Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ПРЕМЬЕРА В МАЛОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ — СПЕКТАКЛЬ «ВРАГ НАРОДА»

В Малом драматическом театре — Театре Европы состоялась премьера спектакля по пьесе Генрика Ибсена «Враг народа» в постановке Льва Додина — это первое обращение режиссера к творчеству норвежского драматурга, чье влияние на художественную и политическую жизнь России начала XX века было колоссально. Подзабытый сюжет о праве человека свободно высказываться «о всевозможных случаях в мире» и о пользе регулярного проветривания звучит со сцены как никогда актуально.

Частная история о том, как курортный доктор самоотверженно настаивает на обнародовании неутешительных заключений о качестве водолечебницы, приносящей единственный доход небольшому городку, и в одну минуту из героя превращается во всеобщего врага, — материал в нынешних реалиях провокационный. Двухчасовой спектакль напоминает выступление с кафедры: в нем преобладают статика и аскетизм, а мысль выражена словом точно, емко и внятно. Монологи Стокмана в исполнении Сергея Курышева не расцвечены призывами к протесту — в монохромном, стертом до болезненной серости пространстве они звучат как диагноз. Впрочем, один из самых известных исполнителей центральной роли — Станиславский, которому и посвящен этот спектакль, — в свое время тоже не планировал становиться революционным героем. Но в сознании общественности стал им, и гастроли 1901 года МХТ в Петербурге вошли в историю вместе с жестоко разогнанной поутру студенческой демонстрацией и овациями на вечернем представлении.

Тема противопоставления человека частного обществу задана с самого начала: за обеденным столом в доме Стокмана он и его домочадцы в светлых вязаных одеждах посажены против гостей в темных костюмных тройках — владельцев производств, представителей СМИ и мелких налогоплательщиков. На словах каждый из них готов оказать помощь доктору в нелегком деле борьбы за справедливость, но появление старшего брата (он же по совместительству мэр) вносит свои коррективы. Элегантный герой Сергея Власова в наглухо закрытом пальто, черных перчатках и котелке (знак безликости власти) говорит витиевато и много, донося, однако, до каждого печальные финансовые последствия в случае, если будет осуществлен план по очистке загрязненных вод. Продолжая есть и пить, не меняя позы и не теряя спокойствия, эти трое от своих планов закономерно отрекаются. Легкость, с которой это происходит, не удивляет, как и главный аргумент: «действовать лучше в компании — ответственности меньше».

Поражает внутреннее спокойствие, с которым в противовес звучат слова о том, что «самый сильный — это тот, кто абсолютно одинок». И ключевой образ постановки — выстроенная на сцене неглубокая комната, ограниченная рядом створчатых окон, пророчески пропитана атмосферой неизбежного одиночества, отшельничества.

Художник Александр Боровский устанавливает в этом напоминающем хирургический зал доме температурный режим, очень близкий тому, в котором обитает семейство Прозоровых в спектакле на этой же сцене. Только обитель трех сестер с самого начала продувается ветрами, а жилище Стокманов оказывается под прицелом к финалу — как сознательное решение, как результат. К концу спектакля пространство дома оказывается усыпанным осколками выбитых разъяренной толпой окон — идея доктора о том, что необходимо проветривание (ибо сознание испытывает недостаток кислорода), получает страшное буквальное воплощение.

Надежды на поддержку и самосознание масс не оправдываются, и человек оказывается один на один со своей правдой — впрочем, в ситуации необходимого нравственного выбора это едва ли не первое и обязательное условие.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.