Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ПРОДОЛЖЕНИЕ РОДА

Кирилл Сбитнев поставил в выборгском театре «Святая крепость» «Оркестр» Ануя. Ну и что, — скажете вы, — тоже мне новость! Да, громким или хотя бы заметным художественным событием премьера не стала. А вот событием правильным, доброкачественным — несомненно.

Хотя к начинающему режиссеру немало профессиональных и творческих вопросов. Впрочем, на вопрос о том или ином репертуарном выборе должен отвечать сам спектакль. Пьесы Жана Ануя можно условно подразделить на два куста: исторически—метафоричные (типа «Антигоны», «Медеи» и «Жаворонка») и реалистично—иронически описывающие современную автору мещанскую французскую жизнь — к ним принадлежит и «Оркестр», написанный в 1962—м. Со второго куста у нас всегда кормилось трезвомыслящее театральное руководство: публике приятно, когда героев зовут Жанами и Мари, весело (хотя порой и занудновато), костюмчики пошьем эффектные, ну и сатира какая—никакая — на самом деле никакая, потому что ануевская сатира на мелкую буржуазию сама насквозь мелкобуржуазна. Как бы то ни было, оба рукава этой драматургии безнадежно устарели.

Однако молодой (1984 г. р.) Сбитнев сам выбрал «Оркестр». Значит, через эту историю про репетицию женского садово—паркового оркестра, где несчастные тетки и девчата маются без мужиков, охотятся за ними, делят их и т. д., хотел рассказать про что—то свое, заветное. В начале закадровый голос сообщает, что после войны во Франции коллаборационисткам брили головы, потом окажется, что все оркестрантки под париками бритоголовые. Но на остальном течении пьесы это никак не отражается — разыгрывают предписанные диалоги и общие сцены. В меру способностей и профессионализма, которая у артистов труппы очень разная, оттого ансамбль не складывается. Пространство крошечной сцены перегружено разноуровневыми площадками, занавесками и прочими деталями (сценография самого Сбитнева), как перегружены ими и безвкусные костюмы Елены Угловской. Поют так себе. В программке значится хореограф, но и двигаются, мягко говоря, не блестяще…

Так что же?

А вот что. «Святой крепости» 32 года, театрик имеет солидный репертуар, свою публику, и, в общем, в том числе благодаря ему о Выборге можно говорить не только как о городе, где местные гопники грабят пьяных финнов, — а где еще играют Шекспира, Островского, Чехова. Ануй не Шекспир, конечно, но ведь и не Рэй Куни, прости господи. Интересными современными пьесами тут тоже занимаются — прежде Ануя Сбитнев (кстати, ученик Григория Дитятковского) выпустил «Бесконечный апрель» Ярославы Пулинович. В рамках прошлогоднего семинара—лаборатории по поддержанию театров малых городов России, который проводит Театр наций. Благодаря этому же семинару в Выборге ученик Льва Додина Георгий Цнобиладзе сделал «Тестостерон» Анджея Сарамоновича, а ученик Семена Спивака Денис Хуснияров — «В тени виноградника» Башевиса—Зингера. Трезвомыслящему худруку «Крепости» Юрию Лабецкому седьмой десяток, он задумывается о смене. И тут его тревоги насчет будущего своего детища логично сплелись с целями проекта Театра наций. По результатам которого всей троице Лабецкий предложил продолжить сотрудничество.

Всем пример: чем ныть про неизбежную гибель русского репертуарного театра («мирового культурного достояния» и т. д.) — выбейте деньги (надо думать, это удалось в том числе благодаря авторитету руководителя Театра наций Евгения Миронова) и десантируйте постановочные бригады в Выборг, в Лысьву, Альметьевск, Серов, Димитровград…

Банальность, но ведь так и есть: плодоносит только вспаханная и удобренная почва.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.