Петербургский театральный журнал
16+

11 июля 2014

«В ОЧИ БЬЕТСЯ КРАСНЫЙ ФЛАГ»

«Крым». М. Коваль.
Опера-митинг. Спектакль народного артиста России Юрия Александрова.
Театр Санктъ-Петербургъ Опера

Ничего большего не хотел Юрий Александров от партитуры советской оперы сталинского лауреата Мариана Коваля «Севастопольцы» (1946 г.), чем крещендо одной-единственной темы: страстной, всепоглощающей любви. К Родине. О реализации свежепридуманного жанра «опера-митинг» грезил размашисто, масштабно: чтобы на Красной да Дворцовой.

Не срослось. Кто-то кого-то, видимо, не до конца смог освоить. В итоге случились пятнадцать придуманных Александровым эпизодов. Тематическая нарезка под эгидой сквозного: «О, Крым… ты — наш, наш, наш!!!» длиной лишь в час. Галопом. Против четырех актов аутентичного Коваля — подарок небес.

Представьте себя в 2014 году на полнометражном воплощении таких произведений композитора Коваля, как «Валерий Чкалов», «Звезды Кремля», «Поэма о Ленине». Прикиньте: эта реинкарнация — на сцене особняка барона фон Дервиза или на любой другой. Что-что вы сейчас подумали, почувствовали?! А… То-то!

«Зритель будет слышать запах нашего пота», — сказал на пресс-конференции создатель «Крыма». Не уверена в обольстительности именно этой перспективы. За анализ обонятельных потрясений публики не берусь, избежать же поступательного рассказа не нахожу сил.

Итак, приступим.

На сцене амфитеатром в полумраке и отдалении, незаметно, будто это зрители, притаился хор. В зале — каре: стулья на все четыре стороны. На полу единственный след сценографических раздумий — карта Крыма. На потолке между двумя люстрами в овале золотой лепнины — видеоарт Виктории Злотниковой (море, волны, кадры разнообразной хроники, матросы, памятники…). Полноценно разглядеть невозможно из-за хрусталя, который повсеместно, да и задирать голову первые тридцать минут на ум как-то не идет.

Начинает оперу-митинг небольшого роста «человек от театра» (Никита Захаров). В светло-сером современном костюме и галстуке, строго, громко, патетично читает он стихи, только что специально написанные Натальей Черниковой.

Для наглядности — один куплет:

«Мой Крым!
Богатств несметных сказочный ларец —
Трофей желанный воронам зловещим,
Но на челе твоем победный лавровый венец,
А в сердце — голос правды вещей»

Не догадаться, что прототипом мужчины в сером является президент РФ, может только НЕрусский. Варяг, иноверец. К тому же постановщик в многочисленных интервью не счел уместным утаить от народа свою любовь к главе государства и всепоглощающее желание ввести его в ткань повествования.

«Но я не холуй», — декларирует Александров. Поэтому, видимо, «мужчина от театра» шит белыми нитками.

Стихотворный зачин сменяет недлинная, но грозная ария воина с ружьем (Сергей Калинов) времен Первой Крымской войны. Словесный ряд не различим. Воина окружают шесть сестер милосердия. В руках у них окровавленная мануфактура, которую они со скорбным и трепетным выражением лица вверяют в руки сидящих в первом ряду. Зритель берет. Через некоторое время сестры отбирают бутафорские полотнища и бережно уносят их в цеха. Ария воина подкрепляется женским дуэтом. Поют про «Загоним врага на дно, неужто море сынам своим не хочет помочь».

На этом далекие 1850-е годы завершаются. Человек в сером поддает в действие еще пару стихотворных куплетов, и… не тормозя, постановщик выводит в вальсе гурьбу уже советских счастливых граждан с детьми-мягкими игрушками-цветами-улыбками, пляшущих о том, как «сердце ликует, сердце поет».

Но тут мгновенно обрушивается раскатами ВОВ. Образ воина получает свое развитие в образе матери (Елена Еремеева). В окружении лежащих на полу детей ее ария звучит столь же мощно, но не грозно, а скорбно. В сущности это, конечно, не мама ушедших воевать крымских моряков, а Мать с той же прописной буквы, что пишется Родина. Еремееву поддерживает хор. Отчетливо слышится мелодичное: «Севастополь, Севастополь». Тему сражений и морской славы укрупняют старый солдат (Николай Михальский) и бравые моряки.

Человек в сером вновь подытоживает эпизод с помощью Каллиопы, посетившей Черникову:

«Война — кровавый беспредел…
И Апокалипсиса грозное начало
За что мой Крым тебе такой удел,
К чему опять ты опустил забрало?»….

Ровно тем же макаром, что кружили перед нами предвоенные счастливые люди, тут — закружили женщины с челночными клетчатыми сумками, детьми и однозначной тревогой/болью на лицах. То — предреферендумный Крым. А главный персонаж — ДИТЯ. Девочка (Евдокия Малевская) обращается к «президенту» яростно, агрессивно! В глазах злинка + слезы. Авторитарным тоном требует она изменить течение ужасной крымской жизни — ее собственной и всеобщей. Дуэт Дитя — «президент» производит наисильнейшее впечатление. Потому что именно в этот момент мне кажется: жизни нет, есть только сон.

Однако в сценической жизни «президент» закрывает руками лицо, преклоняет перед девочкой колено, вытирает ее слезы своим платком и они, распрямившись, митингово/елочно, унисон обращаются к залу. Зритель раскатисто и предсказуемо скандирует «ДА» на вопросы про русский язык, «волю, созидание труда», прочий «мир и май». «НЕТ» — в адрес войны и сопутствующих мерзостей.

В следующей сцене патриотическая температура понижается за счет образа сомневающегося гражданина. Всеволод Калмыков в очках, шляпе, с портфелем и глобусом в руках опасливо оглядывается, почему-то ложится на карту и больше напоминает ни разу не пропившего глобус учителя географии, нежели представителя «пятой колонны».

Далее — группка крымских татар в национальных платьях, золотом расшитых, с детьми и явной любовью к РФ исполняет свой лирический номер.

В следующем эпизоде не вполне понятно выглядит упитанный корабельный кок (Денис Закиров). Метафору с алюминиевой кастрюлей, из которой морячок раздает пирожки и детям, и зрителям, я, как говорится, «не взяла».

Идем на коду, читатель!

На сцене все действующие лица во главе с высоким морским чином. Звучит: «Народный гнев обрушим на врага, пришли домой мы навсегда!» В этой арии как раз-таки были различимы слова: «Севастополь заново отстроим…» Удивительно, что вдруг? Ведь Великая Отечественная уже окончательно закончилась минут пятнадцать как….

В последние мгновения в оперу Коваля вливается песня Мурадели «Легендарный Севастополь». Исполняют все. Публика из первых рядов воссоединяется с рядами действующих лиц, раскачивается в такт, поет! Остальной зритель слушает стоя. «Нац. предатели» в количестве штук пять-шесть остаются сидеть, вжавшись в спинки удобных кресел.

THE END

Что это было? Чужой дядя (не мама!) безо всякой твоей просьбы только что рождал тебя обратно в 30-е —50-е годы прошлого века. Александровскую сервильную агитку-однодневку смоет любой волной: невской, черноморской. Да нет, волна не снизойдет. Водопроводной струи достаточно. Даже слабого напора. Уворованный час из единственной жизни. Не более.

Р. S. А на улице — белый вечер, воздух, голубое небо, Поцелуев мост, Малая Голландия, дом Блока. Около него стоит чудесный белый пудель, а вовсе не «поджавший хвост паршивый пес»…

Комментарии (28)

  1. лариса

    …я всё думаю о природе холуйства…про героя дня Александрова мне понятно- уж больно красив особнячок, уже вроде как лично свой и вложено немало…ну вот совсем он мне по фиг…а вот молодые актёры и дети,может быть вполне искренне радующиеся- первые,что есть работа, вторые,что играют в театре,как взрослые …и вот они,это последние беспокоят меня больше всего и их родители…они каким местом думали..а если я не права и они из чувства истинного патриотизма отдали детей участвовать в этом идеологическом безумии..
    жду ,когда гиря дойдёт до полу…Автору спасибо за подробный анализ и терпение…

  2. марина

    Помните анекдот? татары страшно возмутились русской поговоркой “незваный гость хуже татарина”. Издали указ: пословицу изменить, с такого-то числа следует говорить – “незваный гость лучше татарина”… Предлагаю поговорку “мама, роди меня обратно” изъять из обращения, дабы не вызывать в думающих людях рвотного рефлекса(((

  3. David Burman

    !!!

  4. David Burman

    Класс,класс,класс!!!

  5. Татьяна Самойлова

    О, Боже!!! Ну, если уж такое в культурной столице, то театрам страны никак нельзя отставать! Почин (далее следует ненормативная лексика)…

  6. Вячеслав Вербин

    Зря трепетала. Все по делу.

  7. Horen Grigoryan

    Н-да… Верх лизоблюдства эта опера, похоже…

  8. Ігор Мельниченко

    Гайдай рулит: "Володя, ты зачем сбрил усы?"

  9. Alaxey Porai-Koshits

    Лена спасибо!

  10. Сергей Брижань

    Пора в куклах современность отразить. Думаю, желающие кусают локти, что не они первые. Но можно высмеять ажурное белье, америкосов, гейропу. А в финале, вместо катарсиса, хор оловянныых зеленых человечков перестреляет из калашей всех врагов Отечества в зрительном зале, а потом лихо спляшет суровый матросский танец Яблочко. Дальше – нецензурная тишина…

  11. Ulyana Dryzhak

    «Но я не холуй», — декларирует Александров? Понятное дело,весь мир знает как правильно спеть..Серёжа,пожалей кукол.)))

  12. Georgy Narvsky

    Великая постановка! Нечеловеческая музыка! А кто не понимает – просто жалкие ничтожные никчемные людишки! Ручонки прочь свои грязенькие кривенькие потненькие коротенькие от народного артиста России!

  13. Georgy Narvsky

    Она таковой была четверть века назад.

  14. Georgy Narvsky

    Очень дурно Вы, тов. Вольгуст, пишете! Непрофессионально!

  15. Konstantin Kryshtopov

    Лена, а я подумал, что это шутка, когда услышал про оперу в ОпераСПб. Ваша статья убила во мне последнюю надежду… Вы правы, "маразм крепчает" и заслуженно-народный Юрий Исаакович это подтвердил! У меня нет риторического "куда мы катимся"? ибо помню гимны 80-х. типа оратории «Малая земля» (1980) и балет с Брежневым в главной роли. Теперь буду ждать балета "Путин вперёд" или оперу "Единая Россия ПОБЕДИТ"! Да, как там у классика: "… и скучно и грустно… и некому морду набить".

  16. Александр Корейша

    Я вс е это видел. И “Падение Берлина” с усатым возле развалин Рейхстага. И “Кубанские казаки” со столами ломящимися от изобилия (я сам стоял в длинной очереди в 50-х годах за черным как земля хлебом). Читал и “Кавалер золотой звезды” Бабаевского и многочисленные “Юности” – их штамповали в немереном количестве разные халтурщики. Но спасло то, что отец выписывал полные собрания сочинений писателей 19 века, Золотой век дворянской русской культуры.
    А как быть этим современным российским деткам, когда ими руководят быдла?

  17. Tatiana Kuznetsova

    В очередной раз склоняю голову перед мастерством Елены Владимировны!

  18. Павел Антонович

    Ну что ж… я вижу, я тут единственный патриот России.
    Юрий Исаакович сотворил то, что просит простой народный зритель. А простой народный зритель не будет смотреть про то, как солдат без слов и музыки моет свои мудя восемь минут за 500 рублей. Он хочет (вот уже без малого две тысячи лет) хлеба и зрелищ.
    И если вы все этого не понимаете, то вам однозначно скажут – что и как надо понимать. Но если вы и после этого ничего не поймете – все вас всех жаль. Работать надо, господа.

  19. Р.К.

    “Крым” – спасибо! спасибо – Александрову! это удалось! я видел своими глазами как у мужчин наворачивались слезы на глазах, как вытирали слезы женщины, как в конце пела больше половины зала “Легендарный Севастополь” и с какой гордостью зрители выходили на импровизированную сцену. Одна строчка из оперы ” Мы дети не хотим жить в плену!”.
    СПАСИБО!!!! Оперу-митинг надо включать в репертуар театра! Александрову удалось показать зрителю то от чего наш президент спас народ (теперь уже свой народ), Нету в Крыму то что сейчас происходит под Донецком, то что происходило в Одессе!!!! Наш народ должен знать, что одним решением были спасены миллионы жизней!

  20. Igor Kozhukh

    Инферно… И это "Спектакль народного артиста России Юрия Александрова"? Точно сейчас часто цитируют А. Бушкова: "Интеллигенция всегда была невежесчтвенной"…

  21. артур соломонов

    Прекрасный текст!!! Спасибо!!!!

  22. артур соломонов

    Прекрасный текст!!! Невиданного размера глупость. Вобщем, ура )))

  23. Nana Jorbenadze

    Читаю об этом шедевре уже второй отзыв. Думаю, было бы смешно его смотреть, когда бы не было б так грустно…

  24. Alexander Frenkel

    Не будь спектакля, не было бы и сей замечательной рецензии. Спасибо Елене Вольгуст, что избавила от просмотра верноподданой пошлятины. Приведенные рецензентом стихотворные цитаты – ужасают безвкусием не только автора сих виршей, но…демонстрацией культурных кодов режиссера спектакля. Понятно, что классиков марксизма-ленинизма сейчас уже не принято цитировать, а вот бредятину в стиле сталинских времен – запросто. “Человек от театра” в сером…. А что? Почему бы унтер-офицеской вдове, по обыкновению, и не высечь себя еще раз? Т.е. режисер – проболтался о заветном, втайне лелеимом…

  25. Dina Diyakova

    Господи!!!!! За что это все Петербургу???

  26. Сергей

    Не знаю почему, но я избег за все время существования данного театра побывать на его спектаклях, так громко и кокетливо названного, да еще и с”ъ” ! Какому театру это альтернатива? “Зазеркалью”? Большим академическим оперным? думаю, что теперь уж точно не придется посетить столь любимый особняк фон Дервиза, чтобы бежать оттуда от стыда и позора происходящего! Ходил когда-то туда в начале 90-х устраиваться на работу пианиста, но, к счастью, не к господину Ю.И.Александрову. Но пролетел, ибо все было неустойчиво как с особняком, так и с театром, тогда предполагавшим там работать.Поражает не то, что уважаемый режиссер называет черное белым и наоборот, т.е., не холуй, не конъюнктура, такого еще не было, впервые опера – митинг и т.д. Надеюсь, что Ю.И.Александров высоко театрально образован и должен помнить весь почти полувековой путь любимейшего многими Театра на Таганке достопочтенного и гениального Юрия Петровича Любимова, чтобы в который раз не изобретать велосипед и не открывать по новой Америку! Стыдно,г. Александров, брать на себя столь ответственную миссию и не оправдывать ожидания даже власть предержащих своей лизоблюдской стряпней, используя еще к тому же, наверное, не зря забытые страницы советского музыкотворчества! Прекрасная рецензия Елены Вольгуст с большой долей юмора и сарказма дает полное представление об этом часовом светопреставлении во славу и для горестного подведения итогов “человека в сером”, т.е., “серого человека”, как я понимаю, да еще и поющего, но не по английски и не играющего неофициальный гимн разведчиков – гениальную песню Вениамина Баснера “С чего начинается Родина?”Думаю, что при всем псевдопатриотическом подъеме данного действа, Родина этим не может ни начинаться, ни продолжаться! А скорее всего на этом заканчивается как момент самоуважения и самоиндентификации человека вообще,так и творческого человека в частности! Жаль только господ актеров и певцов, увязшим в этом по ноготки по воле режиссера! О бедной публике я и не говорю! Карету мне, карету! Сюда я больше не ездок!

  27. Вера Бирон

    Лена, браво! Я в этом театре видела только страшное представление “Белых ночей”. Увидев афишу нового кошмара, идти, конечно, не собиралась. Но твою статью не прочесть не могла. Статья-то замечательная. Но ужас в том, что критика, как положительная, так и отрицательная, не вилияет на культурную политику. Бездарное искусство финансируют охотнее и богаче. Впереди еще много будет подобного…

  28. Елена Вольгуст

    Вере Бирон.
    О “Белых ночах”, мы писали парным конферанцем с Романом Рудицей. Помню, что лайт!))
    В том-то и дело, что в данном случае это не заказ властных структур. А личная, типа, любовь рук. театра на опережение каких бы то ни было просьб свыше! Спектакль-то сделан за три копейки. И не на Красной (спасибо!) площади! И это, увы, первый, как мне кажется, случай в новейшем периоде худ. творчества, который осущ. без меча над головой. Однако или оптика у всех разная, или совесть. Панегириков предостаточно. См. раздел пресса. Впечатление от их “ура”текстов: спали 50 лет, но сегодня кто-то поцеловал. Проснулись…Ощущение, что я уже не у себя дома. Пока очень непривычно!!!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога