Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

«ДЕТИ СОЛНЦА». ЧЕМ ИНТЕРЕСЕН СПЕКТАКЛЬ ПО ПЬЕСЕ ГОРЬКОГО

Большая загадка — почему одни театры любимы народом, а другие ничего, кроме раздражения, не вызывают. Опыт БДТ отчасти дает если не разгадку, то подсказку.

Артисты Большого драматического театра были необычайно творческими людьми: писали стихи, прозу, картины, музыку, грешили режиссурой, тяготели к педагогике… Не будем перечислять всех, достаточно назвать Сергея Юрского или Анатолия Гаричева, Ларису Малеванную или Владимира Рецептера. То, что их занимало вне сцены, на сцене присутствовало незримо, но ощутимо. Можно назвать это подтекстом, можно — сверхсюжетом. Но все это духовное богатство, несомненно, шло на пользу спектаклям, которые кружили головы зрителям.

Сегодня смотрим премьеру — спектакль «Дети солнца» М. Горького в Александринском театре. Заранее сопротивляемся. Господи, как надоели эти дачники, мещане, «дети солнца» и проч. Спектакль это наше предощущение поддерживает: режиссер Николай Рощин тоже не жалует всех этих обитателей дна и партера. По мере сил их раздевает, окунает в ванну, вынимает оттуда в мокром дезабилье, раздражается их нытьем и мягкотелостью. Солнце над ними все то же, и они — все те же, что и сто с лишним лет назад.

Но что же изменилось? Неужели мир и мы в нем такие же, как при М. Горьком?

Режиссер, заинтриговав нас, в финале дает ответ. Точнее, дает слово актрисе Елене Немзер, которая на протяжении спектакля лишь подавала реплики, направлявшие зрительскую мысль в нужную сторону. Вместо занавеса на публику обрушиваются картины Елены Немзер — апокалипсис, гибель мира, о чем говорится в пьесе М. Горького и что сбывается сто лет спустя. Это резюме посильнее если не «Фауста» Гете, то картин, снившихся Босху. Это удар под дых. И подкрепляет тяжелые ощущения музыка. Ее сочинил актер Иван Волков, который играет (прекрасно, с абсолютным пониманием того, что хочет сказать) главную роль — Протасова. Недовыраженные чувства он вложил в ноты и, словно гвозди, забил в тот корабль, что для нас не стал ковчегом, но потерпел крушение, потянув за собой всех «детей солнца», идеалистов, живших надеждой на лучшее.

Эпилог не расставляет все точки над i, но проясняет позицию театра, живущего, как и мы, в эпоху перемен, сомнений и разочарований.

Доктор искусствоведения, профессор Российского института сценических искусств Анатолий Чепуров на протяжении тридцати лет просвещал студентов — будущих актеров и театроведов, рассказывал об истории русского драматического и музыкального театра. Своеобразный итог его научно-творческой деятельности — двухтомник «Театральный сверхсюжет», в котором собраны его статьи о событиях и людях, их инспирировавших, формировавших историю театра, свершавшуюся как задолго до нас, так и на наших глазах.

Как историк театра, Александр Чепуров начинает повествование с периода зарождения традиций петербургской театральной школы. Следующий шаг — прослеживание историко-театрального знания на материале процессов, происходивших в практике российской сцены: рождение режиссерского мышления, влияние драматургии Чехова на актерскую школу, на постановочную систему, проникновение прозы в структуру сценической композиции… Разрозненные вроде бы статьи выстраиваются в стройную систему развития отечественного театра.

Конечно, главные акценты — на сюжетах Александринской сцены, с которой автора связывает судьба, но и другие явления культуры волнуют Чепурова: опера, литература, международные взаимосвязи… Так в книге и в судьбе петербургского театроведа театр встраивается в контекст, без которого главный предмет скучен и неполон. Для учеников профессор Чепуров становится примером человека, универсально образованного и полифонически мыслящего. Для коллег — специалистом, оправдывающим нашу странную профессию, не исчерпывающуюся анализом отдельных явлений культуры. Его забота — течение времени и преемственность, сопряжение, перекличка событий. На его опыте учатся не только будущие театроведы, но и практики — актеры и режиссеры.

Тридцать лет назад начиналось все со студенческих капустников, в частности, с того, в котором Чепуров сыграл доктора Калигари. Поприще артиста оказалось тесным, а вот в качестве наставника нынешний профессор, заместитель художественного руководителя Александринского театра, лауреат премии К. С. Станиславского и других престижных наград весьма пригодился как теоретикам, так и практикам. Во время пандемии он, как и другие педагоги, читал лекции по ZOOM, а паузами воспользовался, чтобы подготовить книгу, которая и сама стала театральным сверхсюжетом, вышедшим за рамки сценического пространства.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.