьма целомудренным, несмотря на свое название. Гости бала приоделись: дамы — в брючные костюмы, господа — в длинные прозрачные юбки на босу грудь — и разлагались в меру сил, сплетаясь в дуэтах, пуская спинами и бедрами волны (вероятно, удовольствия) по всему телу. Правда, нужного градуса разврата все же не достигли.

А на дискотеке в заброшенном цеху, куда Ромео и Джульетта пришли праздновать тайную свадьбу, были совсем другие танцы, без особенных страстей и бальных условностей. Движения здесь резче, хаоса и свободы — больше. Хореографически передать разницу между развлечениями разных слоев населения Золотого города Севагину вполне удалось.

Со страстями в Золотом городе все в порядке, с порочными особенно, а вот любви как-то нет. И тем ценнее то, что чувствуют Ромео и Джульетта. Их дуэт в финале первого акта принципиально отличается от дуэтов на балу. Он нежный, трепетный, с попыткой узнать и почувствовать партнера и с нежеланием друг друга отпускать. Кстати, и второй дуэт, уже после свадьбы, тоже лишен порочных страстей, хоть и чувственнее первого.

Много споров вызвала идея показа текста либретто во время действия. Очень не хочется называть это субтитрами. Навряд ли Богомолов и вся постановочная команда всерьез считали, что зрители без этого не поймут происходящее. Это работает как художественный прием, добавляя действию живости и иронии. Да, иронии тоже есть место в трагедии.

«„Ненавижу“ — танцует Ромео и уходит» — гласит надпись в сцене изгнания юноши с бала. И он действительно танцует ненависть каждой мышцей своего прекрасного тела. Вряд ли это можно не понять без подсказки, а надпись просто несколько сбивает пафос.

Или прекрасное «Бог извивается» в сцене гибели Меркуцио (великолепный Георги Смилевски-мл.), которого генерал Тибальд так накормил его же наркотиками, что тот умирает от передоза. Как вел себя Меркуцио в оригинальной версии пьесы, помните? Получается игра слов и пересечение смыслов. На хореографии Меркуцио Севагин оторвался отдельно. В обоих соло тело будто бьет током, голову швыряет из стороны в сторону, руки и ноги, кажется, и вовсе незнакомы друг с другом. И умирая, он и извивается, и издевается над своим убийцей.

Тибальд тут умирает от тромба, что оторвался из-за танца по случаю убийства Меркуцио. И здесь отдельный респект и без того блестяще звучащему оркестру под управлением Тимура Зангиева. Смерть Тибальда грянула так, что горе леди Капулетти разделил бы самый черствый человек на планете.

Несмотря на множество удачных находок и в целом стройную историю, к спектаклю есть вопросы. Почему Джульетту (и зрителей) лишили сцены бега? Тут она просто лежит на полу в своей комнате, а зрителям предлагается закрыть глаза и представить, как она бежит в храм.

Зачем нужна была сцена на фабрике, где работала умершая сестра Ромео? Она никуда не развивается и на сюжет не влияет.

Ну и основной вопрос: что мешало Джульетте просто сбежать с Ромео? В сюжете либретто очевидных препятствий нет. Однако Джульетта приходит к Лоренцо (Алексей Любимов), который «любит бога и Кастанеду», и получает от него жабу забвения. Конечно, какой яд от такого падре — только жаба, только слизь, только хардкор.

Ромео, не понявший, что Джульетта спит, а не умерла, бежит, опасаясь, что его обвинят в убийстве и казнят. Вернее, он честно хотел убить себя, но было нечем, а жаба ускакала. Джульетта же, проснувшись, решает, что вся любовь — сон. И идет замуж, куда послали. За Париса. Только перед этим переламывает себя — в буквальном, хореографическом смысле этого слова — так неистово, что на это страшно смотреть.

Интересно, что Парис здесь сухорук. То есть никакой тебе размашистой силы и мужской мощи Ромео, лишь осторожные объятья одной рукой. Надо сказать, что Леонид Леонтьев отлично справился и с пластикой однорукого человека, и с поддержками в дуэте, и с ролью в принципе.

И если у Шекспира нет повести печальнее на свете, потому что оба героя умерли, но любовь их жива, то здесь есть печаль по другому поводу — оба струсили. И вопрос звучит уже иначе: умирает ли любовь, если в нее перестают верить?

В балете есть еще один сквозной сюжет. То и дело рядом с Ромео и Джульеттой появляется пара, в программке обозначенная как Он и Она, в блестящем исполнении Лорана Илера и Дарьи Павленко. Они явно влюблены и счастливы. Является ли это альтернативным развитием сюжета, или намеком на то, что когда-нибудь Ромео и Джульетта все же будут вместе, или это просто счастливая пара — решать зрителям в меру своей веры в любовь, чудеса и человечество.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога