Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

3 октября 2020

ВСЕМИ КАРАНДАШАМИ СРАЗУ

«Плохо нарисованная курица». По рассказу М. Мацоурека.
Санкт-Петербургский Большой театр кукол.
Режиссер Лидия Клирикова, художник Марина Завьялова.

А. Снопковский (Якуб).
Фото — Андрей Сухинин.

Премьера Большого театра кукол «Плохо нарисованная курица» — дебют студентки Руслана Кудашова Лидии Клириковой. На основе короткого рассказа чешского писателя Милоша Мацоурека режиссер расширяет характеры действующих лиц, практически отсутствующие в первоисточнике, и сочиняет им сцены-этюды, обогащая историю новыми смыслами и большой долей юмора. Мальчик Якуб (Алесь Снопковский) рисует необычную курицу — разноцветную, похожую и на индюка, и на перепелку, и на воробья — то есть, уникальную и тем ценную. Эта пернатая героиня — не только выражение свободы детского творчества, то гениальное, что может создать каждый ребенок, но и олицетворение самих детей — непосредственных в своем постижении мира, не подверженных стереотипам, ни на кого не похожих, и поэтому не всегда «удобных» для скучного взрослого сознания. Чтобы подкрепить эту мысль, в фойе БТК устроена выставка рисунков студентов Центра «Антон тут рядом», а на столе приготовлены бумага и карандаши, так что любой желающий может нарисовать свою курицу.

Сцена из спектакля.
Фото — Андрей Сухинин.

Так, плавно, спектакль начинается еще до третьего звонка, а привычное объявление с просьбой выключить мобильные телефоны перерастает в жесткие запреты, которыми взрослые так часто ограничивают детей: «не снимайте, не вставайте, не бегайте» и так далее. Голоса эти очень быстро превратятся в куриное кудахтанье — конфликт ребенка и взрослого человека определяет все действие. Таким и будет спектакль — передразнивающим взрослых, раскрывающим их самые неприглядные стороны, но верящим в торжество добра и любви.

Зашоренное сознание Учительницы (Мария Батрасова), профессора Пишты (Иван Солнцев), Директора зоологического сада (Михаил Ложкин) передано буквально: пространство игры актеров ограничено багетными рамами. Они накрепко принадлежат им: юбка Учительницы и мирок Профессора неотделимы от этих рам. Маленькому Якубу тоже уготована своя рама — она появляется именно за партой в школе, где Учительница приходит в ужас от рисунка. Ведь в ее понимании черным можно рисовать черную курицу, а коричневым — коричневую. Якуб же рисует всеми карандашами сразу! Рисунок мальчика, отправленный на шкаф, превращается в отдельного героя — Курицу-куклу в руках Якуба. Так они вместе и будут ломать границы, и уже в сцене в зоологическом саду цирковая тумба Директора (неотделимая часть его рамочного мира) вынесется на середину игровой площадки именно потому, что на ней окажется Курица.

Сцена из спектакля.
Фото — Андрей Сухинин.

Якуба и Курицу связывают разного рода зависимости: это и сакральное «творец и его творение», и не менее сакральное для театра «кукла и кукловод», и метафорическое — Якуб и есть Курица, Курица и есть Якуб. Самой важной становится сцена в зоологическом саду. Нетерпеливый Директор, видя перед собой обычную птицу, сомневается в ее способностях. В душе Якуба это отзывается словами взрослых: «У тебя ничего не получится», «Мы с отцом ради тебя…, а ты…» — и так далее. Эти голоса, доведенные до абсурда своей жестокостью и экспрессией, грозящие почти убить Якуба, находят в нем ответ в виде бунта: под «Freestyler» группы Bomfunk MC’s он начинает танцевать хип-хоп, и сцена становится мощным выражением свободы, окончательным реваншем над рамочным миром взрослых. Вслед за Якубом танец подхватывает Курица, но ее инаковость загоняет ее в клетку — взрослый мир, заметивший талант в необычном, начинает его эксплуатировать. Разочарование в этом мире здесь окончательно — даже профессор Пишта, орнитолог, казалось бы, единственный человек, который мог оценить Курицу, к тому же выращивающий в своем саду белую черешню и голубую смородину — то есть, нечто, близкое по уникальности самой Курице, в конечном счете оказывается меркантильным дельцом.

Сцена из спектакля.
Фото — Андрей Сухинин.

Освобожденная Якубом, птица улетает ни много ни мало в космос и оказывается уже на заднике-экране, где под песню «Трамонтана» группы «Аквариум» переходит дорогу вместе с The Beatles, едет в машине с Тарантино. Дальше начинается и вовсе безумный китч (в самом хорошем смысле) из Бродского, летающих голов Кустурицы, Летова, Чаплина, Эйнштейна, Ван Гога, мимо которых проносится и Курица. Эти личности — как бы разные грани таланта и проявления свободы во всех сферах деятельности, они боролись за свою уникальность и победили рамочный мир. Победу одерживает и Курица: взрослые герои спектакля под дождем из разноцветных перьев покидают свои рамы и с детской абсолютной простотой и непосредственностью дурачатся, смеются. В этом новом мире есть место и Якубу, и Курице, и самому творчеству, самоценному, не требующему критериев оценки, — лишь чистота восприятия мира и его приятие.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога