Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

1 марта 2012

ЗВЕРИ! ВЫ — ЛЮДИ!

Я.-О. Экхольм «Тутта Карлсон первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие».
Русский театр Эстонии (Таллинн).
Режиссер Екатерина Гороховская, художник Софья Матвеева

Да это ж про меня!
Про нас про всех, какие к черту волки?!

Владимир Высоцкий

В то время, как Екатерина Гороховская выпускает «сказку за сказкой» в Питере, ее «ЛИСная сказка», решенная режиссером в элегантном стиле, стала хитом в Таллинне. Постановка далеко ушла не только от сказки Яна-Улофа Экхольма «Тутта Карлссон, первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и др.», но и от киносценария Георгия Полонского, по которому Леонидом Нечаевым был снят двухсерийный телефильм «Рыжий, честный, влюбленный» (1984).

Лес полон неожиданностей

У Экхольма была традиционная сказка про животных, с элементами антропоморфизма, веселая, благополучная, и пафос ее можно было выразить афоризмом Кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно».

В фильме Нечаева — Полонского уже ощутимо предчувствие того, что впереди большие перемены, которые невозможно полюбить. Авторы отгораживались от тревожных предчувствий нежностью и трогательностью формального решения. Лисят, зайчат и цыплят играли дети (кстати, в этой картине снялись 12-летние тогда Полина и Ксения Кутеповы, ныне — звезды Театра Петра Фоменко), а взрослые роли исполняли Ирина Мирошниченко, Екатерина Васильева, Татьяна Пельцер, Альберт Филозов, работавшие в мягкой, лирически-комедийной, манере, не чуждой порою гротеска, но гротеска доброго.

В спектакле отсутствуют (по понятным техническим причинам) несколько очень смешных сцен фильма (в частности, урок в «школе хитрологии»), образы переформатированы. Режиссер не скрывает, что законы, по которым живут лисы и прочие хищники — наша действительность. Не человеческое общество похоже на лес, а лес — на человеческое общество, которое покруче самой дремучей чащи будет!

Сцена из спектакля.
Фото — из архива театра

В семье не без… порядочного человека

Если в фильме в семействе лис Ларсонов все же присутствовало некоторое тепло, то в спектакле мы видим вполне современную семью в состоянии полураспада. Глава семьи (Сергей Черкасов) — пожилой аферист, эстет, который в принципе готов удалиться на покой, но время от времени считает необходимым показать молодым достоинства «старой школы». Как элегантно он обольщает в прологе спектакля Индейку (Татьяна Маневская) — наивную даму бальзаковского возраста, тающую от галантного обращения! (Само собой, в следующей картине индейка оказывается на столе… в жареном виде.)

Старший сын Лабан (Николай Бенцлер) — эдакий бандюган-отморозок, тоже хитрец, как и папа, но где старый лис обольщал и рассыпался мелким бесом, там Лабан цинично прет напролом, не очень заботясь о правдоподобии, рассчитывая на силу и напор. Сцена, в которой он выуживает деньги у зайцев Туффа-Ту и Юкка-Ю, вовсе не сентиментальна, как в кино. В фильме зайчат играли маленькие мальчик и девочка, а Лабан был всего лишь хулиганистым подростком, ожидавшим первого привода в детскую комнату милиции. И сцена сводилась к общеизвестному постулату «Нехорошо обижать маленьких!». В спектакле Туффа-Ту и Юкка-Ю (Антон Падерин и Иван Алексеев)— великовозрастные инфантилы, которых очень просто обмануть. «Нечего быть лохами, — убеждает театр, — таких дураков и в церкви бьют!». И в самом деле: лисы и прочие хищники (волки, рыси, шакалы) жируют исключительно благодаря доверчивости зайцев и другой травоядной мелочи…

Очаровательный и простодушный Людвиг (Михаил Крячок), лисенок, не желающий постигать премудрости науки хитрологии, в своем семействе — урод, диссидент, нетипичное для нашей современности явление. Актер играет юношу, который не просто не знает жизни, но и совершенно сознательно не желает знать такую жизнь. И в этом они схожи с Туттой Карлссон (Анастасия Цубина).

Сцена из спектакля.
Фото — из архива театра

Лис в курятнике

Если Людвига ведет по жизни убежденность, то Тутту — героическое незнание того, какова она, жизнь. Лисенок вдумчивее и рассудительнее, цыпленок-девочка — смелее и безогляднее. Оба они очень убедительны — и оба выламываются из своей среды.

Сцена посещения Людвигом дома Тутты не просто смешна, в нее заложены узнаваемые приметы реальности. Курица-Мать (Елена Тарасенко) хлопотлива и бескрыла. Петух Петрус в исполнении Дмитрия Косякова — кухонный политик, в домашнем кругу возмущающийся порядками в хлеву, в свинарнике и в прочих отраслях местной экономики, сердитый отец семейства, который с домашними грозен, но вряд ли способен на решительный протест…

Природа «ЛИСной сказки» в том, что она сделана как слоеный пирог. В ней много смыслов, и дети вычитают из нее, скорее, сюжет, а взрослые — вложенную постановщиком социальную сатиру.

Порядочный лисенок Людвиг — урод в своей семье, а добрая и смелая цыпленка Тутта — белая ворона в своей. Есть ли надежда на то, что так будет не всегда? Об этом спрашивать надо не у театра!

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога