Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

26 августа 2023

УЛИЦЕ ЗАКОН НЕ ПИСАН

О фестивале уличных театров «Елагин парк», проходившем с 28 по 30 июля в Санкт-Петербурге

Елагин парк — практически идеальная локация для театрализованных мероприятий. В отличие от своих парковых собратьев, также готовых принять и выгодно представить любые события, будь то ярмарки, выставки, карнавалы или даже соревнования под открытым небом, он обладает той необходимой для театрализованных, в особенности уличных, действий инфраструктурой, которая позволяет выступать практически всем. Аллеи парка идеальны для спектаклей-променадов, многочисленные павильоны — для больших и маленьких локальных спектаклей, ступени Елагина дворца образуют естественное возвышение для спектаклей, собирающих изрядную толпу, Большая площадь позволяет развернуться масштабным уличным действам с кранами и фейерверками. Набившие в прежние годы шишек организаторы обустраивают платформы-амфитеатры там, где требуется зритель, не толпящийся и толкающийся в попытках что-то увидеть, а сосредоточенный — удобно сидящий и созерцающий. Обычно закрытый для гуляющих Масляный луг становится средоточием театрализованных променадов, спонтанной игры и пристанищем для уже насмотревшихся и нагулявшихся.

Барабанщики команды Drum Time.
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Двухдневный фестиваль этого года (а сам фестиваль проходит в одиннадцатый раз) шел в режиме нон-стоп с 12 дня до 12 ночи и не был рассчитан на то, что даже самый любопытный и быстро бегающий зритель сможет посмотреть все заявленные спектакли в течение двух дней. Собственно, именно этот принцип и позволил «растащить» зрителей по разным площадкам и не допустить массовых скоплений в одном месте. При этом почти все коллективы играли по несколько раз в день и иной раз даже разные спектакли, и в целом в этом году на двенадцати площадках прошло сто тринадцать показов. В силу политических событий фестиваль потерял международный статус, но не утратил насыщенности: оказалось, что за последние годы отечественные театры изрядно поднаторели в уличных действах, и в Петербург прибыли тридцать пять независимых коллективов.

Европейский концепт чистого уличного театра не слишком приживается в нашей стране, и фестивальные программы, как правило, насыщены зрелищами любых форматов. Размытые границы жанра объединяют в едином пространстве сольные спектакли с минимумом затрат и грандиозные многофигурные и технологичные перформансы, бойкие монологи а-ля стендап и зажигательные музыкальные шоу, экстремальные упражнения в духе современного паркура и медитативные атмосферные спектакли без единого трюка. «Елагин парк» не стал исключением, с тем лишь отличием, что вдруг предложил зрителю интересные коллаборации участников. Так, в спектакль уличного театра «Пластилиновый дождь» «Ловцы снов» вдруг вписались барабанщики команды Drum Time (гремевшие, к слову сказать, своими выступлениями на весь Елагин остров), а долгий променад Театра клоунады «Микос» сопровождал не менее шумный оркестр Tinto Brass Band. Масляный луг бурлил с утра до вечера: здесь играли в гигантские шары («Почти театр»), гуляли динозавры (Авторский театр «Эскизы в пространстве»), арлекины на ходулях (Театр-Улица «Ларамбла»), диковинные существа (театр «АспектР»).

.Сцена из спектакля «Хазарский словарь. Язык сна и соли»
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Шлейф европейской культуры уличных представлений явственнее всего проступал в концептуально осмысленных постановках хедлайнеров фестиваля. Уличный театр «Пластилиновый дождь» из Самары привез сразу два спектакля, в которых были очевидны и постановочный размах, и стремление осваивать сложный философский материал. Уже попутешествовавшие по фестивалям «Ловцы снов» были ориентированы на фантазийный принцип формирования зрелища и строились вокруг визуального центра в виде известного обвитого нитями (тросами, лентами) диска. Последний, подвешенный высоко на кране в темном ночном небе, оказывался и хитроумным сплетением, опутывавшим своих жертв, и куполом переливающегося шатра, и центром притяжения взглядов и мыслей. Горели бочки, факелы, били барабаны, заглушая пытавшийся одолеть сны голос разума, — в сновидческом мороке борьбы переплетались пластические и визуальные элементы, протяжные звуки, ритмы электронной музыки и перкуссия, гигантские механические куклы и живые артисты, темнота черного неба и кинжальный свет софитов, пантомима и почти цирковые трюки.

