Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ЧЁРТ ПОБРАЛ

«Братья Карамазовы» Фёдора Достоевского — кладезь рассуждений о боге, свободе и морали. Последний роман великого писателя вряд ли можно уложить в одну театральную постановку. Видимо поэтому петербургский театр «Мастерская» сделал акцент на ключевой главе романа в постановке «Иван и Чёрт».

Спектакль — взгляд режиссёра Андрея Горбатого на главу романа «Чёрт. Кошмар Ивана Фёдоровича». Диалог Карамазова с Чёртом представлен в виде балаганной сказочки в сопровождении маленького оркестра. Нить разговора то и дело прерывается остроумными комментариями Рассказчика, роль которого исполнил Андрей Дидик.

На сцене присутствуют шесть человек. Трое из них, в том числе и Рассказчик, исполняют дарк-кабаре на аккордеоне, скрипке и контрабасе. Георгий Воронин изображает пьяницу. За оставшимися двумя закреплены главные роли: Дмитрий Житков играет Ивана Карамазова, а Антон Момот — Чёрта. Визуально они очень контрастны. Карамазов одет в строгую двойку, светловолос и плечист. Чёрт в канареечном костюме и соломенной шляпе, франтоватый и тонкий. На этом контрасте и держится всё действие.

Сценография спектакля более чем классическая. Художник Елена Чернова снабдила игровое пространство шкафом-табакеркой, откуда выпрыгивает Чёрт, кроватью и кофейным столиком. Но здесь притаилась оригинальная метафора расколотого сознания Ивана Карамазова: столик и кровать раздвигаются на две половины, между которыми пляшет и паясничает полуночный визитёр. Даже картина с зимним пейзажем безжалостно распилена пополам и прикреплена к двум разным колоннам.+ Нарочито шутовская манера игры Момота противопоставлена эмоциональной и достоверной игре Житкова. Однако, в какой-то момент они незаметно для зрителя начинают одинаково смеяться, махать руками и синхронно говорить, будто каждый из них смотрится в зеркало. Вот о чём хотел сказать Достоевский: Чёрт — часть Ивана. Худшая и уродливая часть. И чем больше Карамазов пытается отнекиваться от этого, тем ближе сливается со своим видением. Сложно бороться со своим врагом, когда этот враг — ты сам.

Пляски и ругань вокруг мебели продолжаются около часа. Всё это время Чёрт пытается убедить Карамазова, что он настоящий. По сцене летает стакан, то зажигается, то гаснет восковая церковная свечка. Как и в романе Достоевского, в спектакле нет счастливого конца. За свои бесчеловечные теории Иван Карамазов наказан сумасшествием. Оркестр из трёх человек выдвигается на авансцену. Пьяница поёт заунывную песню о блудном сыне под причитание музыкальных инструментов. Момент рассчитан на вышибание скупой слезы у неискушённого зрителя. Гаснет свет.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.