Пресса о петербургских спектаклях
Петербургский театральный журнал

ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР О ФАРФОРЕ И НЕРВАХ

Книга «Удивительное путешествие кролика Эдварда» Кейт Ди Камилло в 2000-х стала откровением. Сначала она покорила Америку и получила золотую медаль всеамериканской ассоциации «Выбор родителей», а в 2010 году появилась и у нас. «Мы уж думали, что ТАК никто писать для детей не может…» — говорили родители, воспитанные на сказках Погорельского, Экзюпери и Корчака. Если вы ещё не прочитали историю Эдварда, пережившего вследствие житейских перипетий переход от эгоистического начала к гуманистическому, сходите в театр «Суббота». Упаковочка носовых платков не помешает, но слёзы не отобьют желания ознакомиться с литературной основой.

Тот, кто уже испытал катарсис в качестве читателя, будет удивлён исчезновению описательной интонации в дорожной истории кролика. Режиссёр Владимир Абрамов строит спектакль на основе постоянного, но не слышимого другими героями диалога между Эдвардом и Пелегриной — бабушкой его первой хозяйки Абелин. В повести, фактически лишённой автором сказочности, Пелегрина имеет полное право выступать в роли волшебницы: именно она придумала и заказала мастеру кукол фарфорового кролика. Она рассказала и историю про принцессу-бородавочника — своеобразную «программу перерождения» для глупого ушастого сноба. Намёк на этот диалог есть и в повествовании: Абрамов лишь подхватывает и развивает эту идею. В сценическом варианте приключения Эдварда кажутся целиком спланированными Пелегриной, которая в исполнении Анастасии Резунковой становится этакой строгой феей из «Путешествия Голубой Стрелы» Джанни Родари — покровительницей и судьёй одновременно.

Оформление спектакля минимально: сменный задник размером с экран домашнего кинотеатра да три передвижные металлические конструкции, выкрашенные в белый цвет, из которых складываются интерьеры всех мастей: пароход, свалка, вагон поезда (художник-постановщик Евдокия Смирнова-Несвицкая). Одни и те же актёры (в спектакле их занято десять) здесь тоже играют по несколько персонажей. Так, Анна Васильева несёт на себе бремя четырёх ролей: актрисе по плечу Мама, старушка Нелли, взрослая Абелин и даже антикварная кукла столетнего возраста. А Владимир Шабельников является перед зрителями в качестве Папы, рыбака Лоренса и чудодея-кукольника Люциуса Кларка… Но отдельных слов заслуживает Оксана Сырцова в роли главного героя. Молодая актриса, красота которой вполне могла бы стать гарантом лирических ролей, неожиданно проявляет яркую характерность, и её недавняя Лена-большая из нового спектакля театра «Пять историй про любовь» меркнет по сравнению с кроликом Эдвардом.

Герой Сырцовой, поначалу обряженный в котелок с кокетливыми меховыми ушками, проходит полный цикл потерь и обретений, ведущий к пробуждению в самодовольном существе сострадающего начала. Ушки, бывшие признаком игрушечности кролика, исчезнут уже после первого приключения: для понимания «что такое хорошо, а что такое плохо» они погоды не делают. Игра актрисы — от циничного смешка благополучного Эдварда-юнца в начале спектакля до мудрости, проистекающей слезами из глаз Эдварда-пожившегонасвете в финале, — раскрывает секрет становления Человека, не кролика. Научившись думать и сопоставлять, Эдвард опровергает собственный афоризм: «Фарфор и нервы — две вещи несовместные» — и становится одушевлённым не только по морали, но и по существу. Иначе детский выкрик «Нет!» в самый трагический момент истории и не объяснить…

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.