Тем временем премьерный «Хазарский словарь. Язык сна и соли» развивал идею рождающейся на глазах перформативной фактуры. Осевая основного сценического пространства оказывалась вдруг сломлена, а зритель расходился по отдельным площадкам-сценам, наблюдая за тем, как прямо на глазах рождались страницы хазарского словаря. Хитроумные металлические конструкции с системой вентиляторов, противовесов, встроенных сосудов, огненных алтарей, симпатических чернил оказывались почти полноценными действующими лицами перформанса, в борьбе с которыми человек мучительно добывал утраченные письмена. И чем мучительнее было это обретение, тем трагичнее финал: на центральной осевой едва обретенные пергаменты вновь оказывались порваны, сожжены, утрачены.

.Сцена из спектакля-променада Театра-Улицы «Ларамбла»
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Мистическая гипертрофированность пространства стала отправной точкой для спектакля Авторского театра «Эскизы в пространстве» «Ужин при свечах» по роману «Мастер и Маргарита»: в сумерках закатного неба на ступенях Елагина дворца возникал огромный стол с гигантскими стульями, канделябрами, персонажами на ходулях. Булгаковский текст становился лишь отправной точкой и источником реминисценций: профессор Преображенский оперировал Шарика, Маргарита разбрасывала листы рукописи, а рукописи все же горели, горели…

Однако в целом свойственная уличному театру острота социального и политического высказывания стремилась к нулю, если не считать скромный по масштабам и намеренно наивный с точки зрения аллегорий спектакль «Цветок» петербургского театра Vokrug. Единственный из всех участников фестиваля, он впрямую обратился к остросоциальной теме сохранения окружающей среды — она легко считывалась из простенького сюжета: пробивающееся к жизни семечко под угрозой химикатов, вредителей, а главное — человека в лице ученых, садоводов и агротехников, все же находит друзей и вырастает в цветок по имени Аутентия, который обретает красоту и поет свою песню.

.Сцена из спектакля «Фермерские байки»
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Лубочная наивность этого спектакля роднила его с совсем не аллегоричными, но очень аутентичными «Фермерскими байками» в исполнении Петровского деревенского театра (или ПДТ) и его неутомимого вдохновителя Юрия Макеева. Три музыканта задавали ритм и настроение, а Юрий Макеев буквально живописал уклад своего села вместе со всеми его жителями, одновременно играя и впрямую общаясь со зрителями: дети из публики выстраивали шеренгу большого семейства дяди Миши и копали огород, зрителю с окладистой бородой селянин Юра кивал как местному батюшке, а внушительного вида мужчине как председателю. И рассказывал, показывал — как охотятся, как встречают утро, как здороваются, как берегут червячков для рыбаков, как копают огород бабе Нюре, как хлеб пекут. И все это с нескончаемыми добрыми шутками, в которых заготовки не отличить от мгновенной импровизации. Под ноги бросается девочка — «не знаю, кто она, наверное, дочь»; зритель предлагает мороженое — «спасибо, у меня свое»; у зрителя в роли печки яркая футболка с принтом — «на печи-то, видите, образá»; зритель с забинтованной рукой не может показать, как месят тесто, — «одной, дружище, одной меси». Спектакль, созданный по тому же принципу, что и известная «Семейная пекарня» Театра Вкуса (который, собственно, несколько мимикрировал в сельском антураже под ПДТ), напоен душевной теплотой и любовью — к жителям села, зрителям, природе, дому, человеку — и при этом блистательно придуман и сыгран как театр одного актера, в котором модные интерактив и иммерсив оказались сердечными способами общения со зрителями в тени столетнего дуба Елагина острова.

.Сцена из спектакля «Улитная рапсодия»
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Цирковой и экстремальный фланги уличного искусства достойно представляли театр «Черный квадрат» со спектаклем «Стулья», созданным по типичной цирковой схеме «один артист, один жанр», театральная компания MoрэS c неожиданной ритмико-пластической постановкой «Tabula rasa», а также команда Jump Energy. Последняя на не слишком просторной площадке перед Конюшенным корпусом устраивала грандиозное и в прямом смысле зажигательное шоу «Стимпанк» с такой бешеной энергией, что зрителям оставалось только восторженно улюлюкать безбашенным артистам.

Верхом визуальной экстравагантности стала нестареющая «Улитная рапсодия» Театра «Комик-Трест». Этот наиболее удачный опыт последних лет выгоднейшим образом смотрится в уличном формате. Гигантские формы и яркие цвета улиток льют воду на мельницу абсурда, который поддержан итальянскими руладами и напыщенной придурковатостью щелкающего бичом директора-распорядителя. И нет ничего странного в том, что улитки расстаются со своими домиками, отправляясь на вольные хлеба, что им то помогают, то мешают изворотливые жучки-паучки и простодушные зайчики, а над всем этим витает призрак средневековых фарсов. Но если «Улитная рапсодия» — это выдержанная и любопытная во всех смыслах стилизация, то свежая, впервые представленная на фестивале премьера «Комик-Треста» под названием «Клео и Ко. Сон в белую ночь» — всего лишь компиляция, где фразы и сюжетные ходы из «Медного всадника», «Сказки о царе Салтане», «Сказки о рыбаке и рыбке», «Сказки о золотом петушке», поэмы «Полтава» и прочих пушкинских произведений надерганы в духе примитивных капустников, где название восходит к Шекспиру, золотая рыбка танцует под Шакиру, а мумия из египетской пирамиды (догадаться, к чему оно там, не удалось) — под «Как упоительны в России вечера».

.Сцена из спектакля-променада Театра «Микос»
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Однако репутация клоунского театра как отдельного вида зрелищ не пострадала. Театр клоунады «Микос» привез на фестиваль первый в своей истории спектакль-променад. Нескончаемый театр комического абсурда, развернувшийся на полтора часа на аллеях Елагина острова, включал фрагменты прежних спектаклей театра — «Авиаторы» и «Лишь бы не было детей», но главным образом состоял в яростном противостоянии артистов друг другу, кустам, природе. На движущемся в темпе шага деревянном ретро-авто демиургом восседал лысый клоун Паганель со своей обычной трагической миной, а трое артистов то гонялись друг за другом с каменными лицами, то повисали несчастными тушками на деревьях, то прятались в публике. И все это действие сопровождал уже упомянутый живой оркестр Tinto Brass Band, ответственный за атмосферу праздника и веселья. Как положено, жаждавшая зрелища публика сама стала его частью — в финале всех самых любопытных зрителей накрыл поток бьющей фонтаном мыльной пены.

Но если «Микос» выступил в привычном статусе хедлайнера, то челябинский дуэт «Неболет» со спектаклем «БАБАйки, или неТО» впервые прибыл в Петербург. Впрочем, это не помешало дебютантам сотворить маленькую сенсацию. Их камерный спектакль, рассчитанный на пару десятков зрителей, оказался трогательной и смешной историей для взрослых о двух клоунах, которые настойчиво, но безуспешно ищут ту самую женщину, что составит их счастье, но все оказывается «не то». Им то скучно — и они превращаются в кошку и собаку, то весело — и они начинают конвульсивную плясовую. Надстраивая над асисяевской традицией современные тенденции интенсивного интерактива, они работают на расстоянии вытянутой руки от публики и при этом бережны со своим зрителем, легко импровизируют и так же легко возвращаются в русло спектакля. Нутро драматических артистов подсказывает Никите Манылову и Станиславу Хомкову точные реакции, клоунская природа дарования добавляет естественную меру абсурда и иронии.

.Сцена из спектакля «Шекспириана»
Фото — Татьяна и Наталия Лопатины.

Дух Шекспира в этом году действительно витал над фестивалем. Петербургский театр СоЛу обратился к наследию великого барда и создал спектакль-променад в духе средневековых гистрионов, на месте решавших, кто кого будет играть, чем помогут зрители, как довезти свой театральный скарб до места в тесной кибитке. «Сон» по текстам «Сна в летнюю ночь» увлекал за собой изрядное количество зрителей, готовых двинуться в Волшебный лес. Проказливый Пак придумывал на ходу всякие шутки и козни, разучивал с публикой бодрые речевки, приглашал зрителей помериться силой и ловкостью друг с другом, и упакованная в формат бродилки шекспировская комедия оказалась вдруг как нельзя более близка уличному импровизационному театру.

Еще более радикальную перезагрузку классики предложил театр «Странствующие куклы господина Пэжо». Публика становилась непосредственной участницей спектакля-аттракциона: на протяжении нескольких часов ее запускали в пространство с несколькими мини-сценами партиями по восемнадцать человек, разбивали на тройки, и на следующие 15 минут один человек становился актером, а двое — его зрителями в кукольном театре. И под диктовку аудиогида на мини-сценах разыгрывались разные трагедии Шекспира с использованием предложенного реквизита и предметов, причем далеко не каждый участник в роли «актера» знал, какой текст в этот момент слышат его зрители и что, собственно, он играет.

Фестиваль оказался богат на события и открытия во многом благодаря тому, что сумел привлечь значительное количество премьерных показов: из тридцати пяти спектаклей четырнадцать были представлены впервые. Обилие премьер в сочетании с общим высоким исполнительским уровнем свидетельствовали лишь об одном: долго буксовавшее уличное искусство даже в отсутствие тех, что вынуждены были отказаться от выступлений в России, только набирает обороты. Время тех, кто может сказать все, не говоря ни слова, ступило на порог.

Комментарии (1)

  1. Rapanna

    С искренним любопытством и уважением к автору, осилившему настолько мощный объем просмотров… Жаль что в тексте нет имен авторов спектаклей (этой чести удостоился лишь Юрий Макеев)))

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога