Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

Деловой Петербург. 09.09.2011
СМИ:

ВЕНЕРА В КИРЗАЧАХ

Новый петербургский театр «Мастерская» о т к рыл второй сезон премьерой «Зори здесь тихие». К ней сделали остроумную афишу: Венера Милосская перепоясана солдатским ремнем, прославленный пупок закрывает бляха со звездой. Точный образ.

В старой повести Бориса Васильева (1969 г.) старшина Васков и девчонки зенитчицы защищали Родину и умирали с сознанием, что только так и можно поступать. В спектакле по этой повести главным становится противоестественность, бесчеловечность мироустройства, в котором живая жизнь, заключенная в прекрасном, упругом, хрупком, нежном девичьем теле, по каким—то мерзким извращенным законам, установленным мужчинами, должна прерваться — бессмысленно, нелепо… В экранизацию, сделанную Станиславом Ростоцким в начале 1970—х, контрабандой просочилась невозможная в советском кино эротика — и все подростки страны ходили на все сеансы подряд, чтобы снова поглазеть на знаменитую сцену в бане. Нынешний театр давно объелся голым телом, обнаженка не прибавляет ни художественного смысла, ни даже зрительского интереса — и спектакль разумно, со вкусом целомудрен. Шесть прелестных молодых актрис: Ксения Морозова, Александра Мареева, Алена Артемова, Мария Валешная, Полина Сидихина, Анна Арефьева — эротичны просто по факту своего присутствия в сценическом пространстве, их красота, обаяние и манкость становятся бонусом к рассказу, который они ведут.

«Мастерская» образовалась из актерско—режиссерского класса профессора Григория Козлова в Театральной академии, «Зорями» будущий режиссер Полина Неведомская начала заниматься еще на 2—м курсе, и следы учебной работы остались в спектакле. Студенты осваивали материал этюдным методом — фантазируя на тему биографий героев; эти этюды вошли в спектакль, расширяя и обогащая скупые сведения, разбросанные в повести, больше напоминающей киносценарий, чем прозу. Из реплики Васкова, что он, мол, сделал своим подопечным нужник, вырастает уморительный дивертисмент с деревяшкой и выпиленным в ней очком, из упоминания обеда — сценка дегустации супа: выясняется, что повариха влюбилась — суп пересолен. В педагогике этюды призваны развивать фантазию студентов. Спектакль развивает фантазию зрителя.

Художник Анна Маркус оставила сцену пустой, на ней только двухъярусная ажурная металлическая конструкция, еще есть фанерный ящик, из которого новоиспеченные красноармейки достают гимнастерки, сапоги, ремни, пододеяльники, трогательное бельишко. Все места действия в настоящем времени (баня, лес, болото) и во флэшбэках — воспоминаниях героинь возникают лишь в воображении актеров, которым они заражают нас, заставляют поверить и почувствовать.

В повести Васков звонит некоему начальнику, в спектакле этот «товарищ Третий» материализован: он восседает на той самой конструкции, курит трубку пародийно намекая на Сталина, но в конце концов догадываешься: это не земной бог, а просто Бог, отмеряющий жизнь персонажей, — гибель знаменуется его словами: «Сдать обмундирование». Третьего играет Арсений Семенов, он же изображает всех отцов—мужей—ухажеров из девчачьего прошлого, делает это легко и ловко, а в Третьем у него — удивительная в столь юном артисте точная мера красок: чтобы не впасть в пафос и не стать смешным. И Константин Гришанов сработал своего Васкова не киношно—достоверно, но с артистизмом, подчеркивающим расстояние между актером и персонажем. Вообще, нам никогда не дают забыть, что мы в театре: немцы появляются видеопроекцией шагающих башмаков, музыка иронично комментирует происходящее, мизансцены не реалистические, а почти танцевальные. Автор инсценировки и постановщик Полина Неведомская обладает редкой способностью сочинять именно театральный, сценический текст. Но она, видимо, решила, что эту способность нужно демонстрировать непрерывно, метафоризировать каждую секунду. Оттого достоинство спектакля оборачивается его недостатком: он перегружен, и, увы, не возникает ощущения необходимости каждой сцены, когда ни прибавить ни убавить. Убавить очень даже следует.

Комментарии (1)

  1. Ирина

    Посмотрела спектакль, молодой и задорный. Всё мне это напомнило игру детей 3-4 лет. Понятно, что ребята повзрослеют и начнут глубже понимать суть.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.