Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

2 августа 2015

ПЕРВЫЙ «СКОК»

«Стальной скок». С. С. Прокофьев.
Саратовский академический театр оперы и балета.
Балетмейстер-постановщик Кирилл Симонов, художник-постановщик Сергей Болдырев, художник по костюмам Ольга Колесникова.

В Саратове на Собиновском фестивале состоялась премьера одноактного балета Сергея Прокофьева «Стальной скок». Явление уникальное и потому уже заслуживающее внимания. Дело в том, что «Скок» никогда до этого в России не ставился.

Идею балета «Стальной скок» Прокофьеву подсказал Дягилев. В интервью газете «Возрождение» Дягилев так объяснял замысел: «Я хотел изобразить современную Россию, которая живет, дышит, имеет собственную физиономию…» Сергей Прокофьев был увлечен в тот момент конструктивизмом и создал иллюстрацию будущего индустриального прогресса, музыкальными средствами имитируя движение машин, станков, уханье паровых молотов. Музыка балета основана на дивертисментно-сюитном принципе: одиннадцать завершенных танцев сменяют друг друга в контрастном чередовании, представляя различные группы персонажей. Премьера состоялась 7 июня 1927 года в Париже. Но балет так и не был поставлен в России. Несколько раз Геннадий Рождественский брал партитуру к исполнению в симфонические программы из музыки Прокофьева, но сценического прочтения до сего дня никто не предпринимал.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

И вот в Саратове прошла премьера спектакля в двух картинах. Балетмейстером выступил Кирилл Симонов (знакомый мне, прежде всего, по «Щелкунчику» Мариинского театра и двум показанным на «Золотой Маске» «Золушкам» — новосибирской и петрозаводской, новосибирская в 2007 году «Маску» получила). Дирижер-постановщик —— художественный руководитель Саратовского театра оперы и балета Юрий Кочнев. С Кириллом его связывает давнее знакомство. В 2007 году Кочнев возглавлял жюри «Маски» по музыкальному театру, и с тех пор Симонов на саратовской сцене поставил целый ряд спектаклей.

Начнем с визуальной составляющей спектакля. Определение «в двух картинах» художник Сергей Болдырев реализовал буквально. Сцена разделена на две части. В первой —— сухие ветки-лес и подвешенный искореженный остов ретроавтомобиля, во второй —— хмурый унылый офис перед генеральной уборкой со стульями на столах и затейливыми геометрическими фигурами из сваленной в углы мебели. Все. Декорации не меняются и за исключением четырех столов, на которых в одном из эпизодов демонстрируется механический многократно повторяемый комплекс упражнений —— как аллюзия то ли работы фабрики-завода, то ли секса строго по расписанию, —— никак не обыгрываются. Костюмы героев стильные, они прекрасно дополняют оформление сцены и как бы вне времени: строгие серые брюки и пиджаки у мужчин, серые платья-сарафаны у женщин. К концу спектакля артисты разоблачаются, оставаясь в майках, трусах, комбинациях опять-таки серого цвета.

«Когда я прочел либретто Прокофьева, думал отказаться от сюжета вовсе: индустриализация, машины, заводы… —— рассказал журналистам Кирилл Симонов. —— Там, в общем-то, и лирическая тема была, но не слишком ярко выраженная. Очень хотелось исполнить гениальную музыку, но как быть с либретто? Решил уйти в современный бессюжетный балет, хотел передать состояния —— свет, музыка, движения тел… Все это должно слиться в единый энергетический пучок».

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Честно скажу, не слилось. Ухитряешься за 35 минут спектакля устать от рутины, монотонности, отсутствия контрастов, многократных повторов банальных поддержек и бесхитростных «скоков» и посмотреть на часы. Ощущение, что балетмейстер пошел по пути наименьшего сопротивления, разрешив артистам делать то, что они умеют. А умеют они, как выяснилось, что-то среднее между классическим танцем и простейшими элементами contemporary. Про синхронность в массовых сценах (6 танцовщиков, 5 танцовщиц) писать не буду. Ее еще предстоит добиваться. Логику построения номеров в большинстве своем прочитать не удалось. К примеру, в музыке появляются маршевые нотки, и все вдруг ни с того ни с сего начинают маршировать, затем успокаиваются и продолжают заниматься своей «рутиной». Ничто о марше больше не напоминает! Несколько оживляет общую картину главный любовный треугольник (возможно, не увенчавшаяся успехом попытка перевести заложенную композитором дивертисментную номерную систему в действо с некоей драматургией и развитием сюжета). Бизнес-леди (Наталья Колосова), что-то подписывающая вначале и регулярно проверяющая, чтобы все «шестеренки» в офисе и за его пределами крутились, разбивает пару (Юлия Танюхина, Алексей Михеев), буквально подчиняя их себе. В самом финале спектакля раздается скрежет тормозов и подвешенный остов автомобиля подсвечивается красным. Видимо, брошенная девушка не выдержала разрыва, случилась трагедия.

По окончании спектакля зал аплодировал вежливо. Выходя, многие зрители делились своей трактовкой увиденного, выдвигая самые невероятные версии сюжета.

Станет ли «Стальной скок» репертуарным спектаклем, посещаемым зрителями, —— время покажет. Но такие премьеры, безусловно, нужны. Про спектакль говорят, его обсуждают —— уже хорошо. Приезжайте в Саратов за первым в России и пока единственным «Стальным скоком».

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога