Петербургский театральный журнал
16+

30 ноября 2010

ПЕТЕРБУРГСКАЯ СКАЗКА

Сегодня, 30 ноября, в 19.30 смотрите на «Открытой сцене» на улице Народной,1 премьеру — спектакль «Где-то и около» в постановке Екатерины Максимовой. В первый раз спектакль был сыгран на малой сцене театра Ленсовета в рамках I Лаборатории «ON.ТЕАТР» в 2009 году

Анна Яблонская. «Где-то и около». Лаборатория «ON.ТЕАТР».
Режиссер Екатерина Максимова, художник Сергей Лавор

Лабораторный эскиз Екатерины Максимовой «Где-то и около» по одноименной пьесе Анны Яблонской разваливался, раздваивался в его жанрово-стилевой составляющей. Карикатурных персонажей Яблонской (старую деву Надю, писателя-неудачника Мишу, отца-одиночку Толю и некого абстрактного парня-луча, являющегося то Наде, то Мише) режиссер погрузила в бытовые, этюдным способом найденные «предлагаемые». Пьеса тогда казалась излишне сентиментальной, «переплаканной», а история Нади, ищущей свое счастье в газете для платных объявлений, в перерывах разговаривающей с материализовавшимся солнечным лучом, из обобщения превращалась в частный клинический случай.

Сцена из спектакля «Где-то и около».
Фото — Татьяна Иванова

Перерабатывая эскиз в спектакль, режиссер первым делом сменила прописку истории, перенеся действие из абстрактного провинциального городка в мифический Петербург. Художник Сергей Лавор сочинил спектаклю поэтическое пространство — легкую, не претенциозную, но точную метафору засасывающего, ирреального города. В темном помещении Малой сцены театра Ленсовета при помощи бумажного скотча и мела художник обозначил опрокинутую набок перспективу двора колодца: окна, уходящие вглубь, и в самом конце крошечный кусочек неба, телевизионные антенны, две чайки. На стенах за окнами нарисованные мелом памятник Достоевскому (слева, это пространство Миши), телевизор, на экране которого идет бесконечный боевик (справа, квартира Толика), в центре основное место действия — обшарпанный офис газетенки брачных объявлений. Здесь работает непризнанный поэт Миша (Александр Марушев) — долговязый, лысый, неуклюжий; сюда же, как на работу (в поисках идеальной матери для своих детей), приходит «простой русский мужик» Толик (Алексей Фокин), мат из уст которого звучит органичнее народных напевов. И именно на них двоих как снег на голову, вместе с воображаемым Лучом и другими тараканами в голове, сваливается некая Надя, одинокая мечтательница, князь Мышкин в юбке: всех готова и пожалеть и полюбить.

Таким образом, встраиваясь в петербургский культурный контекст, спектакль обретает и стиль и жанр, а отсылка к Достоевскому, не слишком убедительная в пьесе, оказалась здесь завязкой. Нелепые, смешные герои спектакля — это три заплутавшие души, упавшие в фантасмагорический город-колодец, затонувшие в нем, пропитавшиеся «достоевщиной», сквозняком ползущей изо всех петербургских щелей. У каждого из них в прошлом своя драма: от Толика ушла жена, у Миши не сложилась карьера, на «жигуленке» разбился брат Нади (теперь он является иногда, представляясь лучом). Однако, в отличие от героев Достоевского, в персонажах этих при близком рассмотрении нет ничего исключительного.

Екатерина Максимова сочиняет петербургскую сказку, в которой никто не напишет гениальную поэму, не найдет идеальную жену и не родит ребеночка, как мечталось, в которой каждый останется наедине с собой, при своем (пусть даже свое — это только Луч в воображении) — и это самый счастливый конец. И напрасно Надя (Ирина Саликова) в отчаянии кричит своему воображаемому другу «У тебя жопы нет!», Луч в исполнении Владимира Крылова оказывается куда реальнее, лучше, чем этот мир-колодец вокруг…

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога