Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

27 ноября 2023

ЦИРКУ — МИР

О II Международном фестивале циркового искусства «Без границ» в Цирке Чинизелли в Санкт-Петербурге

Второй Международный фестиваль циркового искусства «Без границ», который проходил в Санкт-Петербурге с 14 по 17 сентября, своего рода веха как для организатора, компании «Росгосцирк», так и в целом для отечественного циркового искусства. Веха, потому что петербургскому цирковому фестивальному движению удалось, наконец, двинуться вперед по части нумерации — прежде все амбициозные проекты (фестивали циркового искусства, клоунские фестивали) оставались в категории «первых» и не имели продолжения.

Сцена из номера «Королевского цирка» Гии Эрадзе.
Фото — скриншот прямой трансляции.

Проведение второго фестиваля «Без границ» также не обошлось без незначительных потерь. Во-первых, изменились даты фестиваля (с ноября на сентябрь), что для циркового сообщества — обстоятельство всегда болезненное, но в данном случае логичное. Проводившиеся долгие годы в Москве цирковые фестивали (в Цирке на Цветном бульваре и в Большом Московском государственном цирке на проспекте Вернадского) давно застолбили сентябрь как российский в мировом цирковом фестивальном движении. Во-вторых, существенно изменился состав жюри фестиваля — по сравнению с прошлым годом в его составе оказалось куда меньше продюсеров и специалистов с мировым именем. Основным ведущим стал Эдгард Запашный, выступивший на этот раз в дуэте с Яной Кошкиной и сумевший сдержать непредсказуемый полет своего конферанса в рамках достойного представления участников.

Для Росгосцирка собственный фестиваль — явление знаковое, своего рода элемент престижа. В том, что он должен быть, нет никаких сомнений. Крупнейшая цирковая компания в мире не жалеет средств на его проведение, а Министерство культуры щедро дотирует статусное событие — само его наличие продвигает давно устоявшуюся формулу цирка как эффективнейшего экспортного продукта отечественного производства. После отстранения российских артистов от участия в главном цирковом смотре мира, фестивале в Монте-Карло, в этом есть и доля обиды, и стремление создать противовес. В каком-то смысле идея реализована — в мире на сегодняшний день (если говорить именно о втором фестивале «Без границ», а не о первом) не существует более помпезного циркового зрелища, чем то, что проводится в Петербурге.

Сцена из номера «Акробаты на мачте» п/р Адлета Тиканова.
Фото — скриншот прямой трансляции.

С визуальной точки зрения у петербургского фестиваля конкурентов нет, и они вряд ли найдутся до тех пор, пока главным формообразующим элементом будет выступать продюсерский центр Гии Эрадзе. И хотя компания «Росгосцирк» по-прежнему заявляет двух режиссеров-постановщиков, очевидно, что при всех достоинствах Елены Петриковой в качестве умелого «регулировщика» циркового действа внешний облик и образ фестиваля сформирован усилиями творческой команды, с которой привык работать Гия Эрадзе. Стиль, свойственный «Королевскому цирку», уже до наступления пандемии и политических размежеваний восхищал цирковую публику во всем мире, и главное подтверждение тому — «Золотой клоун» фестиваля в Монте-Карло, присужденный коллективу не за отдельный номер, а по совокупности заслуг, что вообще редчайший случай. На сегодня Европа лишена Гии Эрадзе, а Гия Эрадзе лишен Европы, и петербургский фестиваль — единственный и главный форум, на котором можно продемонстрировать и доказать всю состоятельность и выдающуюся визуальную эффектность жанра цирковой феерии, в которой свойственно работать «Королевскому цирку». К тому же коллектив Эрадзе является единственным в творческом пространстве Росгосцирка, на который можно с уверенностью опереться в таком важном деле, как международный фестиваль: он обладает вышколенным кордебалетом, отточенной работой в сложнейших фантазийных костюмах и в целом нацелен на филигранность воплощения любого элемента, будь то сложнейшие эволюции артистов, кордебалета или реквизита. Лоск «Королевского цирка» в некотором смысле даже затмевает фестивальные номера, уровень которых во многом оставляет желать действительного преодоления границ.

Сцена из номера Майли Монни.
Фото — скриншот прямой трансляции.

Участи отборщиков фестиваля в нынешних реалиях, конечно, не позавидуешь, но в этом году они сработали чуть лучше: палитра представленных стран была чуть шире, а откровенных подтасовок (в прошлом году интернациональность фестиваля обеспечили во многом артисты Росгосцирка с паспортами из стран бывшего Советского Союза) было чуть меньше. Сухая статистика — а именно ею так любят бравировать в отечественной индустрии цирка — впечатляет: в фестивале приняли участие представители Италии, Болгарии, Германии, Испании, Китая, Мексики, Вьетнама, Казахстана, Киргизии, Японии, Австралии, Монголии, Гватемалы, Белоруссии и России. О том, что, например, белорус Иванцов долго выступал и сделал свой номер в коллективе Эрадзе, а киргизское семейство Суанбековых на контракте в Росгосцирке чуть не со времен Октябрьской революции, заикаться уже как-то даже странно. А вот отсутствие в программе артистов Цирка Никулина на Цветном бульваре было заметным и удручающим — в то, что они не прошли строгий отбор, поверить невозможно. Зато в программе был представлен ряд уже очень «заезженных» в фестивальных показах номеров, оказавшихся в новинку разве что для неискушенных зрителей. Так, дрессированные слоны (в программке — слоны, а на деле одна слониха) под руководством Майли Монни — всего лишь невыразительный осколок долго гастролировавшего в Петербурге аттракциона братьев Гертнеров, прекратившего свое существование в связи с трагической гибелью Кристиана Гертнера. Завоевавшие фестивальное «золото» китаянки с групповым диаболо тоже очень давно гастролируют по миру со своим эффектным, но уже очень давним номером. И даже российские победители — гимнасты на ремнях Елена Мизенина и Дмитрий Ефремкин с номером «Анна» — катают свой номер далеко не первый год, неизменно собирают похвалы и фестивальные призы.

Сцена из номера Елены Мизениной и Дмитрия Ефремкина.
Фото — скриншот прямой трансляции.

Номер последних — безусловно выдающаяся работа, выверенная и в режиссерском решении (режиссер Евгений Шевцов), и в исполнительской части. История толстовской «Анны Карениной» придумана и сыграна яркими мазками — за несколько минут в манеже проносится история полюбившей, испытавшей взаимность и отвергнутой женщины. Трюки класса ультра-си — а номер с момента премьерных показов очень вырос именно в трюковом отношении — лишь добавляют сюжету предельную драматичность. Эта Анна и этот Вронский отчаянно живут и любят в буквальном смысле на головокружительной высоте, а сам номер именно сейчас, в такой филигранно отточенной форме, мог бы рассчитывать на «золото» всех фестивалей мира.

Выделялся в конкурсной программе и групповой номер «Коронация» гимнастов на ремнях под руководством Владислава Дулича. Созданный в продюсерском центре Гии Эрадзе, он поражал не столько трюковой наполненностью, сколько максимальным использованием производственного пространства цирка. Параллельная работа кордебалета в манеже и гимнастов в подкупольной полусфере сочеталась с присущей «Королевскому цирку» визуальной экспрессией. На сложной конструкции, напоминающей корону, вращались полуобнаженные, прекрасные, словно небожители, гимнасты, а внизу в фантазийных костюмах влекли зрительское внимание не менее прекрасные и отлично двигающиеся артисты кордебалета. Действие этого номера происходит буквально везде, событийность трюка снижается, фокус внимания рассеивается… и возникает редкий эффект симультанного зрелища, в котором ценен каждый его пласт и элемент в любой момент времени. Гия Эрадзе продолжает свои поиски в области тотального цирка, и в этом смысле «Коронация» — его идеальный образец. Смотреть можно куда угодно и изумляться в режиме нон-стоп.

Сцена из группового диаболо в исполнении Китаймкой национальной группы.
Фото — скриншот прямой трансляции.

Оставшиеся без наград итальянцы Джузеппе и Карло Сали продемонстрировали редкий в наших краях номер гаучо и такой же редкий пример обаятельного артистизма безо всякой цирковой выучки вроде оттянутых носочков и поставленных поклонов. Свой номер, сочетающий перкуссию, степ, виртуозное использование бола (парные ремни с металлическим шарами на конце) то на панели, то на заполненной водой платформе, они отработали с таким драйвом, что зал буквально ревел в конце их выступления. С таким же южным темпераментом представил свой аттракцион и гватемальский дрессировщик щедро откормленных тигров Карлос Брешиани — его приезд на фестиваль в Россию, как оказалось, предполагал и последующий контракт в Росгосцирке в новой петербургской программе «Балаган».

Неровный уровень фестивальных номеров, как и статус фаворита представителей российской цирковой школы были ожидаемы. Два «золота» из трех остались в России: помимо Мизениной и Ефремкина его получили акробаты на подкидных досках под руководством Алексея Зарипова из БМГЦ. Одно «золото» уехало в Китай с девушками, жонглирующими диаболо так, словно они с ним родились. В «серебряной» линейке ситуация почти такая же: призерами стали гимнасты с номером «Коронация», уже упомянутый жонглер из Белоруссии Илья Иванцов и вьетнамские гимнасты на ремнях Тха Тьен Фуок и Нгуен Тхи Хоа. Бронзовые награды достались номеру «Флаги мира» акробатов на дорожке под руководством Андрея Демьяненко из «Королевского цирка» Гии Эрадзе, болгарскому эквилибристу Красимиру Васову, эквилибристам Суанбековым с номером «Колесо смелости» и казахским акробатам на мачте под руководством Адлета Тиканова.

Сцена из номера Красимира Васова.
Фото — скриншот прямой трансляции.

Принципиальным для организаторов фестиваля, как и в прошлом году, стало соответствие повестке любой ценой — ради нее к участию были привлечены акробаты на роликах Александра и Игорь Петровы из Донецкой Народной Республики со своим очень сырым, едва отрепетированным, но, к счастью, избежавшим завалов номером. Заглавная тема про преодоление границ проступала с первых минут: именно цирк, в отличие от театра, в образной форме решился сообщить о том, что «миру — мир», и в этом виделся прямо-таки революционный посыл. Прологом к фестивалю стал парад-алле с участием всех артистов и кордебалета: в центре манежа вращался громадный шар-Земля с очертаниями материков, под купол взмывали гимнасты, клоуны в стилизованных костюмах бросали в публику такие же надувные шары, а в финале этого ошеломительного действия с последних рядов амфитеатра на центр манежа слеталась стая белоснежных голубей. Очевидный месседж закольцовывался — в финале голуби слетались под купол цирка к открывавшим заключительный парад-алле гимнастам на ремнях.

В этом проявлялись собственно и боль, и наивная надежда — цирковые артисты привыкли ощущать себя частью мировой семьи, внутри которой не только контракты и внушительные гонорары, но и известность, и престиж. Развивая собственный фестиваль, Росгосцирк рассчитывает получить все разом на собственной «территории», хотя пока что все попытки скорее декларативны и разбиваются о реальные политические и внутрицеховые границы. Но иллюзию никто не отменял — в конце концов, она тоже весьма эффектная разновидность цирковых зрелищ.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога