Петербургский театральный журнал
16+

18 октября 2010

«НЕ БУДЕТ НАМ СЧАСТЬЯ…»

Евгений Шварц. «Дракон». Театр им. Ленсовета.
Режиссер Андрей Корионов, художник Ирина Долгова

Третий день после премьеры «Дракона» в голове крутится только одна строка из пьесы Шварца: «Не будет нам счастья. Зачем мы родились на свет при Драконе?». Она относится и к жизни вообще, и к тому, что происходит в стране, и к тому, какой путь проходит молодой режиссер Андрей Корионов.

Корионов по возрасту принадлежит к поколению свободных людей (он ставил «Лису и виноград» на лаборатории ON.Театр, и фраза Эзопа: «Где тут пропасть для свободных людей?!» — знакома ему). Про пропасть он не думал, но, казалось, свободным человеком были поставлены «Лето, которого мы не видели вовсе» и «Записки провинциального врача». На Корионова возлагались надежды, нельзя было даже предположить, что через короткое время он станет автором бессмысленного попсового зрелища по ироничной и ох, как современной, пьесе Шварца. Надо только задуматься, каковы нынче драконьи головы, что за герой Ланцелот и как сегодня живет в Петербурге архивариус Шарлемань, знающий историю. Нет, я совсем не говорю, что одной головой Дракона в спектакле должен быть Путин, второй — Медведев, а третьей — Матвиенко, тут дело тонкое, «мелкое, хуже вышивания», тут речь об истории страны и народа, населяющего ее — того, который любит драконов и отдает им жертвы с верноподданнической радостью.

Сцена из спектакля.
Фото — Юлия Кудряшова

Но спектакль поставлен режиссером-конформистом, родившимся на свет при Драконе. С песнями, плясками и невинными эстрадными шутками, топорно исполненными массовкой, вымазанной несусветными гримами.

Он поставлен режиссером, испугавшимся определить, кто сегодня Дракон — и вот Сергей Мигицко бессмысленно меняет «головы» (парики и костюмы), привычно корчит рожи и срывает аплодисменты только тем, что он любимец публики. Сегодня душегуб-Дракон — поп-культура? Волне возможно, но эта мысль появляется и сразу исчезает, никак не поддержанная режиссером. Режиссером, который не задумался и не придумал, кто же сегодня Ланцелот (он же Георгий Победоносец): Сергей Перегудов, входящий в дом Шарлеманя, опираясь на палку, утомленным героем конца света,  дальше — без единой внутренней мотивировки, с пустым водянистым взором — проводит три часа сценического времени, так и не «объяснив» нам, почему этот невнятный молодой человек вызвал на бой Дракона, а, вернувшись, сам стал Драконом, танцующим танцы. Этот Ланцелот не любит и не ненавидит. Поет дуэтом с Драконом «Если радость на всех одна — на всех и беда одна». Но есои радость на всех одна — на бой не вызывают, а продолжают петь дуэты. Примеров вокруг — только подбирай.

А кто сегодня Генрихи? Бургомистры? Эльзы?

Ни одного вопроса и ни одного ответа.

Сцена театра им. Ленсовета захламлена сверх всякой меры, как будто дремавший Дракон вытащил на сцену все пороки этого театра, а все достоинства пожег огнем из пасти.

Корионов ставил «Лису и виноград» про циничный мир Ксанфа, со стола которого Эзоп доедает вкусные куски — и потому возвращается в финале к сытой жизни. Нету Эзопов, все прикормлены. Нечто похожее проглядывает в «Драконе»: изживший себя мир, весь как будто сшитый из драконьей кожи (образ можно считать, но от этого оформление Ирины Долговой не становится лучше). В этом мире невозможны ни Эльзы, ни Ланцелоты (что такое Эльза в исполнении Дарьи Циберкиной, понять нельзя). Зато возможны молодые режиссеры, радостно принимающие законы «драконовского» искусства. Они заводят сладкую иллюстративную музыку в эпизодах любви и героическую в сцене боя, вполне удовлетворенные пожатием руки милого театрального старикашки Дра-дра, правящего мертвым театром своей страны вот уже 400 лет, давно изгнавшего из страны цыган — свободных творческих людей, «врагов любой государственной системы». Андрей Корионов может спать спокойно: он доказал, что в нем нет ни капли цыганской крови.

Не будет нам счастья.

В именном указателе:

• 
• 

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (54)

  1. mazapur

    Спасибо Марине Дмитревской за содержательный пост. Мне кажется, “драконовское” было присуще Корионову изначально. Он мыслит не конфликтно, не драматично. В какой системе координат – творческих, эстетических, этических, он существует? Загадка. Кажется, он ставит, просто ради того, чтобы ставить, чтобы работать.

  2. Людмила Филатова

    “Бессмысленное попсовое зрелище”?.. Если бы не видела – поверила бы… а так – нет. На мой скромный взгляд (скажете – “сочиняет за режиссера”!), в Ленсовете наконец-то родился интересный, остроумный, хотя и несколько избыточный в средствах спектакль. Можно упрекать его в отсутствии цельности, вкусовых каких-то шероховатостях – но БЕССМЫСЛЕННОСТЬ?!..

    Мне показалось, что речь идет не о социальных каких-то реалиях (никаких “приветов” Марку Захарову!), не о человеческой природе и пр. – нам рассказывают о ТЕАТРЕ. И вся первая часть – это блестящая пародия на дурной актерский произвол, ПРЕМЬЕРСТВО (такой карикатурный “Фредерик…”), Дракон-Мигицко – Плохой Актер, обожающий аплодисменты, он – пышный фанфарон, трюкач, который не в состоянии сыграть три головы, а лишь меняет парички и костюмы.

    С. Мигицко, по-моему, замечательно иронизирует над своим “Нерончиком”… и ведь, реального зла на наших глазах он не делает! Девушку “съел”? Это же фокус! И Эльза здесь – послушная партнерша, “покажи ножки, поцелуй ручки”… (Д. Циберкина играет старательную вчерашнюю студентку…) Единственное, что нужно Дракону – восхищение, публика! (Кстати, “драконьи хвосты” в сценографии подозрительно напоминают колосники, а сооружение в глубине – маленькую сцену, где показывают свой “вступительный этюд” Мастеру молодые артисты…)

    Вторая же часть – тоже театр, но уже другой. Сначала – без руля и ветрил, а потом ВСЕРЬЕЗ режиссерский… Плохо то, что Режиссер, пришедший на место Актера – мало того, что тоже бездарен, но еще и, подчеркиваю, СЕРЬЕЗЕН. Тут-то и начнутся виселицы! С. Перегудов играет серую бездарность, осознавшую, что можно “сделать людей счастливыми” – через месть за свои личные обиды, когда бутафорский меч станет настоящим, и артистка Эльза никуда не денется – будет “целовать ручки” новому худруку…

    “Знать оно, добро-то
    Посильнее зла…”

  3. Андрей Пронин

    Ох, Люда, при всем уважении к Вам. Может ли текст Шварца быть “избыточным средством”? А вот эти тревожные чавкающие звуки на фонограмме, означающие, будто мы все жутко беспокоимся, не в силах предсказать, что будет дальше, – это канализацию в театре прорвало? А три шарика, падающих в финале первого акта, – это в актерский буфет зеленый горошек завезли? И кстати, по каким внешним признакам Вы определяете, что Перегудов именно плохой режиссер, а не плохой сценограф или, скажем, не плохой музыкальный оформитель?

  4. Надежда Стоева

    Режиссерская концепция, которую сформулировала Людмила, убедительна для меня. Даже из-за одной детали — “уставший актер” Ланцелот преображается, как только выходит на круглую сцену-помост. Некто «отстрелявшись» на съемках несется в театр и на «последнем дыхании» выходит на сцену, где и превращается в полного сил «героя». Эльза и Генрих — молодые актеры, послушные марионетки на помосте, не способны удержатся от игры вне помоста. Подруги Эльзы мечтают получить ее роль. Бургомистр — актер второго плана, интригами попавший в “премьеры” и боящийся потерять роль. Дра-дра донес свое искусство людям и все стали артистами. Ну, какими смогли. Все персонажи спектакля — Плохие актеры. И Плохой актерский театр меняется на Плохой режиссерский. Просто зазор между ролью, персонажем и актером отсутствует: сыграть плохого артиста сложно. И только Кот органичен, как и должно быть, ведь невозможно «переиграть» ребенка и животное. :) Другое дело, что на режиссерскую идею не “работает” сценография так как могла бы. По-своему замечательное оформление противоречит идеи дурной «театральности». И ржавые хвосты заполонившие сцену как будто остались от какого-то первоначального фантастическо-урбанистического замысла.

  5. Андрей Пронин

    Разве подруги Эльзы хотели ее роль? Они же хотели ее туфли. А Шарлемань кто такой? Завлит? А изгнанные драконом цыгане? Молодые постановщики или, может быть, перекупщики билетов? А “мои люди страшные, это я их кроил” к чему? А тюремщик что в театре делает? А коммюнике о ходе битвы зачем Генрих читает? Это что деталь театрального быта: мне казалось, когда в театре тягостная неопределенность (главрежа увольняют, премьер проваливается), то за кулисами тихо и немноголюдно, никаких коммюнике. Этим театр и отличается от государства, что он не обязан ежечасно сообщать новости по радио. Нет, я понимаю, когда режиссер симпатичен тебе, очень хочется предположить, что он поставил плохой спектакль намеренно, что это такая игра или стилизация. Я сам порой грешу аналогичным образом – потом кусаю локти. Надеюсь, что Вы неправы. Ибо не догоняю, почему “Дракона” Шварца надо ставить про театр, а “Дневник Анны Франк” про цирк. Если Вы правы, вопросов к спектаклю еще больше (хотя, казалось бы, куда больше?)

  6. Людмила Филатова

    Андрей, я разве текст Шварца называла “средством”?!

  7. Светлана Щагина

    Да, Люда и Надя , все это интересно и прекрасно, но как-то сильно притянуто за уши. Будем надеяться, что идея про Театр как-то направит режиссера и актеров (которые об этом и не подозревают).

    Хотя эпизод “Дайте водички” с последующим фотографированием на фоне умирающей персоны V.I.P. вызывает улыбку, сказать, что на сцене Ленсовета родился “остроумный” спектакль никак нельзя. “Остроумный” спектакль даже не был зачат.

    Не знаю, что там стряслось у талантливого Андрея Корионова.
    Но что-то не видел Андрей лета в “Драконе” вовсе.

  8. Марина Дмитревская

    Людина концепция, на первый взгляд, так стройна!

    Но.

    Я сажусь в зале. Что намекает мне на то, что я в театре? Ничего. Напротив, многозначительные обломки ржавой цивилизации “кишками наружу”, мир, скроенный из шкуры дракона, – образ глобально-социальный и никак не театральный. Эстрадка (не сцена, эстрадка) — только деталька в этом урбанистическом кошмаре. Мигицко-Дракон — да, актерствует, но это скорее “Боря Моисеев”, танцующий на обломках страны…

    Что-то не сходится. И согласна с Андреем: зачем брать “Дракона”, чтобы выразиться про “Фредерика”, не дорога ли овчинка для столь ничтожной выделки? В этом случае — это задачи капустника, в котором Мигицко может посмеяться над своими штампами, а простой зритель вроде нас с вами и вовсе не поймет иронии. И тогда “про театр” можно ставить все, что угодно. Это и делают чаще всего режиссеры, у которых нет внятного высказывания о мире и о себе, что входит в состав профессии.

  9. Лена Стро

    а зачем вообще брать “Дракона”?

  10. Надежда Стоева

    Молодые режиссеры все-таки какие-то приговоренные. К работе в режиме «ожидания»— ждут чего-то. Ну, вот поставлю еще «это», а потом может быть уже смогу «это» или случай подвернется или дадут поставить что-то «свое».
    Это хорошо, что хочет работать и ставить. Не сидеть и не ждать. Может быть, не «наболело» на целый спектакль у режиссера, но идея есть в открытом доступе, ее можно понять. А вот считаете ли вы ее высказыванием, это другое дело.

  11. Екатерина Омецинская

    Отличный вопрос “А зачем вообще брать “Дракона”? Браво! Этим вопросом на протяжении трех часов спектакля задавалась и четырех дней после него все еще задаюсь и я… Для спектакля о театре больше бы подошла тогда уж “Тень”, коли режиссеру так был необходим Шварц? Хотя данное “театральное” толкование и вовсе кажется (в силу несовершенства воплощения, быть может?) “притянутым за уши”. Для меня ясно одно: Корионов, позволивший жестко говорить о том, в чем мало разбирается, в “Записках”, и о том, чего не испытывал – в “Лете”, теперь попробовал говорить о том, чего он никогда не чувствовал, в “Драконе”… Напоминает то, о чем говорит в последнем интервью Лимонов о власти (простите за примесь политики к искусству)…

  12. Участник спектакля

    Прежде всего, хочется поблагодарить Марину Дмитревскую и Андрея Пронина (см. статью в “Фонтанке. Ру”) за тщательный разбор и профессиональную оценку спектакля “Дракон”.
    С готовностью подпишусь под каждым Вашим словом! Бессмысленное, безвкусное и попсовое зрелище!
    Как участнику спектакля, мне пришлось наблюдать рождение этого “полотнища” с первых дней репетиций. Сказать, что творческая атмосфера на репетициях была чудовищной – значит ничего не сказать. Спектакль все это время выпускался в атмосфере стукачества, доносительства и постоянной угрозы репрессий. Мне еще ни разу не попадался более бестолковый и необученный режиссер, с абсолютно неоправданными амбициями и запредельной самоуверенностью. Работа режиссера с актерами отсутствовала напрочь, за все время выпуска не было поставлено ни одной внятной задачи. Про что играем спектакль, в каком жанре, что делаем в определенных сценах – для нас, как и для Вас, уважаемые зрители, это осталось загадкой.
    Искренне удивляюсь, когда пытаются как-то оправдать этот провальный спектакль и придумывают какие-то странные концепции про ТЕАТР, про ПРЕМЬЕРСТВО, еще про что-то.
    Дорогие зрители, не тратьте время впустую, не ищите глубоких мыслей там, где они отсутствуют напрочь.
    Самое обидное, что мы, актеры, зажаты в этом спектакле в такие рамки, что не можем ничего изменить и на что-то повлиять.
    А ведь репетиции шли с августа месяца, почти каждый день!!! Сколько времени было потрачено впустую, сколько бессмысленных часов было проведено с “режиссером” Корионовым. Как стыдно выходить на сцену в этом спектакле, понимая абсолютную бессмысленность и пошлость происходящего! Просто стыдно и обидно за театр, за свою любимую профессию, за пьесу, за свои усилия!!!
    Сочувствую, Вам, уважаемые зрители, за бессмысленно потраченное Ваше время и Ваши деньги. Но тем не менее, Вы пришли на этот спектакль, помучились четыре часа и забыли его как страшный сон, а мы, актеры, мы ведь мучаемся каждый раз!!!
    Вы не представляете, уважаемый г-н Пронин, как мы бились за то, чтобы в спектакле НЕ БЫЛО песни про пони. Но, очевидно, эта задумка быда так дорога режиссеру, что несмотря на страшные скандалы, она осталась в спектакле, как и множество других режиссерских “находок”, от которых у Вас сводит скулы в зале, а у меня на сцене!
    Хочется надеяться, что наше руководство обратит, наконец, внимание на качество спектаклей, выпускаемых в театре!
    Хочется надеяться, что Корионову после этой постановки будет закрыт вход во все петербургские театры.
    Хочется надеяться, что Вы, уважаемые зрители, когда-нибудь придете в наш театр на спектакль, которым мы сможем гордиться, а не за который краснеть!

  13. Марина Дмитревская

    Участнику спектакля.
    Многоуважаемый участник! Мне бы очень не хотелось, чтобы театрально-критические обсуждения влекли за собой орг. выводы и закрытие дверей театров для кого бы то ни было. Не для того мы пишем о спектаклях.

    Когда некоторое время назад А. Корионов выпустил “Лето, которого мы не видели вовсе” в “Приюте комедианта”, я сама слышала крики некоторых близких к власти зрителей: запретить, снять, не пускать… А спектакль был интересный.

    Запретительные меры непродуктивны. А таких спектаклей, как “Дракон”, я еще Вам назову легион. Давайте закроем двери в театры всем тем, кто их настрогал! Но беда в том, что молодой режиссер уподобился именно этим многим, огорчает его эстетический и человеческий конформизм, отсутствие вкуса и мысли. Если бы это был спектакль (дальше — список режиссерских имен…) — не стоило бы печалитьтся. А тут режиссер только начинает, потому и горько. От “Живи и помни” и “Записок” до “Дракона” — дистанция огромного размера, Корионов торит путь к грубому, каботинскому, коммерческому театру и хочется, чтобы он услышал тех, кто высказывает тревогу (хотя есть же и другие мнения, войдите в наше Прессу… увы).

    Можно только посочувствовать Вам, выходящим в этом спектакле. Но и во многих других спектаклях этого театра тоже, я полагаю, не менее стыдно пребывать. Что, за “Испанскую балладу” не стыдно? Да так же! Только от Корионова чего-то ждали, потому реакция острее.

    И хочется, чтобы в театре Ленсовета наконец ну хоть что-то появилось! Он стал какой-то проклятой дырой, в которой проваливается все. Горько. Надежда теперь на Праудина с его “Циниками”. Тут Вам и вашим репетициям с Праудиным, если они уже начались, можно только позавидовать.

  14. лена стро

    Можно я пять копеек? Существует огромная проблема – и это случалось не раз, не два и не три на моей недлинной памяти, как молодому режиссеру в благородном очевидно стремлении поддержать его молодое дарование та самая критика, которая сейчас изумлена “Драконом” выдает необоснованные огромные авансы, которые молодой режиссер просто не в состоянии освоить.

    Мне был абсолютно не близок спектакль “Лето…” – хотя бы потому, что мне показалось – режиссеру неинтересна идеология и эстетика автора. Мне показалось это вымученным театральным, в худшем смысле этого слова, и непротестным спектаклем. Но я помню умиления товарищей о профессиональной выучке. Ее он продемонстрировал в “Записках” где сама драматургия, выстроенная Еленой Исаевой с внятными ударными сюжетными поворотами, крепко связанная вела за собой режиссера, который – опять – придумал прием, который заработал, развивался на протяжении спектакля, удачно вовлек именно Василия Реутова на главную роль.

    У режиссера Корионова намечается свой почерк – внешнее жонглирование приемами, богатая театральная фантазия. Но это еще не эстетика, поддержанная внутренней мощной идеей, сильным чувством. И мне кажется, это было очевидно во всех его спектаклях. Так что ж теперь вздыхать, что режиссер идет по ремесленному пути, если ему все время говорили: ты можешь, парень, ты владеешь профессией! Мне казалось, и тогда владение это было ограничено театральной эстетикой Петербурга, застывшего в прошлом веке и попыток вылезти из нее как не было, так и нет. Просто, наверное, нужно быть аккуратнее в раздаче авансов и в последующем изумлении – как, Андрей, мы ждали от тебя как минимум “Долгой жизни” Херманиса. Ее не будет еще как минимум лет десять, пока у человека не появится, что сказать своего. Как появится – наверное, он будет искать способы это выразить, потому что в нем есть живая энергия, чувство театра. А пока – аккуратная или не очень, но живая интерпретация “Дракона”.

    Жить и работать всем надо. Хотя, когда твой ровесник берет “Дракона” на премьеру в театре становится тоскливо немножечко. хочется сказать: оглянись вокруг. И только.

  15. Павел Антонович

    Сдется мне, что “участник спектакля” и есть сам Корионов… я, правда, ни самого спектакля, ни самого Корионова не видел и не знаю. Но паренька жалко .

  16. Андрей Пронин

    Херманиса не ждал. Надеялся хотя бы на некое подобие позднего Тростянецкого. Изумления от увиденного не было тоже. Да и “Дракон” отнюдь не худший выбор: пьеса вполне резонирует с современностью. Просто постановка очень плохая, даже по меркам XIX века. Не до жиру: что имеем – хвалим, не находим сил хвалить – ругаем. Не в Берлине живем. При всем сочувствии “участнику спектакля” (как Вы грамотно пишете! и запятые! даже не верится, что Вы – актер!) и благодарности за высокую оценку моего скромного труда с административными мерами Вы, конечно, хватили через край. А Театру Ленсовета действительно хочется пожелать долгожданной белой полосы, хотя, на мой субъективный вкус, “Америка 2″ – очень достойный спектакль.

    Да и Андрею Корионову хочется пожелать хорошего. А ждать, пока человек овладеет профессией, до его 70-летнего юбилея не хочется. Тогда уже, как показывает опыт, критиковать поздно.

  17. Александр Македонский

    У нас принято критиковать спектакль, не осознавая проделанной режиссёром, актёрами работы, ставить штампы и “диагнозы”. Появился даже “Участник спектакля”, будто бы, потерявший время на репетициях “Дракона”. Получается “Сказка о потерянном времени”!
    Думается, что это не совсем так. Разве Актер, работая над спектаклем, не получает возможности саморазвития, приобретения опыта? Не обязательно режиссеру возиться с актером, как с малым дитем. Хуже полная невостребованность…
    Удивляет то, что критика, не задумываясь, ставит на молодого режиссера клеймо неудачника, лишенного творческого потенциала. Да, в спектакле не явно расставлены акценты, не до конца раскрыты образы. Но легко ли справиться начинающему режиссеру с труппой АКАДЕМИЧЕСКОГО театра? Не стоит забывать о том, что для Корионова это первый опыт постановки на большой сцене.
    Может ли герой в современном мире оставаться героем? Ланселот у Перегудова, потеряв внутренние ориентиры, слепо следует традиции предков “спасать мир от зла”. Логичен финал: человек, лишенный стержня, сам превращается в чудовище.
    Театроведческих концепций может быть бесчисленное множество, но дают ли они молодому режиссеру импульс к творчеству?

  18. Марина Дмитревская

    Александр Македонский! Вы же великий полководец, а проявляете такую неосведомленность! Это не первый опыт А. Корионова на АКАДЕМИЧЕСКОЙ сцене, он ставил Мольера в “Красном факеле”. И вот чтобы не припечатывать режиссера, мы даже не стали публиковать рецензию, присланную из Новосибирска — именно потому, что это был первый опыт…

    А. Корионов сделал уже немало спектаклей, обратитесь к ПТЖ, почти все они были приняты благожелательно и даже более того. А вообще у режиссеров нет возраста. Есть профессия — режиссер.

  19. Зритель

    Прочитал дискуссию, аж, дух захватывает! Вот где театр, браво режиссёр, браво Андрей Корионов! Вот где Дракон разгулялся в полной мере, к сожалению, режиссёр оказался на месте Эльзы. Дело в том, что я слежу за творчеством Андрея Корионова давно, хочу сказать ему спасибо за предыдущие спектакли “Дура ненормальная…”, “Записки” и т.д. У меня странное ощущение от страстей разгулявшихся вокруг, да, не самого удачного спектакля режиссёра. Во-первых: какие-то совершенно дикие призывы рассмотреть его моральный облик, лучше, по моему скромному убеждению, рассматривать достоинства и недостатки спектакля – больше пользы. Во-вторых: неужели “Дракон” – самый-самый худший спектакль на площадках Петербурга? Вовсе нет. Так почему же нужно громить Корионова? Только потому, что он молод и за него некому вступиться? В третьих: просто удивительное отношение к молодому режиссёру, такое ощущение, что это Иисус, Мохаммед, Будда и все остальные пророки и спасители современного театра в одном лице, предавший веру своих прихожан. Он – молодой, формирующийся режиссёр и он только начинает творческий путь, имеет право ошибиться. Зачем же такую трагедию разыгрывать? И неправда что у режиссёра нет возраста – есть, как есть он и у любого другого художника. И ошибается молодой художник чаще в силу малого опыта.

    Складывается ощущение, что из человека создали кумира как бы не замечая недостатков предыдущих спектаклей, а потом, как бы заметили те же недостатки в последующих работах и начали хулить, ругать, охать и ахать, мол: “Обнадёжил и разочаровал! Ай, какой нехороший мальчик!” Такое ощущение, что никто в городе не заинтересован, по-настоящему, в формировании молодой режиссуры. Показал же Корионов действительно талантливые первые работы, но не идеальные же! А вы, господа критики, превознесли их до небес, вместо того чтобы помочь парню разглядеть огрехи и пропуски в разборе, в организации спектакля. А теперь как-то накинулись. Как-то обидно. Как-то не конструктивно! Да, ещё. Очень сильно надеюсь, что в спектакле занят только один такой “Участник”, выступивший во всей красе в этом обсуждении. Хочется верить, что остальные честнее. И хочется верить, что когда будет разбираться следующий спектакль Андрея Корионова, он будет разбираться как-то конкретно, вне мифологии, реально помогая режиссёру разобраться в своём творчестве, а не оценочно “хороший мальчик – “плохой мальчик”. И хочется поддержать Корионова: работай, Андрей, работай смело, работай честно! Мы, зрители, будем ждать!

  20. Марина Дмитревская

    Вы имеете в виду, что Корионов стал той Эльзой, которая всем драконам подряд в спектакле целует лапки?.. Эту-то опасность лично я и хотела подчеркнуть — при том, что симпатизирую Андрею Корионову — и он прекрасно это знает. А что касается молодой режиссуры, то именно от не здесь хочется не ремесленной поделки (не хуже, чем у людей…), а высказывания — пусть эстетически несовершенного, но внятного. Иначе зачем идти в профессию? Плодить театральную пошлость? Целовать лапки драконам?

  21. Зритель

    Нет, я про то, что Корионов избран жертвой! Сначала вознесён, а потом уничтожен.

  22. Марина Дмитревская

    Если я правильно помню пьесу, Эльза осталась жива, никто ее не съел, не уничтожил…

  23. Посетитель музея

    Два высказывания в этом обсуждении заинтересовали меня более других
    «При всем сочувствии “участнику спектакля” (как Вы грамотно пишете! и запятые! даже не верится, что Вы – актер!)» – от г-на Пронина
    «Очень сильно надеюсь, что в спектакле занят только один такой “Участник”, выступивший во всей красе в этом обсуждении» – от «Зрителя»
    У меня создалось впечатление, что единственный человек, которого по-настоящему затрагивает ситуация с «Драконом» – это «Участник спектакля». Остальным – так, хочется поговорить. Блеснуть интеллектом. На других посмотреть и себя показать. Никого не интересует реальная проблема – человек, честно относящийся к своей профессии, вынужденный участвовать в якобы творческом процессе под руководством непрофессионала.
    «Зритель» надеется зря. Я знаю – так уж получилось – абсолютно точно: позицию «Участника спектакля» разделяют, по меньшей мере, три четверти участвующих в спектакле актеров.
    Что касается иронии господина Пронина по поводу «грамотности» актеров. У меня сейчас нет ни времени, ни желания перечитывать тексты самого г-на Пронина. Зато под рукой имеется несколько гениальных фраз, принадлежащих одной из коллег г-на Пронина, найти их можно на сайте театра Ленсовета. Итак, цитирую:
    «На Москвину» публика, конечно, идет. Однако показательно, что после антракта зал не опустел»
    «Вот и тощая Глафира Фирсовна – Письмиченко – типичная приспособленка. Она меняет не только слова, но даже интонацию»
    «Ролей второго плана здесь обнаружить сложно»
    «В повадках Прибыткова в исполнении Захарова есть что-то от Порфирия Петровича Достоевского»
    «Счастлива Юлия Павловна с ним не станет – она, в исполнении Кривец, натура хоть и не драматическая, но водевильная»
    Автор этих потрясающих воображение перлов – театральный критик Екатерина Павлюченко. Статья называется «Голый расчет».
    Ну как, г-н Пронин, Вам нравится?

  24. Андрей Пронин

    То есть мне Вам, уважаемый, ответить за Павлюченко? К тому же за ее статью, в которой она, скажем так, нелицеприятно со мной полемизирует? Не буду. К Катерине я с уважением отношусь, но не всегда бываю с ней согласен. Что же до “участника”, мне, честно говоря, показалось, что это провокация: уж больно странные слова про “атмосферу доносительства”. Похоже на прием “доведения до абсурда”. А если это действительно артист писал, то пусть он меня простит: тогда, значит, я отвожу от него подозрения. Потому что вот только еще атмосферы доносительства сегодняшнему Театру Ленсовета еще не хватало. Всё, простите, дела, выпадаю из дискуссии, артистов уважаю,в грамотности их не сомневаюсь.

  25. Участник спектакля

    Добрый день!

    Отвечая полководцу Александру Македонскому.

    Г-н Македонский, Вы пишите: “Разве Актер, работая над спектаклем, не получает возможности саморазвития, приобретения опыта? Не обязательно режиссеру возиться с актером, как с малым дитем. Хуже полная невостребованность…” Поверьте мне, Саша, работая с Корионовым, ни о каком опыте или саморазвитии говорить не приходится. Это же просто смешно!!! Единственный опыт, который можно приобрести на его репетициях – ненависть ко всему театральному процессу и полное недоверие к режиссерам. Такие репетиции ведут не к приобретению творческого опыта, столь важного для актера, а к полной растренерованности и развитию цинизма, губительного для театра! Мы не просим, чтобы с нами возились, как с малыми детьми, но нам нужен режиссер, умеющий поставить спектакль, а не вчерашний плохо обученный выпускник с полным отсутствием харизмы и элементарного представления о театре, не способный разобрать ни одну сцену и объяснить актерам, а зачем вообще он обратился к подобному материалу.

    “Хуже полная невостребованность”, – пишите Вы. Поверьте, невостребованностью не страдаю! Сожалею, о потере времени, которое можно было бы намного эффективнее использовать, работая в других театральных и кинопроектах, а не заниматься профанацией любимой профессии. К счастью, мне есть с чем и с кем сравнивать. Есть и другие режиссеры, на репетицию к которым бежишь, не потому что боишься опоздать и получить выговор, а потому что не хочешь что-то пропустить. Есть режиссеры, на репетиции к которым приходят актеры, даже не занятые в вызванных сценах, потому что интересно просто смотреть как репетирует человек ( к вопросу о приобретении опыта). Но с Корионовым, как Вы уже поняли, Саша Македонский, – не тот случай!

    Теперь отвечая Зрителю.

    Уважаемый Зритель, Вы пишите: “Он – молодой, формирующийся режиссёр и он только начинает творческий путь, имеет право ошибиться”. Я не очень понимаю, почему в силу молодости того или иного режиссера нужно делать какие-то скидки. Если ты молодой и зеленый режиссер – значит, не берись за то, что ты не можешь поднять, набирайся опыта, работай в лабораториях и детских театрах Ленобласти, а не имей окаянство брать сложнейший материал, претендовать на большую сцену академического театра и втягивать в эту авантюру полтруппы. А потом разводить руками и говорить: “ну я же молодой режиссер, мне простительно, имейте ко мне снисходительность!” А зрителю, который запалатил деньги и пришел, чтобы получить удовольствие от спектакля – это тоже объяснять или писать в программках?

    И еще, дорогой Зритель, Вы пишите: “Очень сильно надеюсь, что в спектакле занят только один такой “Участник”, выступивший во всей красе в этом обсуждении. Хочется верить, что остальные честнее”. Несмотря на Вашу сильную надежду, придется Вас огорчить: в спектакле, актеров, которые разделяют мое мнение БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ, три четверти, точно, как справедливо пишет, Посетитель музея. И, кстати, Участник спектакля честен с Вами на 100%. Мнение, которое здесь высказано – не какая-то закрытая информация, которую вдруг анонимно выложили на сайте ПТЖ. За кулисами театра открыто говорили о несостоятельности Корионова еще задолго до премьеры. Приходите к нам в гости, пообщайтесь с актерами, спросите, что они думают о спектакле и его постановщике. Услышите намного более жесткие высказывания, по сравнению с которыми мнение Участника спектакля выглядит невинной похвалой.

    Вам, Посетитель музея, – позвольте выразить свое уважение! “Реальная проблема – человек, честно относящийся к своей профессии, вынужденный участвовать в якобы творческом процессе под руководством непрофессионала”. Спасибо! Именно то, что пытаюсь донести.
    Но не соглашусь с Вами по поводу статей г-на Пронина. Его статьи всегда читаю с интересом и удовольствием и ценю их за профессионализм и великолепное чувство юмора, которое иногда только и спасает.

    Стояли в коридоре театра, читали Вашу статью, г-н Пронин, про “Пони в 3D” – горько смеялись!!! Все очень точно и остроумно, а главное – чистейшая правда!

    А про то, что грамотно написано – ну, извините, так в школе учили! Среди актеров, кстати, много грамотных и образованных людей! Не все же нам кривляться и сценки играть. Тем труднее нам работать с безграмотными режиссерами!

  26. Маша, простой зритель

    Знаете, вся эта ситуация в блоге с Корионовым выглядит так странно… Как будто из-за своих каких-то личных целей вы громите режиссера. Может, “Дракон” и неудача, но зачем же так… С таким остервенением. Это напоминает советскую цензуру. Что же вы, господа авторы с ним не поделили?

  27. Зритель

    Посетителю музея. Человек, честно относящийся к профессии, не выйдет в том, что его не устраивает, если он действительно честен. И если он выходит играть спектакль – значит ЭТО ИМЕННО ОН ДЕЛАЕТ ЭТО, а не режиссёр. А, во времена моей молодости, считалось подлостью выносит какие-то дрязги из внутренней жизни на всеобщее обозрение

  28. Андрей Пронин

    Спасибо Вам, дорогой и уважаемый артист и успехов Вам!

  29. Посетитель музея

    Зритель, извините, но Вы не в теме.

    Актеру, отказавшемуся играть плохой спектакль, грозит неминуемое увольнение. Таким образом он, если не является звездой, выпадает из профессии. То есть, теряет возможность играть вообще. Театров в Питере мало, актеров много. В том числе и очень талантливых. Попасть в труппу театра удается единицам. Вы, судя по всему, не ребенок, и должны же понимать, что существуют еще и такие факторы, как блат, связи и прочее.

    А за Корионова не беспокойтесь. Вот уж у него-то все будет отлично. Мы все, общими усилиями, сделали ему неплохую рекламу.
    Так сказать, раскачали маятник. И не надо путать обсуждение спектакля с партийным собранием.

  30. Редакция

    Дорогие друзья!

    Редакция ПТЖ не вправе цензуровать ваши комменты, но не хотела бы нести ответственность за разгоревшиеся здесь страсти, не имеющие отношения к АНАЛИЗУ СПЕКТАКЛЯ. В нашем блоге мы преследуем эстетические цели, наш предмет — спектакль и только спектакль. Просим вас остановиться и говорить лишь об искусстве.

  31. mamzel

    Товарищи обсуждающие, у меня претензия к художнику… Вторичность его творения бросается в глаза любому, кто хотя бы раз смотрел голливудские фантастические боевики. В частности, на сцене и в костюмах и даже в гриме воспроизведены “Хроники Риддика”. К чему эта цитация??? Даже если это сделано сознательно, то каким образом относится к Шварцу?

  32. Просвещенный театрал

    Ну что, дорогие? Не будет вам и нам счастья, права Дмитревская, если со сцены “Софита” тетенька -губернаторша поделилась своими приятными впечатлениями о спектакле “Дракон”. Вкус у ней определенный — до этого сильным впечателением была “Испанская баллада”. Часто-то она в театр не ходит, не выдерживает, и это ее право, но хоть бы молчала, не делилась публично своим ужасающим эстетическим вкусом со всем просвещенным Петербургом.

    А Корионов превратился в Садовника, который в “Драконе” учит львиный зев кричать: “Ура Бургомистру”: рассказывают очевидцы, что когда тетенька -бургомистерша была на спектакле, он за кулисами нервно выгонял актеров на поклоны: “Губернатор в зале… Скорее выходите!”. Прогиб, дорогие, прогиб… И как можно с таким мировоззрением ставить Шварца? Знаю, что под письмом Участника хотели бы подписаться многие артисты театра, но у них плохо со знаками препинания и когда тетенька Дра-Дра в зале, они превращаются в львиный зев.

    Отвратительно все это. Понимаю, что ПТЖ нужно обсуждение художественных сторон театра, но ведь Шварца интересовали не только они!

  33. Марина Дмитревская

    Теперь, когда все набросились на Корионова (см. раздел “Пресса”) и прямо пишут, что “карьерочку делает, крошка”, — мне стало его даже жалко. Возьми он другую пьесу, его конформизм не был бы так явен. Все-таки есть великие пьесы великих идеалистов, и к ним лучше не подступаться с мелко-прагматическими целями, непроясненным мировоззрением и внутренним желанием комфорта.

    Говорят, Андрей Корионов репетирует-таки “Лису и виноград”. Ну уж этот-то материал не возможен без внятного высказывания о свободе и конформизме. Вот и поглядим. Увидим, кто “лучший ученик”…

  34. Гекуба

    Более чем несуразно относить Шварца к идеалистам. Уж он-то хорошо знал людоедскую цену утопий. Потому и прибегал к сказкам вослед Салтыкову-Щедрину (который, впрочем, мог еще позволить себе изматывающе поужасаться и поскорбеть в “Господах Головлевых”). Разглядеть это можно, если отбросить детскую наивность вперемежку с обличительным пафосом Савонаролы.

    Могильщикам от критики не хватает экзистенциального добродушия и безмятежности своих шекспировских коллег.
    Надо же, кругом столько ланцелотов, а драконы не переводятся!

  35. Марина Дмитревская

    Замечу Гекубе, что самые великие идеалистические произведения писали как раз глубокие иронисты, знающие цену жизни (Сервантес, Дон Кихот; пародия на рыцарский роман…) Идеализм — не личностная, бытовая характеристива (дневники Шварца иногда ужасают, а ходят про него и всякие страшные слухи). Идеализм от реальности бывает оторван, он проявляется в текстах. И тут Шварц — идеалист, ибо пишет об идеалах, идях и пр., м.б. в текстах изживая печальное знание о конформизме и стукачестве.

  36. Посетитель музея

    Даже если критики, все поголовно, начнут высказываться, как существа безмятежные и “экзистенциально” добродушные, спектакль Корионова лучше от этого не станет. Что касается идеализма, как я его понимаю. Любой (имею в виду не идиотов, а людей действительно творческих), испытывающий непреодолимую потребность во всеуслышание говорить то, что думает, ориентирующийся исключительно на чувство собственной, внутренней правды – идеалист. Поскольку делает это подчас вопреки собственному благополучию. Поскольку это никому, кроме него самого, по большому счету, вроде бы не нужно. Так что я думаю, идеализм – это характеристика как раз личностная, на уровне инстинкта. Что не исключает, мне кажется, конформизма в быту и всякого там вранья по мелочам. Где-то у меня были дневники Шварца. Пойти, что ли, перечитать…

  37. простой зритель

    Спасибо за такую живую дискуссию!

    Поскольку я тоже сподобилась посмотреть эту интерпретацию пьесы Шварца, встряну и я. Никаких режиссерских работ Корионова до этого я не видела, никакого особых ожиданий у меня не было. Мое мнение – это мнение “простого зрителя”.

    Мне кажется, что к такой пьесе режиссеру нужно подступаться, когда у него должен быть не только театральный опыт, но и жизненный. А вот то, что г-н режиссер думает на тему драконов-ланцелотов, мне либо было мало понятно, либо оказалось не близко. Разве речь шла о пародии на дурной театр? Мне кажется, что мне хотели показать: мало того, что в наше время героев-идеалистов нет, так эти герои – еще худшие драконы, чем сам Дракон, такой милый и домашний (но и карикатурный тоже). А когда этот компанейский Дра-Дра умирает – давайте его еще и пожалеем! Такая сентиментальная кульминация в конце первого действия! А Ланцелот-Перегудов – абсолютное ничтожество. Это стараниями режиссера сделано? Так и должно было быть? Да и вообще, кого хотел рыцарь спасать? Разве там были НЕ-ничтожества? Кот – не в счет. По Шварцу, Ланцелотом движет желание спасти Эльзу, утешить Шарлеманя – но в нынешней трактовке они ничем не лучше остальных горожан. Такое вИдение окружающего мира имеет право на существование, но тогда скажите мне, пожалуйста, при чем здесь пьеса Шварца? Какой был замечательный спектакль в студенческом театре Политехнического института лет 30 назад! К сожалению для себя, я вспоминала его, когда смотрела спектакль театра Ленсовета, и смотреть на сцену не хотелось.

    Правда, оставив в стороне мировоззренческие акценты, скажу, что второе действие смотрелось лучше, чем первое, и я точно знаю, почему: там на сцене уже не было Мигицко. Спектаклю не пошло на пользу присутствие такой яркой актерской личности, как Мигицко – он явно “перетянул одеяло на себя”, “переиграл” режиссера, у меня было ощущение некой несбалансированности, выпадения некоторых сцен из общего ритма спектакля. И последнее. Я тоже, волей случая, знаю, что мнение “Участника спектакля” – не мистификация. Подсказываю верный признак сомневающимся: вы не заметили, что комментарии Участника написаны так, что вы не догадываетесь, кто пишет – актер или актриса? Для меня очевидно то, что этот человек не хотел бы быть угаданным. поэтому намеренно не сужает круг “подозреваемых”. Вот такая “детектива”. И в этом правда жизни – актеры-люди подневольные. Будем ждать “Циников” – говорят, там на репетициях царит совсем другая атмосфера…

  38. Екатерина Григорьева

    Бегло пробежав глазами всю эту бурю обсуждений, в очередной раз укрепляюсь в мысли “какое счастье, что я – не театральный критик”, была бы загубленная жизнь. Все эти споры – такая бессмыслица, что жаль потраченного времени даже на их прочтение. Практика – единственное решение подобных вопросов. Пришел в театр, затронул тебя спектакль – скажи спасибо его создателям, нет – делай выводы, иди дальше. Я не считаю зазорным уходить в антракте (а если сижу недалеко от выхода, то и во время действия). Это мое время, моей жизни, и, если мне на спектакле пусто и фальшиво, то никто мне этих часов не возместит.
    Спектакль “Дракон” (была вчера) мне понравился. Есть вопросы, есть, на мой взгляд, определенные “провалы” во втором акте, но я считаю эту постановку событием в театре. Более того, счастливым событием. Кстати, обменявшись парой слов с одной из актрис в антракте, я услышала “Хороший, да? Мы все его очень любим, этот спектакль. Приходи на следующий”. Но суть не в этом.
    Меня потрясло выступление “участника спектакля”. Повергло в шок. Пошла глазами по программке: кто? И на каждое знакомое имя – реакция одна: “не может быть”, “не может быть”, “нет, это не он”… Я ведь слишком хорошо их всех знаю и люблю, чтобы открыть для себя в ком-то такое мерзопакостное нутро. Подлость, на мой взгляд, безграничная. Анонимно, за спиной, врезать со всей силы по человеку, с которым бок о бок работал несколько месяцев, и убежать, не дав ему права ни на защиту, ни на ответный удар. Поистине, достойный “житель города” – в лучших традициях. Если тебе так противно то, что ты делаешь – каждый день, месяц за месяцем – НЕ ДЕЛАЙ. Не следует тут говорить про то, что, отказавшись от спектакля, ты рискуешь потерять карьеру. “Когда тебе тепло и мягко, мудрее дремать и помалкивать, чем копаться в неприятном будущем”. Но, если ты решил это все-таки делать, то неси, будь добр, за свое решение ответственность, а не поливай публично грязью рядом стоящих. “Меня заставили”, “я не хотел”, “мне противно” – это не аргументы, а свидетельства твоей собственной ничтожности. Про “сор из избы” я уж не говорю, такие очевидные вещи – очевидно – в расчет тут совсем не принимаются. “Поверьте, невостребованностью не страдаю! Сожалею, о потере времени, которое можно было бы намного эффективнее использовать, работая в других театральных и кинопроектах” – свежо предание, да верится с трудом. То, что автор этого подлого сочинения, актер массовки, я даже не беру под сомнение. То, что говорят в нем прежде всего зависть к коллегам и та самая личная невостребованность, тоже ясно. Быть фоном, на котором кто-то другой разыгрывает страсти, и так – из спектакля в спектакль – много лет – да, дружок, это не сладко. А ведь была же в жизни роль – почти главная! – еще студентом был, когда выходил в ней на сцену, и казалось, что дальше – только главные и будут! А дальше – пошла лишь массовка, и даже подхалимство в отношении дирекции театра ситуации не исправило. Бедный, бедный актер массовых сцен! Желаю вам не захлебнуться собственной желчью.

  39. простой зритель

    Последний комментарий – лишнее доказательство того, что правда – понятие многомерное и объемное. Вот Екатерина Григорьева спросила мнение у одной актрисы, я – у другой, ей сказали “мы все любим этот спектакль”, мне сказали – “мы все не любим этот спектакль”, и никто (!) не врет, однако. Я уж не говорю о том, что если зрителя затронул спектакль, то кого благодарить за это: режиссера, актеров, драматурга, в конце концов? Может, кого-то этот спектакль познакомит с замечательной пьесой Шварца – тогда скажем театру спасибо хоть за это!

  40. Владимир

    Был на спектакле: просто потрясающая сцена смерти Дракона, очень сильное впечатление, когда его жалко до огромных мурашек на коже. Спасибо большое, давно не волновался в театре по-настоящему!

  41. Кот

    Последний комментарий потрясает не меньше смерти Дракона — “до больших мурашек”. Вот стоило ставить эту пьесу, чтобы потрясала сцена смерти… кого?! Дракона! Сталина! Гитлера! Нет, положительно, драконы сделали (и продолжают делать) свое дело. Сформировано НАСЕЛЕНИЕ, рожденное любить их.Значит, и режиссер в их числе, раз такая реакция.

  42. Владимир

    Так про то и спектакль. Про рабов и желание снять с себя ответственность. Я так понял.

  43. Кот

    Так что же Вам Дркона-то жалко, всех нас изуродовавшего?! Вы раб, плачущий о тиране? У Вас мурашки потому, что жалко проникновенного Дра-Дра? Да, вся страна плакала о смерти Сталина, Путина не станет — тоже будут плакать. Спектакль рассчитан на львиные зевы?!

  44. Владимир

    Я человек, плачущий о другом человеке – это раз. А дракон уродлив настолько, насколько уродливы люди вокруг, это, типа, два. И по-моему, самое главное, речь идёт в спектакле, не о драконе – внешней воли т.н. авторитарной совести по Фромму, а о драконе который нас сжирает изнутри, о внутренней необходимости в драконе и в этом случае Дракон – тоже жертва – это три. А обвинять в том, что кто-то раб из-за Сталина, Гитлера, Путина – это доказывать своё рабство.

  45. Кот

    Я рад, что вы не раб. И я не раб. Так не будем плакать драконьми слезами о смерти Дракона — он не человек, как Вы пишете, он выгнал из страны цыган, свободу, он каждый год забирает прекрасных девушек… Не будем жалеть его, правда. Я бы не жалел его и со стороны г-на Мигицко, мяу…

  46. Екатерина Григорьева

    Коту. Просто не могу не ответить. Вы расцениваете Дракона как плоского злодея, это Ваше право. Владимир видит в нем гораздо больше, чем просто злодея, за то Владимиру – ура. Мне кажется, что именно в этом спектакле его авторы неспроста сделали фигуру Дракона очень спорной. И не зря он сидит с Ланцелотом в обнимку и поет песню о дружбе.
    Вспомните Воланда в Мастере и Маргарите. Почему он так симпатичен? А ведь это Сатана. Вы пишете: он выгнал из страны цыган, свободу, он каждый год забирает прекрасных девушек… Разве выгнали цыган не жители города? Разве не жители города отдают Дракону девушек? Разве не жители города наушничают, подличают и поют хвалу Дракону? “Ад – это мы сами” – сказал когда-то Довлатов. Быть может, об этом получился спектакль?

  47. Кот

    К сожалению, спектакль получился ни о чем. А если о чем-то, то о том, что Ленцелоты — ничтожества. Ура Дракону, он обнимал Булгакова и ходил на “Дни Турбиных”, он был музыкален и при нем процветали лагерные театры. А там-то! Там вам и Курбас, и Варпаховский, и Ахметели! Прелесть что за сложный правитель был наш Дра-дра!

    До встречи в Норильлаге, Екатерина! Там не будет никаких драконьих сложностей, одна плоскость! Ждать осталось недолго, потому что действительно — “ад-это мы сами”, и такими спектаклями, лишенными мировоззрения, а только играющими в стилистику 3D, мы его себе создаем. Мяу.

  48. Посетитель музея

    Екатерина, если, как вы пишете, «все эти споры – такая бессмыслица, что жаль потраченного времени даже на их прочтение» – то не совсем понятно ваше участие в дискуссии. Вам нравятся плохие спектакли – флаг вам в руки. Приходите еще. В театре Ленсовета есть плохие спектакли на любой вкус. Кстати, в разговоре с актрисой, которая сказала, что спектакль ей нравится, вы кое-чего не уловили. Черный юмор – слыхали о таком?

  49. Екатерина Григорьева

    Я с флагом приду в Театр Ленсовета, надеюсь, еще много и много раз.
    Мне нравятся ХОРОШИЕ спектакли.
    Как вы можете судить о чужих разговорах?
    И почему вы все не подписываетесь собственными именами?

  50. Екатерина Григорьева

    Коту.
    Вы никогда не слышали такого словосочетания как “Подвиг Иуды”? Зло часто бывает неоднозначным. Наберите это словосочетание в “гугле”, быть может, те мысли, которые найдете, будут для Вас интересными. Быть может, нет. Спорить бессмысленно.

    Да, и что важно. В Норильлаге, Вы будете встречаться с кем-то другим. Не со мной.

  51. Марина Дмитревская

    Многоуважаемая Екатерина, можно вмешаться в Ваш диалог с Котом? И только по проблеме Иуды. “Подвиг Иуды”, как и апокрифический “Иуда Искариот” Андреева — плоды кризисных модернистских эпох, когда люди еще слабо ведали, к чему могут првести игры со злом и добром (что есть добро? что зло?). Доигралсь уже с этой амбивалентностью… Зло — это зло, тирания — это тирания, и никаких игр тут быть не может. От душки Дракона (обаяшки, милашки) кровь должна стынуть в жилах. А ведь не стынет, потому что сам режиссер не знает, что есть зло, а что добро. Увы. Надеюсь, верю, что узнает. И тогда перестанер играть в игрушки с бургомистрами и губернаторами. Иначе он — Генрих, а “лучший ученик” в этой школе мне не интересен, таких хватает и без него, постарше.
    Проблема режиссерского самоотождествления не последяя для режиссуры вообще. Так кто он, Андрей Корионов, где тут его лирический голос?

    Вообще же все наши обсуждения этих глобальных проблем уже совсем не имеют отношения к этому театральному шоу — без слез, без жизни, без любви.

  52. Екатерина Григорьева

    Многоуважаемая Марина (без иронии использую форму Вашего обращения ко мне), да почему же от Дракона должна стынуть в жилах кровь? У меня вот кровь вообще не стынет, а сердце ноет от людей, которые Дракона окружают. И ныло оно во время спектакля. Если у Вас лично были другие ощущения, так, может, оно так и должно быть: у меня от одного сердце ноет, у Вас – от другого. Почемы Вы ставите штамп на другом человеке, беря на себя ответственность определения его познаний в области добра и зла? Как вообще это можно? А Вашего отождествления режиссера с Генрихом я вообще не поняла – почему, с чего вдруг? С того, что лично Вам спектакль не понравился? Это ведь такие, совсем не слабые заявления, на минутку.

    Что касается подвига Иуды, я не возьмусь тут дискутировать, отчасти потому что в третий раз повторюсь: подобные споры бессмысленны, отчасти потому, что всерьез сама этим вопросом не занималась. Но мысль, что без черного не было бы белого – это ведь аксиома, чего же тут спорить? А за тридцать ли серебренников предал апостол своего учителя, отдав собственное имя всеобщей человеческой ненависти на века вечные, или Во Имя чего-то большего – так то, на мой взгляд, вопрос открытый.

  53. Гекуба

    Спектакль хороший и нужный, хотя бы потому, что побуждает задуматься и поспорить о природе сегодняшних драконов и ланцелотов, а также – и в особенности – о трудноизлечимой драконозависимости жителей сказочного города (есть ведь в истории и литературе и другие примеры, скажем, “Нумансия”). Во все эпохи люди умудрялись запутаться в природе добра и зла, а особенно в их прихотливых воплощениях. Опыт предшественников мало чему учит, потому что разгадывать тайны сии (а вместе с ними и смысл сказок) приходится каждому на свой страх и риск. Нынче это особенно трудно, поскольку ценности и идеалы вовсе не игриво-амбивалентны, а выхолощены и извращены.
    Карнавал, который когда-то был формой протеста против догм и ловким способом расправиться с нечистью, нынче стал расхожей пиаровской технологией. Вялотекущая клишированная театрализация согласуется с вялотекущим движением жизни и вялотекущим шевелением мозгов населения. Это достаточно явственно представлено в спектакле. И дело не в тирании, а в конформизме и малодушии жителей, которым без вмешательства извне не обойтись…
    Не стану дальше интерпретировать увиденное. В конце концов каждый имеет право по своему разгадывать эту историю. Конечно, спектакль небезупречен, но достоинства,на мой взгляд перевешивают недостатки.
    Удивляет стремление недовольных спектаклем лишний раз пнуть и работу и ее сторонников. Как говорил Жванецкий: не нравится – ну. что ты стоишь, отойди, не стой в этом во всем!
    А Марине ну просто-таки адресованы слова Садовника в конце пьесы.

  54. простой зритель

    Извините, что не подписываюсь своим именем, но только потому, что оно никому и ничего здесь не скажет, я – человек не публичный. А в дискуссию еще раз встряну, хотя, когда говорят, что “спорить бессмысленно”, это означает, что к чужому мнению прислушиваться уже не будут. Мне бы хотелось напомнить Екатерине Григорьевой, что разговор был изначально о спектакле, и – вторично – о добре, зле, предательстве. У каждого из нас, зрителей, возникли свои ассоциации, мысли и чувства, но ведь не менее важно, чтобы спектакль стал явлением искусства, органичным и совершенным по законам данного вида искусства, а именно этого я и не увидела. На меня спектакль произвел удручающее впечатление, даже было за актеров как-то неловко. Мне показалось, что режиссер оказался и профессионально, и человечески не готов к пьесе Шварца. Получилось какое-то невразумительное по художественной и нравственной идее зрелище. Да, люди. взращенные Драконом, в своем раболепии ничем не лучше него, а дальше что, пожалеем его на его смертном одре?! А почти все остальное действие нам должно было быть противно? От всех и от всего? Если кому-то хочется смотреть такой спектакль – пожалуйста! Я отойду и никого не пну при этом. Понимаю, что для современной молодежи поход в театр Ленсовета может быть единственной возможностью познакомиться с хорошей пьесой, а я лучше – ее перечитаю.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

Предыдущие записи блога