Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ТАНЦУЮЩИЕ СТРОЧКИ

313-ю годовщину рождения Санкт-Петербурга Михайловский театр отметил мировой премьерой — постановкой балета «Люблю тебя, Петра творенье…» на музыку Рейнгольда Глиэра в постановке американского хореографа Лара Любовича.

Музыкальной основой спектакля стала Третья симфония Глиэра, написанная в начале XX века. Музыковед Джесси Лимбахер переформатировала структуру симфонии, распределив ее фрагменты, согласно замыслу хореографа. Это придало каждой сцене свое психологическое настроение и драматизм. Таким образом, создалась партитура нового балета, где ярко прозвучала русская мелодика и живописная характеристика персонажей.

Имя Лара Любовича неизвестно широкому кругу петербургских зрителей, хотя у себя на родине он один из популярных хореографов, в послужном списке которого более ста композиций, поставленных в разных театрах мира. Ученик таких мэтров, как Марта Грэм, Хосе Лимон и Энтони Тюдор, хореограф блестяще владеет различными стилями танца, что позволило ему создавать хореографические композиции для кино, мюзиклов, драматических спектаклей. Его масштабные работы, такие как балет «Отелло», вошли в репертуар ряда европейских театров.

Идея пригласить Лара Любовича для постановки балета по мотивам поэмы Пушкина «Медный всадник» принадлежит дирекции театра и художнику Георгию Цыпину, с которым хореограф работал над балетом «Отелло». Лар Любович с опаской принялся за постановку в Михайловском театре, понимая, что для русских Пушкин — величайший символ национальной культуры. Хореографа несколько успокаивало то, что он возвращался к своим русским корням: предки Любовича родом из России.

Хореограф в основном следует сюжетным линиям «Медного всадника», но главным для него был не пересказ сюжета, а стремление показать процесс возникновения поэмы. Стихотворные строчки оживают прямо на сцене — поэт размышляет о главных героях, и на сцене тотчас появляются Евгений и Параша. Хореограф превращает Пушкина в активное действующее лицо, наделяя танцовщика-актера вариациями, сольными монологами. В этом спектакле поэт — своего рода волшебник-кукольник, повелевающий персонажами, созданными его фантазией. По его воле из толпы танцующего народа выходит юноша, которому поэт дает имя Евгений, одевает на него потертый сюртучок и оживляет неподвижного героя. По замыслу поэта, встречаются и расстаются Евгений и Параша, их дуэты — недолгие минуты радости и счастья, которые им даровал автор.

Пушкин в ярком исполнении Марио Лабрадора не сторонний наблюдатель: он живо реагирует на все происходящее, его вариации полны тревоги за судьбы персонажей, которых он обрек на нелегкие испытания.

Лар Любович — мастер дуэтного танца, созданные им пластические диалоги элегантны и полны внутреннего драматизма. В них с полной силой раскрылись технические и актерские возможности Леонида Сарафанова (Евгений) и юной пленительной Анны Кулигиной (Параша).

Впечатляет образ Петра I, созданный Артемом Марковым средствами выразительной пластики. В помутненном сознании Евгения император сходит с пьедестала, окруженный крылатой стаей воинственного воронья, словно закованного в рыцарские доспехи. Им предстоит нелегкая миссия — показать охваченному горем Евгению безжизненное тело погибшей Параши.

Художник Георгий Цыпин сумел соединить лаконичность оформления с яркостью и выразительностью деталей. Немалую роль в спектакле играют видеопроекции: величаво плывущие горделивые панорамы столицы смываются бурными волнами наводнения, оставляющего после себя руины домов, мостов, остатки развалившихся судов…

Оркестр Михайловского театра под руководством Михаила Татарникова передал красоту музыки Глиэра — светлый колорит лирических сцен, удаль народных плясок и драматизм финала.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.