Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

6 июня 2014

ВОЛКИ И ОВЦЫ

XVIII Всемирный конгресс АССИТЕЖ и специальный выпуск фестиваля «Корчак» в Варшаве.

Раз в три года наиболее яркие примеры современных тенденций театра для детей можно обнаружить на Всемирном конгрессе ASSITEJ — организации, объединяющей театры для юной аудитории всего мира. Восемнадцатая встреча прошла в конце мая в Варшаве и была подкреплена программой специального выпуска известного фестиваля «Корчак». Россию представляли «Конек-Горбунок» Красноярского театра драмы в постановке Олега Рыбкина и «Чук & Гек» независимой питерской компании Melting Point Марии Критской. Польские селекторы отобрали их, посетив в прошлом году российские фестивали «Арлекин» и «Царь-Сказка».

Благодаря насыщенному расписанию спектаклей и семинаров на «Корчаке» — до восьми мероприятий параллельно — посетить все было физически невозможно, но основные направления театра для детей, мне кажется, можно было заметить.

«Самый маленький в мире мяч». Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Волшебные сказки — основа так называемого утреннего репертуара. Знаменитый чешский режиссер старшего поколения Йозеф Крофта уже не впервые раз ставит «Златовласку», и просто в очередной раз рассказать знакомую каждому (особенно в родной стране) историю ему неинтересно. Действие спектакля театра Drak происходит на кухне: один из поваров зачитывается хрестоматийной сказкой, и привычные для готовки вещи превращаются в действующих лиц. Коллеги с готовностью помогают читающему, которому по праву достается роль Иржи — расторопного кулинара, способного понимать язык животных, которые не замедлят появиться на сцене, — особенно хороши пританцовывающие ощипанные куриные тушки в роли птиц-помощников, воронка заменяет им уже утраченную голову. Вся возможная кухонная утварь — от ложек до терок — выступает в роли или сказочных персонажей, или музыкальных инструментов. Готовка идет своим ходом, в финале — время десерта, и в качестве заглавной героини довольно ожидаемо появляется фигурка на торте. Только вот похожа она больше на Барби из модного магазина игрушек, чем на марципановую красавицу из кондитерской, поэтому ее помещение в печь выглядит как минимум странным.

Труппа De Stille из Нидерландов работает исключительно в несуществующем у нас жанре — современном танце для детей. Конечно, в отличие от «нормального» contemporary dance хореография Яка Тиммермаса в «Алисе» сюжетна и даже иллюстративна по отношению к сказке Кэрролла. Маленькие зрители сразу понимают, кто из героев появляется на сцене, хотя создатели не обеспокоены вероятным недопониманием публики. Три танцовщицы и один танцор представляют соответственно трех Алис и сказочных существ, с которыми девочка встречается во сне. В довольно монотонном действии ярко выделяется сцена увеличения с помощью гриба. В руках актрис появляются большие квадратные экраны-лупы, в которых их лица действительно выглядят как «великанские».

Новые формы нужны и театру для детей. Театр Бай Поморский из Торуни увлекся возможностями киностудии с синим экраном, так называемым blue box. С помощью мгновенно меняющегося фона персонажи могут оказаться где угодно. Например, уменьшиться так, что и Алисе в ее стране чудес не снилось (польский спектакль так и называется — «Самый маленький в мире мяч»). Маленькая капризная девочка исправляется, путешествуя по собственной матери: карабкаясь по колготкам и разговаривая с лисой-горжеткой. И это было бы интересно, если бы персонажей не играли визгливые немолодые артисты, которые работают в технике привычной нам «тюзятины». Тут, как говаривала Аркадина, лишь претензии на новое слово в искусстве.

Зрителей спектакля «Правдивая сказка» Группы 38 Рассказчица встречает еще на входе в зал, ее помощники по одному провожают пришедших в шатер и помогают развернуть гамак на основательной деревянной основе. Это ваше место, на котором принято слушать сказку на ночь, — именно так можно определить жанр этого удивительного спектакля. Датчане известны своими достижениями в театре сторителлинга. Автор, режиссер и актриса Бодил Аллинг ведет свою нарративную линию мощно — только так можно играть таинственные и страшные, но просветленные истории про монахов и лесных разбойников, про запретные желания и заслуженное прощение. Купол в этом спектакле живой, он не может опуститься до отражения ставшей общим местом компьютерной проекции. Изображение создается здесь и сейчас с помощью старомодных ручных приборов, воды и земли, настоящих ветвей и засушенных цветов, вручную нарисованных копий церковных витражей. Настоящий волшебный сон.

«Правдивая сказка». Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Каждый спектакль для детей так или иначе ориентирован на узко определенную возрастную аудиторию. Например, в программке датского спектакля рекомендован разный возраст для юных зрителей, пришедших в театр в составе группы или вместе с семьей. В первом случае гостю должно исполниться девять лет, во втором достаточно шести. И в этом разграничении «взросления» в зависимости от окружающих близких есть что-то важное и резонное.

Театры для детей предпочитают работать для узкой аудитории, обращаясь за помощью в маркировании желаемого возраста к психологам и педагогам, особенно, когда приглашают к серьезному разговору подростка. А иногда спектакли могут быть ориентированы и на родителей тинейджеров, откликаясь на их насущные сомнения в нелегком деле воспитания.

Театр анимации из Познани представил на фестивале спектакль по мотивам финских сказок «Спрятанный в бочке» (режиссер Януш Рыл-Крестиановский). Чтобы защитить ребенка от зла окружающего мира родители сразу после рождения прячут его в бочку, которая, по их мнению, дает такое же чувство безопасности, что и материнская утроба. Визуально эта идея подкреплена замечательными куклами, слепленными из деревянных щепок, одновременно тяжелыми и ажурными, теплыми и отталкивающими (художник Яцек Загаевский). Округлый материнский живот открывается для младенца в прямом значении этого слова, но тут же нового человека замуровывают в бочку.

Действие сопровождает ведущий с набеленным лицом, в серебристом цилиндре. В сопровождении аккордеониста ему логично исполнять зонги, что он и делает. Финал постановки трагичен. Ничего не понимая в этой жизни, сын совершает несколько фатальных ошибок, так как родители, ничего ему толком не объясняя, уберегали его от всего, что могло бы ему навредить. Сын становится убийцей, потому что не ведает, что такое смерть. Так театр предупреждает родителей об опасности.

«Лучшие леса». Сцена из спектакля.
Фото — архив фестиваля.

Знаменитый немецкий театр GRIPS в своем спектакле «Лучшие леса» рассказал историю о том, как овцы усыновили волчонка, и как последний стал в силу своего непосильного усердия почти идеальной овцой, ведь на первый взгляд декларируемая мораль проста: «Не важно, откуда ты, важно с кем и куда ты идешь». Надоевшие еще по наблюдениям первокурсников кожаные куртки «волков» и кулаки-копыта «овец» не выглядят здесь заунывными штампами, это лишь необходимые обозначения, кого сейчас сыграет один из пяти актеров, а менять роли им приходится часто и стремительно.

Постановка Роберта Ньюманна полна точных деталей и ироничных, едва значимых цитат (так, усыновителя зовут дядя Ваня). Волчонок Фердинанд получает на день рождения подарок, он нетерпеливо разрывает его по-волчьи — инстинкт, а уж потом по-овечьи воспитанно выражает радость по поводу нового теплого шарфа, который принято носить в стаде. Дети взрослеют, сначала они играют в одной песочнице, потом ходят на уроки и шутят на переменах, неловко знакомятся с девочками. Вдруг трех исполнителей ролей школьников хватают и агрессивно раздевают. Так неожиданно решена сцена стрижки овец, которая означает вхождение во взрослую жизнь, а иными словами — выпускной вечер, во время которого полуголые ребята на взводе прикладываются к алкоголю с целью согреться.

Но скоро будет убита одна из молодых овец, и подозрение падет на Фердинанда, не подозревающего, что он волк в овечьей шкуре. «Овца не может убить!» — пытается убедить себя неловким бормотанием отец. Эта мантра знакома многим родителям: «Мой сын не мог это сделать! Или я его уже не знаю?» — неизбежный страх отдаления детей от семьи. В спектакле важна и тема усыновления, когда и как стоит говорить об этом с приемным ребенком. Что сильнее: гены или воспитание? Это неудобные вопросы, скорее, не для юных, а для зрителей-родителей. Рядом с волками и овцами присутствуют второстепенные «взрослые» персонажи — Гусь и Медведь (как сдружилась эта колоритная папочка, режиссер, похоже, не задумывается). Они стараются стать Лисом и Пчелой, ведь взрослые тоже часто хотят, чтобы их воспринимали иначе, не теми, кто они есть на самом деле, и это уже их выбор или их заблуждение.

В финале Фердинанд обретает заявленные в названии обетованные лучшие леса (новую волчью семью), а актеры уже от своего лица вытаскивают на сцену огромные садовые мешки с землей и начинают пересаживать цветы. Еще одна метафора усыновления, перемен в жизни. Но для квинтета исполнителей это еще и повод к заключительному баловству. Словно дети, они начинают играть с землей и заигрываются в итоге так, что заканчивают спектакль абсолютно грязными. Даже «проблемный» спектакль для подростков должен в конце концов подарить радость.

GRIPS издал специальный буклет к спектаклю, который поможет родителю или учителю обсудить увиденное с юными зрителями. А еще театр договорился со страховыми компаниями Берлина, и врач может выписать выздоравливающему ребенку помимо лекарств еще и билет в театр. Не успел узнать, есть ли «Лучшие леса» в списке рекомендованных «процедур». Полезен или вреден рецепт на такой спектакль — вопрос бесконечно дискуссионный. Мне представляется, полезен для всей семьи.

Комментарии (1)

  1. Юлия Клейман

    Датчанка Бодил Аллинг действительно потрясающая. Здесь есть фрагменты интервью с ней: http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10289269@SV_Articles

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога