Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

14 апреля 2020

ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОЧТЕНИЮ. ГИД ПО СОВРЕМЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ

Мы продолжаем серию гидов, в которых специалисты своего дела рекомендуют нашим читателям перечень «обязательного минимума» в той или иной области искусства. Дошла очередь и до современной драматургии. Что почитать, с чего начать, на что особенно обратить внимание? Советуют Наталья Скороход, Анна Банасюкевич и Мария Сизова.

Читка пьесы «Исход».
Фото — Роман Яковлев.

Если вы вообще не читали пьес и даже не можете припомнить, что из школьной программы называлось пьесой — «Война и мир» или «Гроза», я предлагаю вам вот какое приключение на четыре вечера:

Вечер первый. «Эдип-царь» Софокла + «Я, пулеметчик» Клавдиева. Вечер второй. «Гамлет» Шекспира + «Мама» Волошиной. Вечер третий. «Федра» Расина + «Кислород» Вырыпаева. Вечер четвертый. «Три сестры» Чехова + «Лондон» Досько.

Читать надо за один вечер две пьесы обязательно, и лучше начинать с классики (это первая пьеса в строчке). Не бойтесь, современные пьесы заметно короче классики, и, одолев старый шедевр, вы будете читать новую пьесу даже с некоторым облегчением. Читая последнюю — думайте, почему кому-то пришло в голову их соединить?! Что у них общего?! Преимуществ два: новая пьеса, если вы уловите перекличку, поможет вам понять старую, а кроме того вы сразу почувствуете разницу: вот так писали тогда, а эдак — теперь. Ну и больше ничего читать не надо. Достаточно для первого знакомства.

Если вы начитаны или ходите в театр, где предпочитаете классику, постигать новейшую драматургию надо с осторожностью.

Прочтите, например, «Летние осы кусают нас даже в ноябре» Ивана Вырыпаева. Немного любви и немного Бога.

Потом — пьесу «Пьяные» того же автора, она более философская, но повеселей. Сделайте перерыв.

Потом прочтите «Утопию» Михаила Дурненкова. Это наше посконное, про лихие 90-е и русскую тоску.

Потом «Как эстонские хиппи разрушили Советский Союз» того же автора. Это реально про хиппи, как они кайфовали и как выросли. Чем-то по атмосфере напоминает «Форест Гамп», но советский.

Если после этого у вас не пропала охота читать новые пьесы — вам уже море по колено. Читайте всего Павла Пряжко — самого радикального русскоязычного драматурга. Начинайте с «Трусов» — там вообще ничего не происходит, просто девушка сушит на балконе трусы. Понравилось? Тогда смело идите на сайт фестиваля драматургии «Любимовка» и читайте все подряд. Хотите еще? Попроситесь к ним в ридеры.

Если вы тайно любите все советское — читайте авторов школы Николая Коляды. «Завтра будет новый день» Ярославы Пулинович и т. д.: непростые судьбы женщин и мужчин, почти всегда есть любовь и работа.

Любите Оруэлла? «Концлагеристы» Валерия Шергина — шедевр жанра: фантазия о том, что ожидает большую евроазиатскую страну после распада на маленькие государства. Ну и Василий Сигарев, конечно же. Я больше всего на свете люблю его «Волчка». Был такой фильм, но я обожаю пьесу. Девочка любит свою маму. Но безответно. Поэтому она — волчок.

Но если вы любите Бродского и Булгакова и ностальгируете по родине, живя в ней, — читайте «Человека из рыбы» Аси Волошиной, ее герои похожи на вас.

Если же вы считаете, что вся современная драма дрянь и наши авторы не стоят даже мизинца Вампилова, — прочтите «Летели качели» Константина Стешика, а потом уж поговорим — стоят или нет.

Читка пьесы «Иранская конференция».
Фото — Михаил Литвинов.

1. Павел Пряжко. «Три дня в аду». В принципе, можно взять любой текст Павла Пряжко последнего десятилетия, чтобы понять, что его пьесы — отдельный мир и отдельный, какой-то особенный и новый, театр. С микрособытиями, с предельным вниманием к повседневным мелочам, ювелирной работой с языком, который, вроде, и узнаваемый, разговорный, но на самом деле скрупулезно сконструирован автором с очень развитым слухом. «Три дня в аду» — поток мыслей, сознания, реакций среднестатистического, обычного белоруса, проживающего жизнь в тех условиях, что ему предложил мир, но есть в пьесе и рамка космического масштаба.

2. Иван Вырыпаев. «Иранская конференция». Еще один лидер и трендмейкер современной драматургии — со своим предложением театру. Пьесы Вырыпаева — интеллектуальная драматургия, где под игровыми конструкциями скрыт философский трактат или публицистическое эссе. «Иранская конференция» — один из наиболее радикальных текстов Вырыпаева в плане отказа от какой-либо театральности и сюжета. Пьеса, действительно, построена как конференция со всеми ее ритуалами и законами: последовательность докладов, вопросов и дискуссий на тему, волнующую автора, — о разнице восточного и западного менталитетов, морали и систем ценностей.

3. Михаил Дурненков. «Утопия». Безжалостная пьеса с политическим подтекстом: история об опустившейся, разваливающейся семье, державшей когда-то, в 90-е, дешевый кабак с разливным пивом. Ностальгирующие хозяева жизни дают бывшим владельцам второй шанс — но им не нужно современное классное место с хорошим ассортиментом, а нужно — как было, как в молодости. Пьеса о разрушающей силе ностальгии, возведенной в статус идеологии, ведущей к застою и распаду.

4. Константин Стешик. «Спички». Пьесы белоруса Стешика — всегда с лирической, интимной интонацией. О сегодняшних интеллигентных 30-летних «лузерах», не встраивающихся в агрессивную гонку достижений, не способных и не желающих добиваться успеха и «нормальной», по общественным меркам, жизни. Не способных на поступок, но умеющих испытывать чувсто стыда и неловкости.

5. Полина Бородина. «Исход». Отлично написанный, очень «взрослый» текст молодого, но опытного автора о человеке, изображающем амнезию, чтобы не возвращаться домой, чтобы порвать с прошлой, правильной, расписанной по дням жизнью. Добровольный отказ от памяти, биографии, места как попытка освободиться от предопределенности и рутины.

6. Ольга Шиляева. «28 дней». Самый скандальный текст последних лет авторства молодой петербурженки Ольги Шиляевой — о менструальном цикле, но, на самом деле, о тюрьме из гендерных и социальных стереотипов, плотно укорененных в обществе. Текст написан в подражании античной трагедии, с хором, протагонистом и антагонистом.

7. Дмитрий Данилов. «Человек из Подольска». Пьеса — хит последних лет: попробуйте еще найдите город в России, где ее не поставили. Абсурдистская комедия о человеке, которого задержала полиция за то, что он не любит родной город и не интересуется повседневностью. Острая сатира о том, что любая, самая «продвинутая» идея теряет смысл при насильственном внедрении.

Читка пьесы «Война».
Фото — Игорь Шутов.

Несколько дней назад в рамках домашнего чтения возникла идея собрать топ обязательных современных пьес на русском языке. Казалось бы простой сюжет у меня как автора вызвал массу трудностей. Во-первых, что такое современная русскоязычная драма и где она живет? Ведь если говорить о текстах двадцатилетнего пула, сложно не назвать имена Елены Греминой, Михаила Угарова, Евгения Гришковца, Василия Сигарева, братьев Пресняковых, Ивана Вырыпаева, Вячеслава Дурненкова, Юрия Клавдиева, Вадима Леванова, Николая Коляды, Ярославы Пулинович и др. Трудно скромно отмолчаться про географию явления. И уж точно совершенно невозможно ничего не сказать про белорусскую драматургию в лице Павла Пряжко, Дмитрия Богославского, Константина Стешика и др., как и про украинскую ветку драматургов, работающих на поле независимого театра: Наталью Ворожбит, Максима Курочкина, Дэна Гуменного. Неброское сочетание слов «новейшая драматургия ХХ—ХХI веков», или путаное «новая драма», на деле представляет собой огромный океан имен современных писателей, которых не просто можно — нужно читать, чтобы понимать большую и маленькую историю и себя, крохотного, трепыхающегося в ней. Но, сдерживаясь и стараясь не быть нарративно занудной, постараюсь отмерить современность временной линейкой и ограничиться последней пятилеткой, в которую было написано немало важных текстов и даже, не побоюсь этого слова, по мнению некоторых исследователей, произошел целый переворот в литературе — от постмодерна к метамодерну. О том, как это было, куда и зачем плывет корабль современной драматургии, — коротко, без претензии на чугунную значимость сказанного, в апрельских тезисах из семи абзацев.

1. Для меня как для профанного читателя, обожающего «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «Бразилию» Сэма Лаури и все, что с этим связано, абсолютным открытием 2017 года стала «Утопия» Михаила Дурненкова. В ней есть как бы бытовая линия семьи, которая как будто описывает человеческие отношения матери, сына и отца. Но при этом является притчей о человеке и государстве в чистом виде. Этот удивительно ироничный и злой текст задает читателю один немаловажный вопрос: «Как полюбить Родину, если она — представительный мужчина в костюме от Boss, который пришел отобрать твой дом?» Счастье в ней не за горами, только нам до этих гор не доехать.

2. И еще один текст 2017 года — пьеса Светланы Петрийчук «Вторник — короткий день» — занимает важное место на отдельной полке в моей читательской голове. На Володинском фестивале во время обсуждения между участниками вышел спор о том, что сегодня в современной драматургии совершенно нет пьес про любовь. Ну, нет и нет, казалось бы, но вот — «Вторник — короткий день», как раз о ней, о любви в широком ее понимании: подлинной, жертвенной, неоправданной и кривой, без которой мы поумирали бы все давным-давно, но все еще копошимся. И да, в ней есть сумасшедшая женская роль матери, говорящей запредельно четким верлибром.

3. Продолжая тему материнства и детства, в моем читательском маршруте следует пьеса с основной локацией «детский сад» — «Горка» Алексея Житковского, в которой градус национального пафоса так велик, а выхлоп человеческого пофигизма — прямо пропорционален ему. В пьесе есть мерцательная сквозная линия: история воспитательницы Насти — современной мадонны. И набор срезанных и умело смонтированных фактурных отрывков реальности (утренников в детском саду, бытовых разговоров, песен). Драматургический мэшап, с которым Алексей работает из пьесы в пьесу, из истории в историю завораживает искусностью художественного коллажа, который используют многие, но владеют им не все. В нем событийные и эмоциональные подключения читательского интереса происходят на стыке документа и факта, разговора и хронологии — на контрасте.

Читка пьесы «Летели качели».
Фото — Андрей Парфенов.

4. Особняком к выстроенным по аристотелевскому канону пьесам стоят монодрамы, буквально взорвавшие театральную реальность и перевернувшие привычное представление о «подходящем тексте для театра». В числе главных «взрывателей», безусловно, был «Пластилин» Василия Сигарева и «Я, пулеметчик» Юрия Клавдиева, а далее следовал поток пьес-эссе, пьес-монологов о разном — «Лёха» Юлии Поспеловой, «Ганди молчал по субботам» Анастасии Букреевой, «Мама» Аси Волошиной, «За белым кроликом» Марии Огневой и др.

5. Перестройке жанровой оптики внутри драматургического текста сопутствовал гендерный переворот в отечественной культуре, открывший разговор о табуированных сюжетах и замалчиваемых историях в литературе. Одной из этих пьес стала «28 дней» Ольги Шиляевой, как будто повествующая о двадцати восьми днях месячного цикла, но по большей части говорящая с нами о субъектно-объектной природе женского тела в мире потребления и переваривания пищи.

6. Особняком, блоком акустических текстов, раздражающих и радующих читателя — вкусово, стоят пьесы «Ельцин.gif» Ани Агаповой, «Карась» Марины Дадыченко, «Репетиция полярного сияния» Александры Сальниковой, «Подвиг» Ольги Потаповой, «Сердцебиение рака» Ирины Уманской, «Говорение» Маши Всё-Таки и Полины Коротыч и др.

7. Завершить лист хотелось бы текстом Дмитрия Данилова, но не «Человеком из Подольска», который широко шагает по театральной карте России и, безусловно, прекрасен, а последней пьесой, которую еще никто не видел — «Нужно выбрать троих» о карантине.

Все эти тексты можно прочесть в электронной библиотеке Сергея Ефимова, на сайте фестиваля современной драматургии «Любимовка» и на сайте Володинского фестиваля «Пять вечеров».

Приятного чтения!

Комментарии (2)

  1. Наташа

    Спасибо за рекомендации! Не подскажите, где найти пьесу Дмитрия Данилова “Нужно выбрать троих”?

  2. Надя

    Пьеса “Нужно выбрать троих” есть на сайте corona-drama.com .

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога