Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

11 апреля 2013

НОСТАЛЬГИЯ ПО РОМАНТИКЕ

«Алые паруса» на «Золотой маске»

М. Дунаевский. «Алые паруса».

Театр-Театр (Пермь).
Режиссер Борис Мильграм, художник Виктор Шилькрот.

Молодежный театр «Глобус» (Новосибирск).
Режиссер Нина Чусова, сценография и костюмы Анастасии Глебовой и Владимира Мартиросова.

Столкновение в конкурсе «Золотой маски» спектаклей с одним названием — явление привычное и повторяется чуть ли не каждый год. В этот раз между собой конкурируют две постановки мюзикла «Алые паруса». Дополнительная интрига в том, что оба спектакля выпущены не в музыкальных, а в драматических театрах. Что вызывает ряд претензий в отношении вокала к постановке и «Глобуса», и Театра-Театра: нет цельности стиля исполнения, часть артистов поют в эстрадной манере, часть в академической, не всегда попадая в ноты. Но певческие несовершенства во многом искупаются актерами.

Этот мюзикл Максима Дунаевского, пожалуй, самый популярный среди современных произведений в своем жанре, в России идет на сценах почти десятка театров. Что легко объяснимо — несмотря на некоторую вторичность музыкального материала (в мелодиях угадываются отголоски музыки Дунаевского из его «Карнавала» и песни «Все пройдет», и даже из «Колыбельной Светланы» Т. Хренникова), «Алые паруса» подкупают своей драматургией, ну и, конечно же, темой. История Ассоль не устареет до тех пор, пока девочки-подростки будут грезить о принцах.

Сцена из спектакля «Алые паруса» Пермского Театра-театра.
Фото — архив театра

Помимо музыкального материала, который каждый из постановщиков немного подсократил по своему усмотрению, и обоюдно счастливого финала, миры этих двух спектаклей не схожи абсолютно ни в чем. Виктор Шилькрот в пермском Театре-Театре оформил пространство «Алых парусов» в метафорическом ключе. Основной элемент сценографии здесь — многочисленные металлические штанкеты, которые в первом акте то и дело ходят под музыку вверх-вниз, от сцены до колосников. Благодаря умело выстроенному свету (художник Евгений Виноградов) возникает ощущение бликов солнца на холодной морской воде. Но с этой поэтической атмосферой никак не сочетаются костюмы действующих лиц. Моряки и их жены — в одинаковых безликих майках, бесформенных галифе и юбках. Вульгарность облика женщин дополняют безобразно отвисшие груди. На этом фоне Александр Сизиков (младший Меннерс) в кепочке набекрень, широких штанах, рубашке с широким воротом, выглядывающим из-под жилетки, — вылитый главарь дворовой шпаны. Оформление решено преимущественно в черно-белой гамме, и вся эта картина напоминает фильм об убогом советском быте начала 50-х. Послевоенная беспросветная депрессия коммуналки, никаких перспектив и надежд на что-то лучшее. Пьют здесь от безысходности и бессмысленности жизни.

В исполнении Ирины Максимкиной Ассоль в белом платье в этом маргинальном мирке выглядит блаженной. Как и Эгль Михаила Чуднова — с виду типичный советский интеллигент-книжник, в мешковатом светлом костюме, у него за спиной роятся на тонких прутиках бумажные птички, как мечты о чем-то неземном. От безрадостной реальности окружающего мира и в самом деле хочется сбежать куда угодно — хоть в книги, хоть в фантазии. Что в глазах вечно пьющих злобных соседей одинаково ненормально. Во втором акте унылость красок несколько разбавят розовые парики и платья шлюх из портового борделя, а в финале — вожделенные алые паруса, словно явленные с небес (раскрывшиеся над головами героев откуда-то сверху). Но после двух часов действия, демонстрирующего мрак бытия, это выглядит уже не сбывшейся мечтой юной Ассоль, а, скорее, ее тихим помешательством, окончательным бегством от действительности. Что, в общем-то, тоже своего рода спасение… И в самом деле, откуда в том проклятом мире взяться капитану под немыслимой расцветки парусами?! Грэй в постановке Бориса Мильграма смотрится мажором, которого ничто не может забросить на полюс иной, абсолютно чуждой ему, жизни.

Сцена из спектакля «Алые паруса» новосибирского театра «Глобус».
Фото — архив театра

У Нины Чусовой кардинально другой подход — свой спектакль она решила, как заводное бродвейское шоу: яркое, красочное, со множеством визуальных эффектов и большими массовыми танцевальными и вокальными сценами. На сцене есть маяк во всю ее высоту, в финале появляется парусник. Жизнь здесь не тянется унылой чередой однообразных дней, герои прожигают ее весело — будь то в кабаке у Меннерса или в борделе «Маяк». Даже темпы у дирижера Алексея Людмилина заметно убыстряются в сценах этой безудержной массовой вакханалии. По атмосфере «Алые паруса» молодежного театра напоминают легкомысленную Одессу, где сегодня за твоей спиной сплетничают и насмешничают, а завтра, как ни в чем не бывало, искренне радуются свалившейся на тебя удаче. Особую энергетику спектаклю задают и экспрессивные молодые актеры, которыми вообще славится «Глобус».

У Марии Соболевой Ассоль не сумасшедшая, как дразнят ее обывательницы. Просто она, по признанию влюбленного в нее младшего Меннерса, «не такая, как все». Несмотря на солнечные краски, мир соседей Ассоль слишком показной, добродетель здесь поверхностная. Мечтательной девушке в таком окружении настолько неуютно, что она даже не в состоянии разглядеть и оценить любовь Меннерса, который в версии авторов либретто Михаила Бартенева и Андрея Усачева ради Ассоль готов на все — скупить алый шелк, назваться Грэем, бежать с ней хоть на край земли и даже простить Лонгрену, отцу любимой девушки, гибель своего собственного отца… Невольно задаешься вопросом: не ошиблась ли Ассоль, того ли она выбрала — незнакомца, который обратил на нее внимание в борделе (!), куда она чуть было не подалась с отчаяния, не заметив парня с соседней улицы. Чусова попыталась визуально смягчить этот конфликт: Алексей Архипов (Меннерс-младший) — невысокий, коренастый увалень, отнюдь не романтический герой. Но все равно, своим обаянием и готовностью пожертвовать всем он в глазах зрителей дает сто очков вперед своему счастливому сопернику, хоть тот и заявился под алыми парусами. Однако в 16 лет девочки, видимо, и впрямь не всегда в состоянии отличить настоящее от придуманного и оценить это по достоинству…

Сцена из спектакля «Алые паруса» новосибирского театра «Глобус».
Фото — архив театра

Оба постановочных решения имеют право на существование, но у Мильграма оно слишком уж диссонирует с романтической музыкой Дунаевского — она сопротивляется такому режиссерскому обращению. Спектакль Чусовой с его установкой на качественное шоу, с прямолинейной, но точной атакой на рефлексы зрителей попал в материал гораздо убедительнее. И в полной мере соответствует возрастным запросам и ожиданиям аудитории молодежного театра.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога