Петербургский театральный журнал
16+

14 июня 2014

СИБИРСКИЙ КОТ ГУЛЯЕТ В СЕВЕРСКЕ

Закончился IV фестиваль «Сибирский кот»

«Сибирский кот» — фестиваль-биеннале спектаклей для детей и подростков до 14 лет. Он придуман Светланой Бунаковой в бытность ее директором Томского ТЮЗа. Для Томска это было нежеланное дитя, и первый фестиваль приютил в Кемерово Аман Тулеев. Потом «Сибирский кот» прошел в Улан-Удэ. А последние два фестиваля Бунакова, ныне директор Северского музыкального театра (Северск — закрытый город недалеко от Томска), провела уже в своем театре.

Проведение четвертого фестиваля было под угрозой до самых последних дней. Денег дали столько, что впору было от него отказаться (ну, потому что 24 миллиона ушло на «Золотого витязя»), но решили все-таки проводить. Потому что известно: один пропуск, и все — фестиваль уходит в небытие. Пришлось экономить на всем, отказываться от ранее приглашенных спектаклей, от обычных фестивальных трат. Спектаклей было всего двенадцать. И только два из них ̶̶ безнадежные. Это спектакль Томского драматического театра «Трям! Здравствуйте!» и «Журавленок» Московского музыкального театра под руководством Геннадия Чихачева. Хотя все познается в сравнении, и после просмотра «Журавленка» «Трям» уже не казался таким малохудожественным. В нем, по крайней мере, не было театральной пошлости.

«Что случилось с крокодилом». Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Программа была насыщена тренингами для актеров, которые проводила педагог-тренер, арт-директор школы творческого развития «Ключ» Елена Кузина (Санкт-Петербург), и мастер-классами с детьми после спектаклей, которые давала театровед и театральный педагог Александра Никитина (Москва).

После фестиваля осталось несколько прекрасных впечатлений. Спектакль «Что случилось с крокодилом» Кемеровского театра для детей и юношества, получивший на нынешнем «Арлекине» приз за лучшую мужскую роль, оказался абсолютным художественным лидером. Четыре актера, работающие с кусочками бумаги, с фигурками оригами, с рукавом свитера, с рулоном пленки, ко всеобщему восторгу детей и взрослых превращались во что угодно. Чуткое взаимодействие актеров друг с другом, со сказочным миром, который они создают, со зрителями — уникальный случай рождения настоящего, подлинного спектакля для детей. Актерская компания, которую воспитала Ирина Латынникова, ставит перед собой серьезные художественные задачи. И рост виден от фестиваля к фестивалю.

С большим успехом прошел спектакль Пермского ТЮЗа «Золоченые лбы». Режиссер Михаил Скоморохов прекрасно чувствует сказовую, ироничную природу прозы Бориса Шергина. В спектакле играет великолепный струнный ансамбль «Каравай», а сценограф Марк Борнштейн придумал выразительную и стильную конструкцию — огромную куклу-оберег, которая позволяет мгновенно менять место действия. «Золоченые лбы» получил приз за лучший спектакль большой формы.

Очень тонкий и чисто сделанный спектакль «Умка» по рассказу Ю. Яковлева в Северском театре для детей и юношества поставлен Сергеем Ягодкиным (Магнитогорск). В нем хорошо придумано пространство игры (сценограф Михаил Кривенко, Магнитогорск), остроумно работает видео — сны Медвежонка, Северное море с плавающими в нем рыбками, в которое ныряет Умка. Точное, чистое кукловождение Анастасии Ивановой и Натальи Дубровой, абсолютное совпадение кукольных масок и актерских голосов — довольно редкое сочетание качеств в сегодняшних спектаклях театров кукол. Для самых маленьких был показан спектакль-игра «Гуси-лебеди» театра «Желтое окошко» (Мариинск). Как всегда, Петр Зубарев талантливо придумал игру, где театр возникает фактически на телах двух актрис — из подолов, передников, рукавов, берестяного короба, крошечных пальчиковых куколок. Все эти рукотворные чудеса завораживают. Вот только хотелось бы, чтобы сами актрисы интереснее существовали в этой игровой стихии.

«Умка». Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Томский ТЮЗ, который несколько сезонов подряд был в кризисном состоянии, кажется, выходит из него. Появился молодой главный режиссер Илья Ротенберг. И он, что неудивительно, приглашает на постановки не пожилых дяденек с тяжелым прошлым и сумеречным настоящим, а молодых режиссеров своего поколения. На этом фестивале театр показал отлично придуманную и сыгранную лирическую клоунаду по сказкам Сергея Козлова. Спектакль «Лететь» (режиссер Екатерина Максимова, Санкт-Петербург) остроумно оформил Сергей Лавор (Санкт-Петербург). На сцене — гигантское окно, а за ним все время меняется лес. Действие происходит на гигантской кровати-трансформере, которая превращается во что угодно. Сумерки, волшебный снег за окном, летящая над землей птица, и сама Земля, летящая в Космосе. Все это поддерживает лирическую стихию, царящую в спектакле. Знаменитые уже герои Козлова — Ежик, Медвежонок и Заяц — сумерничают, всерьез думают о жизни, ревнуют друг друга. За час сценического времени три звериных ребенка проживают целую жизнь. Маленький зритель, видимо, такой же философ, как и Ежик, задумчиво сказал маме: «Мне кажется, это не совсем звери. Они почти как мы». Ну, можно ли сказать точнее?

Спектакль «Детвора» по рассказам Чехова привез Омский Северный драматический театр им. М. А. Ульянова (г. Тара). Константин Рехтин объединил несколько чеховских рассказов о детстве по принципу «дети и дом». Театр наблюдает за детьми, живущими дома («Дома»), сбегающими из него («Мальчики»), и за детьми, когда они остаются дома одни («Детвора»). Последняя часть, стоящая несколько обособленно, — рассказ «Ванька», о ребенке, который тоскует по дому. Идея очень интересная, но не вполне реализованная. Артисты начинают игру в старинное лото. Игра подхватывается всеми и незаметно переходит в первый сюжет. Потом в следующий. Невольно артисты начинают играть детей, сокращая дистанцию между собой и персонажами. И как только это происходит, возникает «тюзятина». К сожалению, спектакль игрался для неподготовленного, массово привезенного из летних лагерей зрителя. Воспитательницы, больше похожие на надзирателей, сидели и скучали в фойе. Было обидно за спектакль, рассчитанный на камерный зал и на более взрослую аудиторию.

«Лететь». Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

На фестивале было три музыкальных спектакля для детей разных возрастов. Понятно, что это самый сложный вид театра для детей. В невнятном по сюжету спектакле «Журавленок» (Московского музыкального театра под руководством Г. Чихачева) соединились басни Крылова с мотивами «Гадкого утенка» Андерсена. В спектакле утенок превратился в журавленка. Видимо, чтобы не тревожить тень Андерсена. Юноша в блестящих лосинах и белых гольфах (костюм его вызывал странные ассоциации) говорил и пел густым баритоном, и было понятно, что журавленок находится как бы в пубертатном периоде. Вокруг него кривлялись и скакали различные звери в костюмах елочных персонажей. Пронзительные визгливые голоса, анилиново-кислотные цвета задника и кулис, изображающие лес, ни грамма режиссерской фантазии — все это произвело тягостное впечатление.

Опера для взрослых и детей «Колыбельная ангелу» Северского музыкального театра поставлена Елизаветой Бондарь (Москва) по опере забытого композитора начала XX века Владимира Ребикова «Елка» (дирижер оркестра Владимир Сапожников). Сюжет создан по мотивам «Девочки со спичками» Андерсена и рассказа Достоевского «Мальчик у Христа на елке». Но сюжетные мотивы не столь важны. Музыкальная ткань спектакля явно тяготеет к мистерии. Важная в начале прошлого века символистская тема о скитаниях души, одиночестве, обретении гармонии за пределами человеческой жизни обрела в спектакле более простое и ясное для подростков решение. Он заставляет задуматься о сострадании, милосердии, возвращает забытые сегодня понятия.

Как всегда, фестиваль наводит на размышления о многочисленных проблемах театра для детей. О том, что необходимы профессиональные театральные педагоги, которые умеют ввести ребенка в мир спектакля, профессионально поговорить с детьми. В театрах их нет. Только три театра предложили свои социокультурные проекты на фестивале: Северский музыкальный театр, Томский и Пермский ТЮЗы. А между тем, детское «одичание» растет прямо пропорционально взрослому. И каких зрителей театры получат в будущем? Никакие «коты» не спасут!

Комментарии (1)

  1. Н.Таршис

    Добавлю и свои впечатления. В самом деле, на четвёртом “Сибирском коте” были большие удачи, и просто много интересного. У лидеров, “Крокодила” Ирины Латынниковой (спектакль прошёл ещё лучше, чем на “Арлекине”) и пермских “Золочёных лбов” – редкая художественная целостность, делающая их на наших глазах детской классикой. Но и следом за ними: упомянутая выше “Детвора” Рехтина, при всем драматизме условий показа, поразила интереснейшим и ценным, восходящим к Толстому и Чехову, мотивом. Как и у этих гениев, детство тут не только сюжет и фактура. Оно предстаёт как драматический феномен, и отношения с миром взрослых также предстают не как частность сюжета, а как действительная проблема. У постановки, таким образом, есть внутренний масштаб и потенциал. Спектакль умный, живой и существует в становлении, сама его сложная композиция ещё будет совершенствоваться.
    “Лететь” Томского ТЮЗа (реж. Екатерина Максимова) противостоит массовому динамическому прессингу в пространстве театра для детей. Сам процесс “сумерничанья”, настраивание на живость фантазии и тонкость восприятия в исполнении, казалось бы, традиционного тюзовского трио (медвежонок, ёжик, заяц) оказались благодарной сценической материей, и передают обаяние историй С. Козлова.
    К моим приоритетам относится и “Колыбельная ангелу” Северского музыкального театра, именно возвращение к жизни оперы Ребикова, Надо сказать об убедительно и тонко прозвучавшей партитуре (дир. Владимир Сапожников), и о серьезной попытке стильного сценического прочтения (Елизавета Бондарь).
    И были ещё три неупомянутых спектакля фестиваля. О “Чуке и Геке” Полины Стружковой писалось ранее. Режиссёр вернула новому поколению едва не забытый текст, относящийся к советской детской классике, и сделала это, избегая ретро, но стильно, иронично, так это и сыграно актёрами “Глобуса”, Театр из “закрытого” Новоуральска привёз мюзикл “Сыр, любовь… и волшебство” местного композитора Нэйла Прокина. Эту, можно сказать, дерзновенную попытку надо приветствовать. При всех, порой, скатываниях в “общие места” и в “хореографии”, и в музыке”, постановка говорит и о творческом азарте коллектива, у которого есть перспектива, есть молодые силы. (Только что на екатеринбургском “Браво” видела их “Девичий переполох”. И, наконец, “Фантазёры” Томского театра куклы и актера. Это, можно сказать, интерактив, с экспериментальным внедрением прилипшего к ай-паду подростка, способного лишь на нечленораздельное мычание, в мастерскую художника, в которой всем заправляют дУхи творческой фантазии, “Мишка” и “Вовка”. Мальчонка перековывается. Спектакль, что называется, “грубого помола”, схематичный, но и заразительный. Скорее – этюд в профиле “социокультурной программы”, чем спектакль в полном смысле слова…
    “Сибирского кота” не спутаешь ни с кем другим, при этом он создаёт чудесную атмосферу. Счастливое название фестивалю придумала в своё время Наталья Шимкевич (она же руководитель социокультурных программ). Жизнеспособность фестиваля доказана, энергии его директору Светлане Бунаковой не занимать.А театр для детей – горячая точка нашей культуры, остро требующая заботы.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

Предыдущие записи блога