Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

28 июня 2021

НОВОКУЗНЕЦКАЯ КУЗНИЦА

Режиссерская лаборатория прошла в Новокузнецком театре драмы.

Приятно, когда шофёр, везущий тебя из аэропорта города Новокузнецка в гостиницу, начинает рассказывать о том, какой в их городе замечательный театр, и что он с семьей не пропускает ни одну премьеру. Театр и правда замечательный, известный далеко за пределами Кузбасса. Он не раз участвовал в фестивале театров малых городов, был и обладателем гран-при, приезжал в Москву на Золотую маску. Готовясь к празднованию трехсотлетия Кузбасса, Новокузнецкий театр решил отметить историческую дату спектаклями по современным пьесам и впервые пригласил режиссерскую лабораторию, которую уже много лет проводит Государственный Театр Наций при участии Министерства культуры РФ в рамках Государственной программы по поддержке театров малых городов России.

Сцена из эскиза «Урожай».
Фото — архив театра.

Уровень задач стал очевиден уже из выбранных для создания эскизов пьес. Художественный руководитель лаборатории Олег Лоевский предложил с полсотни современных текстов. Театр привлекли сложные, неоднозначные, не прямолинейные пьесы трех значимых для современного театра драматургов: «Урожай» Павла Пряжко, «Космос» Алексея Житковского и «Свидетельские показания» Дмитрия Данилова.

Режиссеры приехали в Новокузнецк опытные: Михаил Заец — главный режиссер Молодежного академического театра Ростова-на-Дону, Артём Терёхин — главный режиссер театра г. Ачинска, уже работавший несколько лет назад с новокузнецкой труппой, и Алессандра Джунтини (Санкт-Петербург), принимавшая участие во множестве лабораторий, результатом которых стали премьеры, с успехом идущие во многих театрах страны.

Ожидания были самые радужные, но оправдались они не во всём. Режиссеры ради того, чтобы показать зрителям нечто законченное и увлекательное, предпочли пойти путем сочинения ряда аттракционов, чтобы не завязнуть в подробном разборе сложносочиненных текстов.

Фабула пьесы Пряжко «Урожай» незатейлива. Две пары молодых людей из города приезжают собирать яблоки в общественном саду, но что-то пошло не так… Режиссер Михаил Заец решил не углубляться в очевидную ассоциацию с райским садом и безвозвратной потерей его, а за четыре дня репетиций поставил милый, ладно рассказанный анекдот об инфантильных подростках, совершенно не приспособленных к жизни, каждый свой шаг сверяющих с информацией, извлекаемой из подручных гаджетов. Актеры, забавно растягивая слова, довольно ловко изображали юных ротозеев, отчаянно борющихся с рассыпающимися ящиками. Зрители смеялись довольные. Для эскиза использованного приема хватило. Но режиссерского решения для полноценной премьеры не просматривалось.

Сцена из эскиза «Космос».
Фото — архив театра.

Артем Терёхин упростил себе задачу постановки эскиза тем, что из многонаселенной пьесы Алексея Житковского «Космос» решил подробнее прочертить только линию главной героини. Недовольная жизнью учительница английского языка в средней школе города Бугульмы пилит своего совершеннолетнего сына, который никак не может устроится в жизни, пилит учеников, которые никак не могут выучить английский, пилит даже своего покойного мужа, из-за которого прожила жизнь не так, как хотела. И вдруг Татьяна Викторовна узнает, что в родной город должен заехать первый в истории Бугульминского района космонавт — ее одноклассник, который был в нее когда-то влюблен. Какой он увидит ее из своего «космоса»? Что принесет ей эта нежданная встреча: унижение или надежду? Следя за переживаниями героини, зрители невольно проникаются к ней сочувствием, смотрят на происходящее ее глазами, соглашаются, что в ее неудачах виноват то тот, то этот. Пьеса же дает возможность пристальнее вглядеться в каждого персонажа, разобраться в надеждах и разочарованиях каждого. И тогда вина «среды», «судьбы», «не любви» в жизни Татьяны Викторовны перестает быть столь очевидной. Возникает тема её собственной ответственности. В эскизе Терёхина прочие участники событий представлены легкими, иногда очень остроумными набросками, приметами той самой «среды», «судьбы», «не любви», которые во всём виноваты. Очевидно, что, если театр предложит режиссеру продолжить работу над этой пьесой, к премьере спектакль станет куда многомернее и глубже. Но зрители и эскиз приняли доброжелательно, радуясь узнаваемым жизненным ситуациям, легко примеряя их на себя.

Сцена из спектакля «Свидетельские показания».
Фото — архив театра.

Казалось бы, Алессандра Джунтини для своего эскиза по пьесе Дмитрия Данилова «Свидетельские показания» тоже придумала только один постановочный ход. Но он оказался столь удачным, что вскрыл текст как-то по-новому. Текст Данилова состоит из последовательности развернутых реплик ничем не связанных друг с другом людей, отвечающих на вопросы невидимого следователя, который пытается разобраться, кем был выпавший из окна своей квартиры молодой человек, и сам ли он выпал или кто помог. Камерность допроса режиссер взорвала тем, что вынесла эскиз на большую сцену. Причем отвечающие сменяли друг друга у небольшого столика, притуленного к самому краю сцены, а их крупные планы транслировались на огромный экран — перекрывающий всё зеркало сцены пожарный занавес. Его серая бетонная фактура придавала изображению грубость, неотесанность протокольной съёмки, а то, что он состоит из как бы спаянных крупных квадратных секций, расчленяла картинку, наглядно лишая ее цельности. Каждому персонажу режиссер придумала запоминающуюся характерность. И актеры, скованные строгой позой сидящего перед микрофоном и смотрящего в одну точку (объектив камеры) человека, блестяще эту характерность воплотили. Получилась многофигурная композиция тотального одиночества. Детективность сюжета — сам или не сам выпал — отошла на второй план. А на первый вышла случайность, ненадежность связей между людьми. Соседи, коллеги, приятели жертвы были лишь мимолетными свидетелями разрозненных моментов его жизни, никак нескладывающихся в цельный портрет. Эта непривязанность друг другу оборачивается непривязанностью к самой жизни, ее необязательностью. Эскиз произвел сильное и тревожное впечатление.

Евгений Миронов, благодаря которому государственная Программа поддержки театров малых городов и воплощается в жизнь, обязательным условием проведения режиссерских лабораторий поставил участие в них ведущих театральных педагогов. В Новокузнецк приехали с этой целью актриса, автор тренингов по мастерству актера Юлия Свежакова и хореограф, педагог по пластике Александр Шуйский. В занятиях с ними участвовала вся труппа. И оба педагога признали высокий профессиональный уровень новокузнецких артистов. Уверена, что результатом этой лаборатории станет яркая премьера. А какой эскиз ляжет в её основу решать самому театру.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога