Петербургский театральный журнал
16+

16 декабря 2012

К ЧИТАТЕЛЯМ И КОЛЛЕГАМ, или ХРОНИКА ПИКИРУЮЩЕГО БОМБАРДИРОВЩИКА

Хроника, только хроника, дорогие читатели и коллеги. О ней просили меня вы, просили внятно и вполне официально объяснить, что происходит с журналом в данный момент. Потому что не все сидят в Фейсбуке, не все читают «Новую газету», не все смотрят «100 ТВ». Все смотрят и читают разное, а по городу ходят какие-то кривотолки: мол, с Комитетом по печати у «ПТЖ» не было и нет никаких проблем, а всему виной поганый характер Дмитревской, которая не может без скандалов. Ну, и все такое прочее. Привычное такое…

Поскольку Дмитревская с ее жутким характером серьезно обдумывает — не закончить ли двадцатилетний «проект» под названием «ПТЖ», потому что больше нет психофизического ресурса спасать и обеспечивать журнал, неся за него личную материальную и репутационную ответственность (20 лет — немалый срок); поскольку скандальная Дмитревская очень хочет перестать быть «юр. лицом», а быть только «физ.» и не уходить из подвала на Моховой каждый день в 0.10, чтобы попасть на последний поезд в метро; поскольку эта самая Дмитревская хотела и хочет спокойно и свободно заниматься никому не нужной профессией, — вот поэтому я и излагаю последовательно, хроникально, документально, что происходит. Город наш фантомный, «фантомные петербургские боли» возникают, как правило, тогда, когда люди ничего толком не знают. А нам скрывать нечего.

УСЛОВИЯ ЖИЗНИ

В 2012 году Комитетом по печати и СМИ администрации Санкт-Петербурга, как все последние годы, нам был предоставлен грант на выполнение проекта «Наша жизнь — театр (20 лет „ПТЖ“)».

Эти гранты присуждаются на конкурсной основе специальным экспертным советом. По условиям Договора мы выпускаем номер, затраты на некоторые статьи по производству этого номера Комитет возмещает нам после выхода номера и предоставления отчета.

В Проект входит 170 страниц, отвечающих паспорту проекта. Паспорт прилагается к Договору, и с некоторых пор в Комитете требуют, чтобы мы заранее указывали названия спектаклей, которые будем рецензировать в течение всего года (!).Это, естественно, невозможно: откуда мы знаем, что выйдет?..

По условиям Договора, если Комитет не принимает хоть один из четырех номеров (этапов), мы обязаны вернуть все деньги Гранта + неустойку 20%.

Итак.

В рамках проекта мы благополучно отчитались за № 67 и № 68, вышел № 69, молодежный. Его делала и за него отвечает молодежная редакция в трех лицах (Софья Козич, Оксана Кушляева, Надежда Стоева). Но так называемая «взрослая редакция», конечно, работала с текстами, и Евгения Тропп, и Елена Вольгуст, и Людмила Филатова. Елена Строгалева, Елена Третьякова читали верстку, уж не говоря о нашем идеальном литературном редакторе Елене Миненко. Не читала чистовой макет только я, поскольку «пинала балду» на «Золотой репке» в Самаре, где была со своими студентами. Приехала с высокой температурой, пришла в редакцию с 38,5, в тумане, работа кипела, номер был готов, я проверила выходные данные. В типографию!

ОКТЯБРЬСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ

3 октября 2012 года мы предоставили отчет по № 69 в Комитет. На номере стояло «18+».

Дальше мне в трубку закричали: «У вас нецензурная лексика! У вас митинги!» — и прислали Акт от 9 октября. В нем зафиксировано использование ненормативной лексики в очерке Татьяны Фроловой «Дневник уборщицы» и «несоответствие паспорту проекта» нескольких материалов (без указания названий). Мотивированной части этот Акт не содержал, что нарушает пункт 2.2.2 Договора с Комитетом, но первое замечание я, кстати, приняла к сведению, и очерк Фроловой был выведен нами за пределы Проекта. То есть он не входил в отчет (такие случаи уже бывали и раньше, не влекли за собой никаких последствий, просто в следующем номере мы писали: «Приносим извинения за ошибку…»). В письме на имя С. Г. Серезлеева я и в этот раз извинилась за ошибку и попросила перечислить содержательные претензии к иным материалам.

В письме за подписью С. Г. Серезлеева от 23.10.12 «Записки уборщицы» уже не фигурировали, а как «несоответствующие» были перечислены (безо всякой аргументации) статьи:

1) М. Чуклинов «Мы протестуем, мы недовольны, или Митинг как театр»;
2) Н. Песочинский «Театрализация реальности: как это было»;
3) О. Тотухова «Жизненный фарс и театральное действо. Слияние»;
4) Донатас Грудович «О правилах жизни»;
5) Л. Чернова «Запретить нельзя поставить» (о спектакле «БерлусПутин»).

Поскольку и в этом письме не содержалось аргументации «несоответствия», редакция обратилась к независимым экспертам — профессорам гуманитарных кафедр различных вузов России: к театроведу Юрию Барбою (СПбГАТИ), эстетикам Льву Заксу и Галине Брандт (Гуманитарный университет Екатеринбурга), культурологу Александру Ласкину (СПбГУКИ), философу Александру Секацкому (СПбГУ), подтвердившим, что материалы соответствуют теме, заявленной в паспорте.

Их письменные развернутые заключения были предоставлены мною в Комитет 23.10.12.

НОЯБРЬСКИЕ ИДЫ

7 ноября состоялась моя встреча в Комитете по печати с С. Г. Серезлеевым и А. Ф. Дубовицким, на которой меня поставили в известность, что Комитет не хочет иметь отношения к номеру, где напечатаны перечисленные материалы (без аргументации), а на вопрос: «Это политическая цензура?» — было сказано: «Расценивайте как угодно. Мы, грантодатели, субсидировать фотографии Болотной не хотим».

Мне было обещано, что в течение двух дней, т. е. до 9.11.12 с юристами будет проработана ситуация дополнительного соглашения к договору, и № 69 из проекта будет изъят. Это минус 350 тысяч рублей. В случае отсутствия дополнительного соглашения Договором, как я уже говорила, предусмотрен полный возврат средств гранта (из которого нам были перечислены затраты двух номеров 2012) + неустойка 20%. Этих денег у нас нет, и это означает смерть журнала.

А дальше наступила тишина. В приемной мне сообщали: «Для вас никакой информации. Дубовицкий в больнице, Серезлеев за границей».

В общем, «А и Б сидели на трубе. А уехал за границу, Б простыл и слег в больницу… Кто остался на трубе?» Мы. Вернее, мы летели в трубу.

Я пыталась попасть на прием к председателю Комитета по печати А. А. Лобкову. Для этого теперь нужны письменные основания.

Документ

От кого: Петербургский театральный журнал
Кому: kpress@gov.spb.ru
16 ноября 2012, 13:08:40

Многоуважаемый Александр Анатольевич!

Убедительно прошу Вас принять меня по следующему вопросу.

Много лет Комитет по печати поддерживает «Петербургский театральный журнал» — единственный толстый общероссийский журнал по театру, выходящий 20 лет. В декабре журналу исполняется именно 20 лет.

В начале октября мы очередной раз отчитались по третьему этапу Проекта, которым в этом году нас поддержал Комитет (огромная за это благодарность). Нам было сообщено, что несколько материалов не соответствуют паспорту проекта. При этом не было предоставлено никаких аргументов.

Мы просили письменных доводов. Нам присылали бюрократические отписки. Мы приложили к отчету четыре экспертных заключения ведущих профессоров профилирующих гуманитарных кафедр различных вузов России, подтвердивших, что материалы соответствуют теме, заявленной в паспорте.

7 октября состоялась моя встреча с глубоко уважаемым мною С. Г. Серезлеевым и незнакомым ранее А. Ф. Дубовицким. Они также не смогли предоставить мне внятных аргументов, но сказали, что Комитет не хочет иметь отношения к номеру, где, скажем, напечатана рецензия на спектакль «БерлусПутин». Я не могу понять, почему Комитет может не устроить рецензия на спектакль, номинированный в 2012 году на Национальную театральную премию «Золотая маска» — высшую театральную премию России. Но, вне аргументов, несмотря на странность ситуации, приняла желание Комитета не финансировать этот номер.

С. Г. Серезлеев обещал мне, что в течение двух дней будут отлажены юридические подробности по договору, внесены коррективы с тем, чтобы один этап можно было из нашего Проекта исключить.

Конечно, это беспрецедентная ситуация, наносящая довольно сильный удар по материальному состоянию просветительского журнала, но я, уважая г-на Серезлеева, согласилась на его вариант.

А дальше — тишина. Вот уже 10 дней нам не дают никакой информации. На звонки не отвечают. Ситуация подвешена. Г-н Серезлеев адресовал меня к Дубовицкому, г-н Дубовицкий долго не отвечал, а сейчас, как мне сказали, находится в больнице. Никто не в курсе развития сюжета.

Я бы очень хотела встретиться с Вами. Никогда до сих пор мне не было отказано во встречах с руководителями Комитета. Прошу Вас принять меня безотлагательно.

Как можно догадаться, г-н Лобков меня не принял.

Примерно через неделю от лица молодежной редакции № 69 (Оксана Кушляева, Софья Козич, Надежда Стоева) журнал обратился в Комиссию по культуре ЗАКСа СПб, к ее председателю Максиму Резнику, с просьбой помочь в отношениях с Комитетом. Искренне благодарю М. Л. Резника и М. А. Шишкину за принципиальную поддержку.

Документ

Депутатский запрос

Губернатору Санкт-Петербурга Г. С. Полтавченко

Уважаемый Георгий Сергеевич!

В соответствии со статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, свобода массовой информации. Цензура запрещается. В ответе на депутатский запрос М. Л. Резника об административном давлении на учреждения культуры (01.11.2012) Вы подчеркнули, что «исполнительные органы государственной власти Санкт-Петербурга не вправе вмешиваться в творческий процесс с целью ограничения творческой свободы субъектов культурной деятельности (…)».

Тем временем отдельно взятым государственным органом Санкт-Петербурга осуществляется цензура, причем цензура политическая. Речь идет о Комитете по печати и взаимодействию со средствами массовой информации.

22 августа 2012 года заключен договор о предоставлении субсидии в виде гранта в сфере СМИ между вышеуказанным комитетом и АНО «Петербургский театральный журнал». Данный журнал, по мнению экспертов и критиков, является лучшим специализированным изданием в России, отличным примером театроведческой журналистики с устоявшейся репутацией.

9 октября 2012 года Комитетом по печати и взаимодействию со средствами массовой информации был составлен акт о выявленных нарушениях условий предоставления субсидии. Недовольство вызвали: статья «Митинг как театр», статья «Театрализация реальности: как это было», рецензия на спектакль «БерлусПутин». Отказ от принятия последнего материала вообще беспрецедентен, так как этот спектакль, поставленный по пьесе лауреата Нобелевской премии по литературе Дарио Фо, в 2012 году номинирован на Национальную театральную премию «Золотая маска».

По сведениям редакции журнала, Комитет по печати и взаимодействию со средствами массовой информации без предъявления сколько-нибудь аргументированных претензий и не принимая во внимание четыре независимых экспертных заключения, подтверждающих соответствие материалов 69-го номера журнала условиям предоставления субсидии, готовит документы о возврате субсидии. (…)

1. На основании изложенного просим Вас ответить на следующие вопросы:

Считаете ли Вы необходимым введение политической цензуры в средствах массовой информации?

2. Если да, то планируете ли Вы в целях нормативного закрепления уже сложившихся правоотношений предоставить Комитету по печати и взаимодействию со средствами массовой информации полномочие по ведению политической цензуры в Санкт-Петербурге?

3. Если нет, то какие меры Вы планируете принять в отношении должностных лиц Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации и его руководителя А. А. Лобкова?

М. Л. Резник, М. А. Шишкина

НАШ НЕЗАМЫСЛОВАТЫЙ МАРКЕТИНГ

Недавно в «Петербургском дневнике» вице-губернатор Василий Кичеджи расценил всю историю как маркетинговый план «ПТЖ». Подумать, что мы отказались от субсидирования в целях маркетинга — ход мыслей оригинальный… На самом деле запрос депутатов, в отличие от нашей тихой (несмотря на скандальный характер Дмитревской) двухмесячной борьбы с Комитетом за здравый смысл и мои компромиссные соглашения (за свободу надо платить — берите 350 000…), вышел в СМИ.

Кустикова А. «Петербургский театральный журнал» может перестать существовать // Новая газета. 2012. 23 нояб.

100 ТВ: «Петербургский театральный журнал» оказался в опасности

100 ТВ: Марина Дмитревская и Максим Резник — о том, есть ли элементы цензуры в печатных СМИ

И так далее.

В ответе на запрос телевизионщиков Комитет привычно держался формулировок про “несоответствие паспорту”. Но после эфира на «100 ТВ» и ответа Губернатора депутатам — мол, никакой политической цензуры нет, нам прислали письмо, в котором снова содержались обвинения… но уже не в политике, а в нецезурщине, в ход пошел все тот же «Дневник уборщицы» Татьяны Фроловой, и вице-губернатор Кичеджи сказал об этом много раз в СМИ: мол, Дмитревская извинилась за мат, и все хорошо, конфликт исчерпан. Но в письме по-прежнему говорилось: субсидировать номер не будем.

Далее Комитет по печати собрал пресс-конференцию, и предметом был … один сплошной мат. Как я ни старалась задать встреченному мною наконец Лобкову вопрос о «несоответствии» статей Песочинского и Чуклинова, он смотрел на меня с глубоким непониманием: вы о чем? Так они перевели стрелки.

100 ТВ: Комитету по печати не понравилась ненормативная лексика, а вовсе не статьи о протестном движении.

Но на пресс-конференции было объявлено: Смольный созовет экспертный совет для решения вопроса по «ПТЖ». Это должно произойти до Нового года.

7 декабря 2012 г. нами был сдан отчет по № 70 (юбилейному). Никаких сигналов из Смольного до сих пор не получено. Правда, у Смольного есть еще законные несколько дней на изучение под микроскопом букв, напечатанных в журнале (содержание их явно не интересует, раз за оппозиционные материалы были приняты статьи молодых авторов “молочной идеологической спелости”).

На днях дверь в редакцию открылась, и ясноглазый молодой человек предъявил удостоверение: «Я из ФСБ». Изо всех сил стараясь не вникать в природу явления (во всех смыслах — явления…), могу сказать, что лично мое нервно-психическое состояние (не путать с характером) накануне нашего юбилея оставляет желать лучшего…

Обо всех событиях я информирую Комиссию по культуре ЗАКСа. Спасибо уже не только Максиму Резнику и Марине Шишкиной, но и Анастасии Мельниковой, и Константину Сухенко. Они все, кстати, из разных партий.

Судьба журнала по-прежнему неясна.

Комментарии (29)

  1. Коробейко Антон

    А как насчет вчерашней лекции Марины Давыдовой главреда "Театра" о политическом театре? М.б. ее слова тоже что-нибудь да значат? М.б. она что-то скажет?

  2. Marina Dmitrevskaya

    Антон, рубрику "Политический театр" завели первыми мы. И все те же вопросы задали в первых номерах года тем же людям. И Смольный отчеты прекрасно принял. Одно к другому отношения не имеет…

  3. Татьяна Тихоновец

    Понимают ли читатели журнала, который лежит в театрах всех российских городов, что это катастрофа? Мы вместе с Дмитревской были на “Золотой Репке” в Самаре, и я каждый поздний вечер наблюдала, как после спектаклей и обсуждений Марина правила тексты, сообразуясь со своим дурным характером, ругалась с молодежной редакцией, жаловалась, что номер “распухает”, и т.д. Кто бы знал, что все выльется вот в такое… Для меня это правда катастрофа. Большинство столичных изданий не интересуется провинциальным театром.Печататься негде! Эй, вы молодые и не очень гении режиссуры, о ком журнал писал и пишет. Вы-то что молчите?

  4. Елена Вольгуст

    Вторые сутки не понимаю. Может быть в городах России уже обрублен интернет? Посещаемость сайта у нас прекрасная, много разговорчивых читателей. Уверенность в том, что админы наши “рухнут” под шквалом комментов у меня лично была стопроцентная. Странно, однако…

  5. Alexey Strelnicov

    Если что, можем предоставить вам политическое убежище.

  6. Лариса Чернова

    Какой ужас! Я себе ТАКОГО и представить не могла! Честно!….((((

  7. юлия

    Не будет большего позора для театрального Петербурга, чем прекращение существования ПТЖ.

  8. Н.Боровков

    Дорогая МЮ! Не забудьте поздравить ГОСПОД с наступающим годом Змеи и пожелать им новых успехов в отыскании и укреплении “духовных скреп”.
    Я искренне возмущён происходящим, но кому это интересно? Не г-ну же Лобкову с компанией! Максимум, что я могу, – занести их в список нерукоподаваемых. Занёс! С Новым годом!

  9. Марина Дмитревская

    Интересно устроены жизненные сюжеты: Резо Габриадзе рисовал нам к юбилею взлетающие самолеты как символ “полета ПТЖ”. А пригодились они вот для иллюстрации пикирующего бомбардировщика. И тянущиеся за ними театральные занавесы тоже стали символам: падение журнала не на пользу театрам…

  10. Кира

    А давайте на демонстрацию к Смольному выйдем или подписи соберем в поддержку ПТЖ? Устроим бунт! Ну, не может ПТЖ не быть!!! Он должен быть!!

  11. Варвара Сополева

    Уважаемая редакция журнала ПТЖ! Хотела посоветовать, было бы неплохо обратиться в Союз журналистов по этому непростому вопросу, а еще лучше задействовать международные журналистские организации, которые защищают свободу слова и права журналистов. Искренне переживаю за судьбу журнала, такое поведение со стороны госкомитета неслыханная дерзость!

  12. Игорь Гагаринов

    Думается “тишина” из комитетов будет продолжаться, пока журнал не закроется. Кажется, надо собирать деньги. Тут выше есть вопрос о реквизитах…

  13. Алёна

    ПТЖ может не быть – страшно и стыдно даже думать об этом ((( И как с этим бороться, как помочь? Пожалуй, действительно – деньги собирать и на демонстрацию (я готова и на то, и на другое)

  14. Н.Боровков

    Извечная страсть чиновничьей своры – всех унизить, всем дать понять, кто здесь хозяин. Это способ самоутверждения мелких трусов. Уверен, что они не посмеют довести дело до закрытия журнала, но кровь попортить рады будут многим.

  15. простой зритель

    Похоже, петербургские чиновники и депутаты вознамерились быть во всём “святее Папы” – что есть удивительная метаморфоза, если вспомнить, что в советские времена Ленинград был рассадником всяческой крамолы. Со всем и всеми борются. Стыдоба.
    Трудно вникнуть, но так ли: если Комитету чего-то в журнале не понравится, то он получит 20% прибыли от вложенных – через грант – денег в журнал? То есть Комитету экономически выгодно предъявить претензии (аргументами у нас в таких случаях традиционно не заморачиваются: “ты виноват уж тем, что хочется мне кушать”, как говорится), так? Я не femme ищу, а экономический интерес, pardon, что тоже есть скрытая пружина прогресса. Вспоминается незабвенный классик-драматург и его бесправный Борис, который всё надеялся угодить Дикому, а всем нам со стороны было понятно, что никогда Дикой не будет доволен Борисом, потому что не хочется ему расставаться с денежкой, которую он очень любит!
    Действительно, как мы можем помочь любимому журналу?

  16. Марина Дмитревская

    Судьба ПТЖ сегодня не решилась. На Экспертном совете в Комитете по печати я не была, меня не позвали. Речь шла ТОЛЬКО О “Записках уборщицы”, как будто претензий к другим материалам не было…Как сказали мне депутаты М. Резник и М. Шишкина, обсуждение было трудным, и хотя экспертный совет, которому мы очень признательны, не поддержал поставленный на голосование вопрос о лишении нас субсидирования, Комитет хочет отдать решение вопроса прокуратуре. По отчету за № 70 у нас никаких сведений на сеголня нет, хотя послезавтра — крайний срок, в который Смольный обязан их предоставить. Пауза. Обо всем узнаю из прессы.

    http://spb.ria.ru/culture/20121219/501044453.html

    http://www.ntv.ru/novosti/391376/

    А вот тут в нелестных выражениях вице-губернатор характеризует меня, но обещает деньги этого года отдать…

    http://www.tv100.ru/video/view/vasiliy-kichedji-i-olga-komok—o-kulturnoy-jizni-peterburga-86287/

  17. Просто я

    Марина Юрьевна, пожалуйста, не заканчивайте двадцатилетний «проект» под названием «ПТЖ»! Я к сожалению ничем не могу помочь, кроме просьб к Всевышнему. Дело в том, что я прикована к инвалидному креслу, но до невероятия люблю театр. В силу своего недуга бываю я в театре крайне редко. А Ваш журнал помогает мне быть в курсе всего того, что происходит в театральном Петербурге. Честное слово, если бы не Вы, моя жизнь была бы еще более невыносимой. Знаете, иногда, когда очень тяжело, хочется отступиться и бросить все. Но нельзя, потому что: “там, где торжествует серость, к власти всегда приходят чёрные”, а они не должны приходить. ПТЖ должен быть! Иначе как же …
    Всеми мыслями и чувствами с Вами

  18. практик

    Если издание полноценно,профессионально и востребовано читателями, отсутствие государственного финансирования ему не страшно.

  19. Марина Дмитревская

    Практик, если Вы приведете пример хоть одного профенссионального издания, которое самоокупается и существует без поддержки государства, — буду Вам признательна. Среди театральных журналоов мира такого примера сама привести не могу.

  20. Алексей Порай-Кошиц

    Марина! Чем можно помочь? Могу написать кому угодно, режиссерам, чиновникам, художникам, артистам, но беде то толк?

  21. Алексей Порай-Кошиц

    Марина! Чем помочь? Готов на все! Может позвонить О.П.Табакову, А.М.Смелянскому, М.Е.Швыдкову?

  22. Марина Дмитревская

    Алексей Евгеньевич! Ели они могут написать нашим властям, что все, что происходит — это “скверный анекдот” — то конечно.
    Если же петербургскому театру “фиолетово” — ну, останется петербургский театр без журнала…
    Не нам же самим подписывать письма в свою защиту. Это было бы смешновато…
    Хотя после таких заголовков уже и не смешно…

    http://top.rbc.ru/spb_sz/20/12/2012/837609.shtml

  23. практик

    Я думаю, что основная проблема в том, что Вы, как главный редактор, который все силы вкладывает в своё детище, не очень способны оценить сложившуюся ситуации “снаружи” а не “изнутри”. Независимость суждений в сочетании с необыкновенной лёгкостью в раздаче “оплеух” чиновникам и ведомствам не финансируются государством ни в одной стране мира. Это обычно финансирует оппозиция. Ваше издание и оппозиции не нужно- не тот формат. Профессиональное издание могло бы финансироваться профессиональным сообществом. Видимо “фиолетовость” отношения этого сообщества тоже не на пустом месте образовалась. Рекламодатели тоже ,похоже, в очередь не стоят. Что делать непонятно…

  24. Марина Дмитревская

    Видите ли, ПТЖ оплеух чиновникам не раздавал, они не предмет нашего исследования… И драматургия сюжета совсем не такова. Сюжет “произрос” из упреждающего страха за напечатанные фотографии Болотной у самых младших чиновников Смольного, которые. боясь за свои места, перекидывали “все выше и выше” номер, не принимая решения. Я просто видела, как они боялись. А дальше ситуация зашла далеко. А дальше их прижали с политической цензурой. И они начали спасать честь мундира, прикрывшись “Уборщицей” (которую я не советовала молодежной редакции печатать. И не из-за “б…”, а вообще: этот материал был хорошо известен и до нас). Теперь коса на камень нашла…
    Что до моих выпадов, на которые Вы намекаете, то, думаю, в чиновничьей среде не распространена любовь друг к другу, и если я выступала против Месхиева, то это ровно не значит. что внутренне с этим не соглашались чиновные люди других ведомств.
    А вообще, в этой стране никого и никогда нельзя бояться. Я учу этому себя всю жизнь. Что касается ПТЖ, я 20 лет тащила СВОБОДНЫЙ журнал. Он таковым и останется. Или умрет. Что само по себе не страшно: 20 лет – много, строчка в Театральной энциклопедии обеспечена уже давно…)))

  25. Ольга

    Ну, скажу я вам… напужали Петербург три раза на “б”)))) Но каков сюжет! Гоголь! Салтыков-Щедрин! Булгаков!

  26. пермское отделение стд рф

    пермское отделение стд рф выражает искреннюю благодарность 20-летнему “петербургскому театральному журналу” за его глубину постижения проблем театра, историзм, демократизм, полемичность, толерантность, человечность к людям театра, за внимание к периферийным театрам, за то, что в нем всегда есть место “жизни человеческого духа”.
    Представить, что этого журнала может не быть, невозможно. Это – травма для всей читающей и думающей России.

  27. Редакция

    Чтобы не было кривотолков. Сегодня, 25 декабря, на наш счет поступили деньги гранта Комитета по печати за вышедший № 70. Никаких официальных уведомлений или самих денег по № 69 нет. Мы питаемся только сведениями из сми (см. абзац Кичеджи в конце материала).

    http://www.online812.ru/2012/12/24/011/

  28. Павел Антонович

    Да ничего страшного – выпускайте интернет-версию, вот и все. Статьи никуда не исчезнут, публика молодеет и привычна к планшетам. Многие мировые издания уходят в интернет и там продолжают процветать. А если кому-то понадобится статья в печатном виде – есть принтер.
    Только не надо на меня всех собачек вешать – мировая тенденция, однако.

  29. Марина Дмитревская

    Ура!!! Мы победили!!!
    С утра, благословясь, я позвонила в Комитет по печати поинтересоваться делами на текущий момент — и с интонациями орхидеи сотрудница сообщила мне, что АКТ ПРИЕМКИ № № 69 ПОДПИСАН И ПОШЕЛ В ОПЛАТУ!!!
    Спасибо всем, кто поддерживал нас словом и делом! Спасибо всем, кто предлагал финансовую помощь и тем, кто финансово помог спраздновать 20-летие в ситуации полгого “голяка”.
    Особое спасибо председателю Комиссии по культуре ЗАКСа Максиму Резнику и депутату Марине Шишкиной — в значительной степени это их победа. Я искренне рада знакомству с этими людьми и впервые в жизни поверила в наш ЗАКС (а послала меня к М. Резнику моя студентка Даша Макухина, и если бе не она — не было бы сегодняшней нашей радости, спасибо, Даша, не пройдет и двух недель, как мы обсудим Ваш курсовик…)
    Люди, ненадолго мы можем выдохнуть.
    “Петербургский театральный журнал” продолжается!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога