Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

27 декабря 2019

SOUND-TRAVEL В РАЙКЕ

Об эскизах, показанных в РАМТе на Лаборатории по поиску новых форм коммуникации театра с современными детьми и подростками

Иммерсивная клоунада, фэшн-воркшоп-дефиле, сенсорный бэби-мюзикл — заявки с такими жанрами пришли в РАМТ в рамках Лаборатории по поиску новых форм. Проект затеяли в преддверии 100-летнего юбилея театра. Участников ни в чем не ограничивали, наоборот, ждали того, чего еще не было. Лидером среди заявок стал формат бродилок и квестов, далее — спектакли по современной прозе и классической литературе для детей. В шорт-лист попали пять заявок — эскизы по ним представили 20 декабря.

SOUND-TRAVEL СКВОЗЬ ВЕКА

«Под люстрой», режиссер Ленара Гадельшина.

Эта работа создана в формате аудиоэкскурсии, во время которой зрителей знакомят с историей РАМТа и попутно — с особенностями театра прошлого. Драматург Мария Конторович рассказывает о театре через людей, создавших его имя: в наушниках оживают озвученные актерами РАМТа Наталья Сац и Мария Кнебель.

Сцена из эскиза спектакля.
Фото — Мария Моисеева.

Все начинается у гардероба, где, принимая у женщины одежду, сотрудница узнает в зрительнице Наталью Ильиничну Сац, создательницу театра. Позже ее увесистая шуба экспонатом с биркой встретит гостей на лестнице. Здесь есть и трогательная история Валентины Сперантовой, актрисы-травести — до зрелого возраста она играла мальчишек, но однажды дети ей не поверили, и пришлось менять амплуа.

Под сопровождение голосов детали и углы знакомого здания, мимо которых ты спокойно проходил раньше, начинают обретать лицо. В фойе второго этажа предлагают станцевать вальс или задержаться у окна, откуда много лет назад приглашенный из Рязани Анатолий Эфрос наблюдал за прохожими на Театральной площади. Подняться по стертым тысячами ног ступеням на самый верх — в раек, откуда бедные могли смотреть на богатых в партере свысока. Только обязательно сначала поправить прическу — как еще перед входом в рай? Когда-то с этой всеохватной высоты под люстрой маленькая Наташа Сац слушала концерт Рахманинова. Его музыка и сейчас звучит — уже не в наушниках, а разлетаясь по огромному залу РАМТа, где на сцене монтируют «Северную Одиссею», — так прошлое встречается с настоящим. В историческое вторгается реальность в виде спешащих рабочих в спецовках — театр живет и дышит сегодняшним днем.

Несмотря на некоторую перегруженность, с одной стороны, и недостаточность вводных данных, с другой, — работа получилась очень живой и зрительской. Она встраивает гостя в контекст вековой истории РАМТа — словно доверяет секреты, приоткрывая его маленькие дверцы.

ОПЫТ ПРЕДМЕТНОГО ТЕАТРА С ЭЛЕМЕНТАМИ «ЖИВОГО КИНО»

«Несказки», режиссер Михаил Плутахин.

Михаил Плутахин продолжает свой проект «Несказки» — театральный сериал по мотивам русских народных сюжетов. В первой части, показанной ранее в ЦИМе, история выстраивалась вокруг бессмертия Кощея, здесь же тема яйца развивается на примере «Курочки Рябы».

Сцена из эскиза спектакля.
Фото — Вова Яроцкий.

Две костлявые курьи ножки, на которых наверняка покоится избушка, осыпаются дождем золотых яиц. К ним тянут руки дед с бабой — эксцентричная пара, будто вышедшая покурить из кабака 90-х. Ради золотого слиточка они готовы ползать на коленях и пробивать дно. Самое крупное яйцо им не поддается: несколько молотков не могут его расколоть, в ход идут подручные причуды — шланг, пистолет, вода из крана. Разобьет яйцо петрушечная кукла — мышка-мишка с писклявым, как и полагается, голосом, — у которой вместо дубинки заточка. Кропотливый процесс уничтожения происходит на столе, а зрителям подробно транслируется на экран.

В «Несказках» Плутахин хирургически вскрывает заезженные сюжеты, встраивая их в современность, выуживая из их архетипичности актуальность. Простой, на первый взгляд, сюжет сказки он переосмысляет сложной и многоплановой комбинацией средств. В его эскизе — синтез мультимедиа, объектного театра, подробного актерского существования и живой музыки с хоровыми элементами.

Сказки никуда не исчезали — фольклор разлит и в сегодняшнем дне, надо только правильно навести фокус камеры. Более того, сказки связаны между собой — одна порождает другую, это общий мир, в котором мы живем до сих пор: разбитое золотое яйцо станет сердцем Колобка — предвестие новой работы.

ВЕРБАТИМ ИЗ ЖИЗНИ ПОДРОСТКА НА СЕЛЕ

«Деревня и я», режиссер Дмитрий Крестьянкин.

«Моя жизнь скукотища. Что еще? А вот и ничего», — признается девочка-подросток, одна из героинь эскиза «Деревня и я» режиссера Дмитрия Крестьянкина и драматурга Элины Петровой. Авторы провели масштабную исследовательскую работу по сбору материала — отправились в экспедицию по шести школам деревень и сел (почти все — Центрального федерального округа), где общались с подростками 14 лет и старше. Когда интернет есть почти везде, отличаются ли тинейджеры маленьких деревень от столичных?

Сцена из эскиза спектакля.
Фото — Мария Моисеева.

Под песни Arci, ЕD KEEN, Макса Коржа, Муслима Магомаева звучат рассказы детей о своей жизни «на селе», искренне и вдумчиво прочитанные актерами-проводниками Нелли Уваровой и Сергеем Печенкиным. Если после уроков совсем некуда пойти — в селе нет художки (аптеки, кстати, тоже нет), — остается взрывать самодельные бомбочки и палить из самострела по соседским заборам. «А чё ещё в деревне делать? Ну, видосики для блога снимать». Когда ты ни разу не выезжал за границы своей области, туризмом станет и поездка в соседний город за шаурмой.

Этот социальный проект — не о системе образования с ОГЭ и ЕГЭ, практически запирающей детей на родине, не о вопросе остаться-уехать, но о самих детях. О том, что их волнуют общемировые проблемы — в каждой деревне есть свои эко-активисты (а как еще, если самый впечатляющий вид — на свалку?). Их тревожат вопросы насаждаемого патриотизма — в фойе школы висит портрет президента, а денег заработать негде. И самоопределения — когда понимаешь, что «в этой системе вещей никакой справедливости, ноль», а потом Библию открываешь. О том, что между столичными и сельскими, с одной стороны — пропасть в возможностях, условиях, а с другой — разницы вообще нет.

В финале на видеопроекции появляются сами герои — кажется, еще совсем юные, на вид младше своих лет. Обычные дети — красивые, умные и уникальные каждый по-своему. В Черной комнате РАМТа вдруг происходит встреча деревенских подростков и столичных зрителей.

КОЛЛАБОРАЦИЯ ЖАНРОВ

«Поиски свободы», режиссер Татьяна Ларина.

Эскиз о псковских подростках, прозванных современными Бонни и Клайдом, заявлен как коллаборация жанров. Изначальная задумка сделать форум-театр, чтобы проговорить со зрителями конфликт, вычленить по ходу проблемные точки и попробовать предотвратить трагедию, в итоге не воплотилась до конца. Идей и ходов было несколько, результатом стала работа из трех частей, реконструирующих историю.

Сцена из эскиза спектакля.
Фото — Мария Моисеева.

В первой дают голос другу подростков и их родителям — все реплики взяты из реальных интервью. Актеры показывают невнимание к Кате ее семьи на контрасте с максимально доверительными отношениями Дениса с мамой. Именно она занимает здесь ведущую позицию, ее глазами мы видим зарождение и развитие отношений подростков.

Вторая часть воссоздает последние полтора часа жизни ребят, во время которых они вели прямую трансляцию в перископе. Эта часть дополняет картину, дает другой взгляд на происходящее. Сама трансляция идет в записи сбоку от сцены, и игра актеров, как бы ни была хороша, очевидно ей проигрывает. Редкие и внезапные вопросы залу — сдаваться или нет? — скорее ставят в тупик, чем провоцируют на вдумчивые подсказки.

Есть и третья часть, инсталляционная: это коридор, по которому зрители попадают из первого зала во второй. Он увешан комментариями из интернета, здесь в адрес ребят и их родственников как поддержка, так и жесткие обвинения.

Режиссер пытается пойти разными путями и, используя только документальный материал, показать ситуацию с разных сторон. Ларина не останавливается на конкретной версии гибели подростков, на знании того, как надо было поступить, и вообще не претендует на однозначность, а приглашает разобраться — если не здесь и сейчас, то потом, наедине с собой.

ИНСТАГРАМ-СПЕКТАКЛЬ ДЛЯ ИНТРОВЕРТОВ

«Как перестать беспокоиться и начать жить», режиссеры Алексей Кокорин и Алексей Жеребцов.

На этот эскиз можно было прийти подготовленным, изучив профили персонажей: зрителям заранее предложили подписаться на их аккаунты в инстаграме. В соцсети это уверенные в себе, успешные молодые люди, знающие, что делать и как жить. Они правильно улыбаются и дают советы, как стать красивой за две минуты и влюбить в себя девушку одной фразой. Но эскиз знакомит с каждым из них в реальности — и становится понятно, что их маски в инстаграме не имеют ничего общего с жизнью. Бьюти-блогер Лика прикрывает за слоем макияжа отсутствие друзей и неумение общаться, а потерявший жену и дочь Макар выдает подробный и долгий монолог о кукурузных палочках. Истории каждого, как подписи под фото, сопровождаются псевдоцитатами Дейла Карнеги, как будто взятыми из слащавого пошлого паблика.

Сцена из эскиза спектакля.
Фото — Мария Моисеева.

Герои выходят в прямой эфир, выкладывают фото, смотрят профили подписавшихся на них зрителей — вся их телефонная жизнь транслируется на стену. Параллельно развивается линия ребят, решивших «выпилиться», — невозможно это сделать без предварительного анонса в инсте. Они жуют бутерброды, скучают, поглаживая автомат, и нервно ждут комментов от подписчиков. Здесь уже не возникает комичного эффекта — эта ситуация слишком похожа на ту, что только что была в соседнем зале.

Если развить интерактив и дать зрителям реальную возможность с помощью инстаграма участвовать в действии, может получиться актуальный и полезный своей прямолинейностью спектакль — «Как перестать постить и начать жить».

На обсуждении эскиза.
Фото — Мария Моисеева.

На итоговом обсуждении лаборатории худрук Алексей Бородин и главный режиссер театра Егор Перегудов отметили, что целью проекта был именно процесс поиска новых форматов и неочевидных тем — новых в первую очередь для РАМТа, а не театра в целом. Хочется верить, что руководству театра немаловажен и результат — и некоторым эскизам дадут шанс превратиться в репертуарные спектакли.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога