Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

Невское время. 02.07.2014
СМИ:

ЖЕНИХИ КАК ПРИЗНАК ЖЕНСКОЙ СВОБОДЫ

Узнаваемая музыкальность, юмор и уровень исполнителей постановки «Женихи» — премьеры, завершившей сезон в Театре музкомедии, могут сделать этот спектакль фаворитом публики.

Свадебная тема в Музкомедии нынче в фаворе: ранней весной здесь прошла премьера «Десять невест и ни одного жениха», а к концу сезона подоспели и «Женихи». Оформление спектакля, выполненное сценографом Сергеем Спевякиным и художником по свету Владимиром Лукасевичем, соответствует взятому театром «уклону» на стилистику немого кино: увертюра исполняется как фон к «прокручивающемуся на старой пленке» сюжету «Надо меньше пить». Суть пролога в том, что хозяин трактира хватил с друзьями лишнего и преставился, оставив вдовой женку бальзаковского возраста. Визуальные эффекты соответствующие: дрожащая, иссеченная временем пелена киноленты, короткие фразы-пояснения в замысловато-виньеточной рамке, преувеличенно акцентированные движения собутыльников. Этакий условный поезд братьев Люмьер, доставляющий зрителей в 20-е годы ХХ века. Далее следует, объясняющая название оперетты, невероятно насыщенная история короткой свободы веселой вдовы-нэпманши, заканчивающаяся… воскрешением мужа из летаргического сна. Это и есть «Женихи» — вторая оперетта Исаака Дунаевского, написанная им в 1927 году. Произведение ничего общего не имеет с европейскими аналогами жанра: Дунаевский лишь несколько раз на протяжении музыкального ряда словно подсмеивается над классическими образчиками, приводя из них короткие цитаты. Но европейского лоска в премьере «Женихи» нет ни на грош, напротив: время действия и сюжет характерны исключительно для отечества, музыка — с элементами народной, юмор — тоже наш, с подколами. Причем некоторые явно изобретены постановщиками Юрием Лаптевым и Аллой Семак. Так, общий смех в зале неизменно вызывает комментарий главной героини, вдовушки Аграфены (Елена Забродина) к мелодическому цитированию приживалкой (Татьяна Веремей) песни «Веселый ветер». «Да это еще не написано, дура!» — обрывает ее хозяйка: действительно, песня станет известной лишь в 1936 году, когда на экраны выйдет фильм «Дети капитана Гранта»…

Герои существуют в интерьерах, где есть широченные кровати, на которых Аграфена может уместиться со всеми женихами сразу, дубовые шкафы, скрывающие в своих недрах не один скелет, милые женскому сердцу трельяжи, горки, наполненные посудой, плюшевые занавеси, пуфики, гипсовые амуры и даже весьма натуралистический кот, жизнеспособность которого ставится под сомнение лишь после того, как героиня начинает мутузить им одного из женихов. «Мещанское болото» вовсе не отрицает присутствия на сцене бюста Карла Маркса, наличия тельняшки у дьякона под рясой или названия гробовой конторы «Светлый путь», которое в результате разгула подмастерьев и дамочек из модного салона под предводительством мадам Пендрик (Ольга Лозовая бесподобно воспроизводит польский акцент героини) преображается в «Ветлый пут». Женихи в исполнении Антона Олейникова (повар), Владимира Яковлева (гробовщик) и Игоря Ерёмина (маркёр) все время наступают на вдову, комически выпячивая свои преимущества. Бедная женщина тушуется, не знает, кого и что выбрать (Забродина гротесково утрирует душевные метания между выгодой и желанием потешить недолюбленное и недолюбившее женское сердца). Красивая «картинка», забавные персонажи, отличная музыка, прекрасное исполнение (один из номеров позволяет лицезреть на сцене великолепную Зою Виноградову), море позитивного юмора… Оказывается, угодить зрителю так просто!

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.