Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ПОДВОДНЫЕ СТРАСТИ

Михайловский театр на третьем году своей новейшей истории — с тех пор как директорское кресло занял бизнесмен Владимир Кехман — выпустил первую самостоятельную премьеру, без всяких заимствований у коллег. Самую знаменитую оперу чеха Антонина Дворжака «Русалка» поставили главный дирижер театра опытный Петер Феранец и режиссер Игорь Коняев, дебютировавший в этом жанре.

Спектакль получился очень красивым. Круг (он же озеро), вписанный в квадрат, — как символ женского и мужского начал постоянно трансформируется на фоне впечатляющих видеопроекций. «Здесь такое классное кино показывают», — восторженно сообщал по мобильнику в первом антракте какой-то молодой человек.

В данном случае было не только на что посмотреть, но и что послушать. Петер Феранец сделал из оркестра, который раньше производил полупрофессиональное впечатление, коллектив вполне европейского уровня. Музыканты играют аккуратно, и звучание получается строгим и элегантным.

Есть в спектакле и очень удачные работы солистов. Великолепна Русалка Анны Нечаевой. Она мгновенно влюбляет в себя публику и дает все основания думать, что у Михайловского театра появилась собственная, а не приглашенная звезда. Достойный певческий и актерский уровень демонстрируют Екатерина Егорова (Ежи-баба) и Вазген Газарян (Водяной). Стараются, но с меньшим успехом Мария Литке (Княжна) и Дмитрий Карпов (Принц).

К сожалению, второй состав, за исключением юной Татьяны Рягузовой — Русалки, оставил менее благостные эмоции. Тут, конечно, стоит оговориться, что проблема второго, третьего и прочих составов — беда всего нашего репертуарного театра.

Главная неприятность этого спектакля — режиссура дебютанта. Есть ощущение, что Игорь Коняев оперу пока не чувствует и не верит в музыку. Каждую арию, каждый дуэт, не говоря уж о симфонических фрагментах, он подпирает сценической суетой, бесконечными танцами русалок и чертей. Не в каждом балете занято столько артистов, сколько в этой опере. При том что есть и удачные эпизоды — например, явление лесных нимф в виде воздушных гимнасток…

Режиссер хочет понравиться публике и развлекает ее по полной программе. Устраивает экскурсию в бордель, играет с аллюзией беременности Русалки. Но не предлагает каких-либо характеров героям оперы. Чем больше на сцене действия, тем меньше в нем смысла. Ситуацию спасают две несущие конструкции спектакля — классный оркестр и интереснейшее мультимедийное оформление всего происходящего.

На февраль в Михайловском театре назначена премьера оперы француза Жака-Фроменталя Галеви «Жидовка», которую у нас ставили лишь однажды, в середине позапрошлого столетия.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.