Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

10 ноября 2021

ПОМИНКИ ПО ЛЮБВИ

«Коварство и любовь». Ф. Шиллер.
Ростовский молодежный театр.
Режиссер Дмитрий Акриш, технолог Данила Травин.

Текст пьесы спрессован — обойдясь без гофмаршала, камердинера и камеристки, стал упругим и жестким. Действие стремительно катит к развязке, не обещающей ничего хорошего. И томительное начало уже рождает тревогу. В долгое молчание супругов Миллер врезается всем знакомый тихий, настырный механический голос: «Абонент недоступен…»

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Впрямую тут переноса действия в наше столетие нет. СМС, селфи, электронные сигареты — лишь подручные средства. Не будь их в спектакле Дмитрия Акриша, он не читался бы менее современным. Там есть другие, более существенные приметы поздней эпохи. Разговор, по существу, идет о сильно подпорченной человеческой природе. Люди не хотят и не умеют понимать друг друга. Даже любящие. Конец первого и начало второго действия повторяют безумный дуэт Фердинанда и Луизы, которые выкрикивают свою боль, слыша только себя. Они и разведены в этих несмыкающихся монологах по своим жилищам, хотя по ситуации вроде рядом.

Уже экспозиция заявляет взнервленность как основное качество общения супругов Миллер. Точнее стоит назвать его коммунальной сварой. Светлана Лысенкова и Вячеслав Кусков играют глубоко несчастных людей — и это все о них. Полная безнадега. В паре другого состава — Людмила Мелентьева и Сергей Гуревнин — сохраняется напряг в отношениях, но со стороны жены больше сострадания к мужу.

Не меньшими децибеллами обменивается президент со своим сыном. Но тут не звук форсируется, нет. Президент фон Вальтер в исполнении Александра Семикопенко умен, хитер, безжалостен. Короче, голова. А жена его — Ольга Щелокова — шея: виртуозно владеет «предметом». Она безупречно разыгрывает для сына (в порядке горячей защиты) адресованное мужу возмущение его отцовской черствостью, и президент оценивает талантливый этюд по достоинству: не возразив ни единым словом, молча подносит ей сигарету. А как лихо уламывает она Фердинанда, отправляя его к леди Мильфорд! У президента в арсенале — нажим, металл в голосе, и он получает отпор. Жена во всем согласна с мужем, но у нее «технологии» другие: деликатность, мягкие сочувствующие интонации. Она не давит, а дает душевный материнский совет: надо просто пойти, да и выказать свое почтение, без всяких обязательств. Вообще у Вальтеров счастливый семейный тандем: полное понимание и доверие.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Роман Меринов и Эльвира Цыганок играют этих же супругов по-другому: она — тень мужа, человек без особых прав. И президент этот менее значителен и менее страшен. И характерную сцену репетиции свадебного застолья актеры играют по-разному. Р. Меринов раскладывает салфетки, определяя место каждого гостя, точно это для него премилая забава. Отбрасывает одну салфетку; через секунду, перерешив этот увлекательный пасьянс, — другую. Все это он проделывает, стоя спиной к залу и полагая, что сын рядом, а когда оборачивается — Фердинанда уже нет. Фон Вальтер не огорчается, игру ему все равно не испортили. А. Семикопенко исполняет гротесковый этюд, и понятно, что он с такой же легкостью, как скомканную бумажку, отшвырнет не нужного ему человека.

Вурм в обоих спектаклях тоже разный. В исполнении Александра Соболя это мелкий пакостник, бесцветный, трусливый; Владислав Львов играет провокатора-энтузиаста, Яго XVIII века.

Обиталище этих людей нисколько не удивляет: стол слева, стол справа в глубине сцены равно обозначают и дом учителя музыки, и зал в доме президента. К ним ведут тусклые своды — «дизайн» подземной парковки. Короче говоря, в жилищах этих нет ничего человеческого. В речах и поступках — тоже. Какое тут коварство? Коварство — это что-то изящно-уайльдовское, игра ума, виртуозные каверзы, а здесь — низость, подлость. Подставы, доносы, оговор, фабрикация уголовного дела, арест… Не сказать, что этот ряд для нас нечто неслыханное… Сдобренная некоторой долей сегодняшней лексики и реалий нынешнего дня, сценическая история и вовсе отделяется от 1784 года и представляется довольно знакомой. Истинность известной формулы очевидна: за год многое меняется, за несколько столетий — ничего.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Над обоими домами никогда не светлеет. Сцены прослаивают друг друга. На заднем плане, в еще большем мраке, почти всегда застывают персонажи, не участвующие в словесных перепалках. Ощущение жути сгущается. «Мещанская драма» сползает в гиньоль. Жизнь Луизы превращается в абсолютный ад. Поначалу пьеса названа была ее именем не напрасно. Она тут главное лицо. В Луизе Натальи Закоптеловой больше наивности и вызывающего непокорства, чем в этой дочери Миллеров, сыгранной Ариной Диденко. Наделенная автором умом взрослого и вовсе не рядового человека, юная бунтарка невероятно поражает здравомыслием и самообладанием в схватке с многоопытной леди Мильфорд. И Юлия Чумакина, и Инна Хотеенкова хороши в этой роли. Обе молоды и привлекательны, но «в другой весовой категории». Леди трагически заблуждается, объясняя свое поражение тем, что против нее — уже канувшая в Лету ранняя юность, и не допускает мысли, что так сильна может быть любовь. Ну да, лихорадочная, громокипящая, временами совсем некрасивая, но это она. Какова реальность, таковы и чувства.

Луиза не пользуется методами противников, у нее свои, честные средства защиты. А Фердинанд не прочь пошантажировать отца обещанием разоблачить его преступления на пути к власти, если тот помешает женитьбе на любимой девушке. Надо полагать, сынок не сейчас о папашиных кознях узнал, но подобных намерений прежде не испытывал. Так воспринимаешь молодого Вальтера, каким его играет Андрей Бахарев. В игре Александра Гайдаржи верх берет благородный гнев. До поры до времени.

К финалу фон Вальтер вывозит многоэтажный торт, без которого обычно никакое торжество не обходится. Фердинанд с усилием сдвигает столы, таким образом соединяя обе территории. Президент с женой Миллера режут сооружение на кусочки, и каждый за своим столом получает блюдце с тортом. Свободные пространства стоя занимают Вурм с леди Мильфорд. Сходятся все шестеро персонажей. Четкая графическая картинка. Угрюмое молчание. Планировалась свадьба, а вышел поминальный ужин. Поминки по любви.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Пока все в тягостном молчании поглощают торт, у левого портала застывают в объятиях влюбленные. И в полной тишине Луиза падает замертво. Яд не понадобился. Умирают и от безысходности, от сокрушения сердца. Судьба свела двух молодых людей. Сын президента пришел к учителю музыки брать уроки игры на флейте и увидел его дочь. А теперь он стоит недвижно над телом Луизы. Человека, которого она любила, по существу, уже нет. Можно считать, что он тоже мертв. А тот, который уцелел, вряд ли откажется от преференций, доставшихся ему по рождению.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога