Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

23 июня 2019

НЕДУРАКИ НА НЕПЕРИФЕРИИ

В Воронежском Камерном театре прошел вечер в честь 25-летия

Воронежский Камерный театр, отпраздновавший свое 25-летие, конечно, — особая история и особое место на театральной карте России. Это сбывшаяся мечта, реальная сказка, пример образца и образец примера.

Много рождается театров, но немногие выживают. Камерный за 20 первых лет в немыслимых условиях ДК железнодорожников окреп, развился, вырос, стал номинантом и лауреатом.

М. Бычков на юбилейном вечере. Фото А. Парфенова

Есть театры, которые выживают, но редко кому строят в центре городов новые и прекрасные здания. Особенно если не брать Москву с «Фоменками» и «Табакеркой». А Воронежскому Камерному к 20-летию, с легкой руки бывшего губернатора А. В. Гордеева, за два года был построен идеальный театр (как ни вспомнить Гордеева многими добрыми словами, да и на юбилей он, член Правительства, прислал поздравительное письмо)…

Есть театры, которым построили дом — и они живут и живут, выпускают спектакли, стагнируют, вянут… Создатель Камерного театра Михаил Бычков (большой разговор с ним можно прочесть тут) бесконечно развивает театр не только превосходными спектаклями (вот и в нынешнем году Камиль Тукаев получил «Золотую маску» за роль Креона в «Анигоне»). Приглашение молодых режиссеров как программа здесь идет несколько лет (правда, больше одного раза молодого режиссера не зовут, но и один раз поставить в Камерном — это везение). Театр прирос танцевальной труппой на постоянной основе, и танцевальные спектакли тоже стали номинантами. Здесь приглашают читать лекции ведущих театральных критиков, ведут образовательные программы, показывают лучшие фильмы, здесь проходят выставки и т. д. и т. п.

К. Тукаев (Сальери). «Маленькие трагедии». Фото А. Парфенова

Есть театры, которые не стагнируют, но не каждый из них затевает и проводит такой грандиозный Фестиваль искусств, как Платоновский. И уже не раз доводилось писать, что в его дни Бычков похож на героя повести «Время, вперед!»: он появляется на выставках и концертах, в штабе фестиваля и на спектаклях, он нашел огромный отработанный карьер — Белый колодец — и затеял там концертную программу для тысяч зрителей… Он стал выдающимся культурным мелиоратором, Михаил Бычков, задумавший переделать Воронеж, построить фестивальною систему, тотально орошающую раз в год воронежские земли.

Есть театры, которые проводят свои фестивали. Но чтобы три! То есть так: Камерный театр родил Платоновский фестиваль, а Платоновский родил “Маршака” («Маршака», фестиваль спектаклей для детей, положим, у Бычкова уже отняли: с уходом Гордеева погода изменилась, и в прошлом году мы все писали письма поддержки Платоновскому и негодовали на новое Воронежское культурное начальство). И раз в два года проходит «Мандельштамфест»  — умный и элегантный фестиваль, посвященный поэзии. Его проводит сам Камерный театр.

О. Мокшанов (Арбенин). «Маскарад». Фото А. Парфенова

Короче, Воронежский Камерный театр — не только делает уникальное сценическое искусство, соединяя Кнебель (у нее учился М. Бычков) и европейские формы театра, не только по-прежнему является театром безукоризненного вкуса и серьезного интеллекта. Он стал настоящим градообразующим предприятием Воронежа. Я бы сказала — градокультурнообразующим. Аналогов этому в России не существует. «Мир документально не удостоверен», — произносят платоновские идиоты из «Дураков на периферии». А вот художественный мир Воронежского Камерного театра документально удостоверен. Он есть, о нем пишут, это один из важнейших в России театральных центров.

То есть, Бычков, этакий Данила-мастер вытесал свой «каменный цветок», находящийся в таком прекрасном состоянии, что хочется проверить ступеньки оранжевой лестницы белым носовым платком и удостовериться — чистота идеальная.

Е. Савченко в спектакле «День города». Фото А. Парфенова

Театр отпраздновал свое 25-летие 21 июня. Что-то стало казаться, что полнолунные и равноденные числа «21» благоволят авторским театрам и театрам-домам: когда на сцену вышел поздравлять Григорий Козлов, вспомнилось, что «Мастерская» тоже родилась 21-го, только сентября…

На 25-летие Бычков собрал друзей-художников (приехали Юрий Хариков, Эмиль Капелюш, Николай Симонов, что же до главного друга-сценографа Юрия Гальперина, то память о нем Бычков хранит всегда, его именем названо выставочное пространство театра), друзей режиссеров (Адольф Шапиро, Григорий Козлов, Георгий Цхвирава). И я там был, мед пиво пил… И не очень понимаю, как, выпустив подряд две собственные премьеры («Бальзаминова» и «Кабалу святош») и проведя грандиозный Платоновский, труппа успела сделать еще и отменный юбилейный вечер.

Ю. Овчинников (Башмаков). «Дураки на периферии». Фото А. Парфенова

Первая часть была высокая. И элегантная. И состояла из монологов. В четырех ячейках установки из «Бальзаминова», в пустом графичном пространстве возникали герои спектаклей: от Сальери-Камиля Тукаева до Сони-Татьяны Бабенковой и Натальи Шевченко из «Потрясенной Татьяны».

В Воронежском Камерном потрясающая труппа. Небольшая, всего 19 артистов. Но каждый воспитан, отточен, огранен. В монологах была видна изысканность формы: интонации, смысла, жеста. Бычков слыл бы идеальным формалистом, если бы при этом форма не была наполнена всем, что диктует нам действенный анализ пьесы и роли, а значит — и обоснованной и внутренне оправданной эмоцией. Борис Годунов и Арбенин, Соня из «Дяди Вани», Люцифер из «Каина» и Башмаков из «Дураков на периферии». Мгновения высокого искусства составили смысл первой части трехчасового юбилейного вечера. Вот мы можем так…

А. Мирошников (Юсов). «Доходное место». Фото А. Парфенова

А во второй части было представлено «низкое». Никаких вам маленьких и больших трагедий, артисты косплеили и пародировали мелкую попсовую музыкальную шушеру, комментируя при этом текстами из фанатских групп «жизнь и судьбу» Монеточки (Наталья Шевченко) и немытой Гречки (Тамара Цыганова), Элджея (настоящее имя — Алексей Константинович Узенюк, а уничтожал его Андрей Мирошников) и Хаски (Татьяна Бабенкова), Matrangа (с нима справлялись вдвоем Камиль Тукаев и Юрий Овчинников) и прочих… То есть, изысканный, эстетский Камерный спустился в культурный Аид, чтобы показать: это все мы можем легко и непринужденно, срепетировав программу за четыре дня (утро-вечер), поразившись идиотизму текстов (это вам не Пушкин и не Платонов) и примитиву пластики. А наверху у нас будут Астров-Андрей Новиков, Арбенин-Олег Мокшанов и Аким Акимыч Юсов-Андрей Мирошников.

К. Тукаев (Люцифер). «Каин». Фото А. Парфенова

Приходит мысль о жанре коллективного актерского портрета этой труппы. Если бы было время…

Перевалив за 25 и погуляв на крыше театра в самую короткую летнюю ночь, Камерный уже следующим вечером играл в жарком зале своего «Бальзаминова». Они закончат сезон, проживут длинный ряд отпускных дней, станут собирать очередной Мандельштамфест, репетировать, сотрудничать с другими фестивалями, у них опять будут полные залы. Кажется, они понимают, зачем живут, зачем страдают. И знают, как сделать так, чтобы Воронеж не был периферией.

Т. Бабенкова (Соня). «Дядя Ваня». Фото А. Парфенова

Комментарии (1)

  1. Андрей Кириллов

    Воронежскому Камерному и мои поздравления. Мне тоже вживую довелось наблюдать, как он вырабатывает гемоглобин и гонит горячую кровь по жилам города. И хватает ее не на один Воронеж. Только бы не текла эта кровь напрасно, в песок, под булавами бюрократических циркуляров и “острыми” начальственными решениями…

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога