Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

БРАТ МОЙ — ВРАГ МОЙ

В кассу театра уже звонят недоумевающие зрители и спрашивают: «Не о 37-м ли годе речь?». Администрации приходится вести разъяснительную работу, просвещая публику: «Это пьеса Генрика Ибсена, написанная в 1883 году». Для пущей убедительности на афише стоит: «Посвящается 150-летию К. С. Станиславского». Это уже для продвинутой аудитории. Не все же знают, что первым исполнителем роли «врага народа» — доктора Стокмана был основатель МХТ. Тогда, в начале прошлого века, спектакль по политическим соображениям переименовали в «Доктора Стокмана». Сегодня лучше вернуть ему первоначальные имя и смысл. Иначе, ко всему прочему, возникнут ненужные ассоциации с известным торговым центром.

Режиссер Лев Додин предпочитает параллели с понятием из советского прошлого. Хотя историю рассказывает почти библейскую — и по уровню обобщения, и по масштабу. Длинную многонаселенную пьесу он сократил, превратив в притчу. И на первый план вышла история о двух братьях, Томасе и Петере Стокманах. Можно сказать, об Авеле и Каине. Сюжет же обнажился до такой степени, что зрителям порой кажется, будто пьеса написана вчера по следам очередных коррупционных скандалов. Недаром по залу то и дело пробегают волны сочувственного шепота и нервного смеха — так современны реалии и характеры. И зрители порываются поддержать доктора Стокмана аплодисментами.

Между тем дело происходит в маленьком норвежском городке, благополучие которого зависит от бальнеологического курорта. Доктор Стокман открыл целебность вод, пить и купаться в которых съезжаются многочисленные пациенты. Его брат Петер — мэр городка.

Семью Стокмана мы застаем в кругу друзей в новом полном света доме. Новые занавески, люстра, скатерть на столе — все дышит благополучием. Сценограф Александр Боровский создал строгое, с приметами северного модерна пространство. Его уют Стокманы очень ценят, поскольку недавно выбились из нужды. Сейчас у них есть любимый дом, любимая работа, да и сами они полны любви друг к другу. Молчаливая Катрине с полуслова понимает мужа и умеет одним взглядом выразить отношение к происходящему. Непривычно сдержанно ведет эту роль пылкая Елена Калинина, лишь изредка позволяя себе ироничную реплику или резкий жест. Столь же нордически аскетична дочь Стокманов красавица Петра (Екатерина Тарасова). Единство этой семьи подчеркнуто и костюмами, стилизованными под конец XIX века.

Идиллию не разрушает даже тревога доктора за судьбу курорта: только что он узнал, что целебные воды отравлены стоками с ближайших кожевенных заводов. Друзья заверяют его, что готовы вместе бороться за чистоту вод и спасение города. Нетрудно догадаться, что вскоре Стокмана предадут — тем более что мизансцена навевает мысли о тайной вечере. Тень Стокмана-старшего появляется еще до того, как он сам врывается в дом брата. Тени мэра достаточно, чтобы единомышленники отвернулись от доктора, а первый друг народа был назван врагом.

Томаса Стокмана, которого некогда играл Станиславский, в МДТ играет Сергей Курышев. Один из корифеев труппы, сыгравший ключевые роли в программных спектаклях Льва Додина (от трифоновского «Старика» до дяди Вани и Штрума в «Жизни и судьбе»), он только что отметил пятидесятилетие. Роль Стокмана — щедрый подарок к юбилею. В его трактовке звучат чеховские ноты. Герой — типичный провинциальный врач, но не скептик, как Дорн, а идеалист, как Дымов из «Попрыгуньи». Он добр и мягок, однако несгибаем. За права больных и за правду о курорте он намерен бороться до конца, хотя это грозит ему утратой благополучия. На все посулы и призывы к компромиссу он отвечает тихим и почти ласковым «нет…».

Труднее всего возражать брату, который и становится главным оппонентом доктора. Мэра играет еще один корифей додинского театра — любимый детворой Принц из «Золушки», неотразимый первый парень на деревне Егорша из «Братьев и сестер» — Сергей Власов. Здесь вы не найдете ни единой черты былых героев актера. Здесь он человек-машина. Застегнутый на все пуговицы, в котелке и с тростью в руке. Кажется, он вот-вот начнет орудовать тростью, как дубиной или шпагой. Вооружен и очень опасен. От одного его взгляда былые друзья Стокмана — «отцы города» — становятся послушными исполнителями воли мэра. Теперь они голосуют так, как прикажет мэр, беззастенчиво спекулирующий мнением большинства… И побивают каменьями окна дома, где только что гостили.

Итак, афиша Малого драматического пополнилась еще одним политическим спектаклем. Размышлением о роли человека в истории. О манипулировании понятиями «друг» и «враг». Полагаю, включая пьесу Ибсена в репертуар, режиссер не думал, что трубы, по которым на маленький норвежский курорт течет зараженная вода, зарифмуются со ржавыми трубами, которые лопаются по всему Петербургу. «Враг народа» — это «одинокий голос человека», тихое, но твердое слово культуры против лжи и демагогии, от которых во все времена не застрахован ни один город в мире.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.