Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

30 марта 2014

МЫ НИКОГДА НЕ СТАНЕМ МЛАДШЕ

«Когда я снова стану маленьким». По произведениям Я. Корчака.
Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова совместно с Творческим объединением Культпроект.
Режиссер Евгений Ибрагимов.

БДТ продолжает наращивать детскую ветвь репертуара. Вслед за проектом «Театр изнутри» в афише появился кукольный спектакль «Когда я снова стану маленьким». Евгений Ибрагимов, в последние годы проживающий в Чехии, нечастый гость в нашем городе. Последняя его петербургская постановка относится к 2006 году. За это время в кукольной жизни города произошло много изменений, в том числе появилась мастерская Руслана Кудашова, где актеры, воспитанные именно как кукольники, участвуют в драматических спектаклях, пластических композициях. Но вот приезжает Ибрагимов и ставит свой по-доброму старомодный спектакль, и на главную роль мальчика Владека берет актера Тараса Бибича, до этого никогда не работавшего с неодушевленными партнерами. Артист существует исключительно в живом плане, кукол он использует только для того, чтобы разыгрывать истории. Пока эта работа далека от виртуозной, но спектакль становится «кукольным» вне зависимости от того, как Бибич взаимодействует с предметами. Чудо оживления неживого происходит параллельно, почти без его вмешательства. И в этом состоит парадокс спектакля.

Сцена из спектакля.
Фото — пресс-служба БДТ им.  Г.А.  Товстоногова.

Никаких приключений или сказок, в центре внимания — реалистичные истории из жизни обычного польского мальчика по имени Владек. Таких как он было много в городах Европы первой половины ХХ века. И все-таки режиссер не уточняет годы, в которые происходит действие, как этого не делает и Януш Корчак в своих повестях. Важно другое: проблемы Владека универсальны — в любом месте и в любое время ребенок может в той или иной мере пережить подобные чувства. Детство главного героя проходит в атмосфере социальной нестабильности: отец теряет работу и не может найти новую, семья переезжает в жилье подешевле, дети голодают, старшим приходится бросить школу, чтобы приносить в дом хоть пару грошей. Последнее, конечно, для современных детей не так актуально, но общий посыл понятен: жизненные невзгоды не мешают Владеку, как любому ребенку, восхищаться первым снегом или зрелищем пожара. Мальчик с азартом забирается с друзьями на крышу, чтобы увидеть падающую звезду и загадать желание. Для него, как для любого ребенка, все это удивительно. Ибрагимов воплощает на сцене именно этот детский взгляд на окружающую действительность, где люди могут летать, как птицы, а звезду легко положить в карман. Следуя заветам Корчака, зрителям предлагается не опускаться до детских понятий, а встать на цыпочки и возвыситься до них. При этом режиссер не создает некий утопичный образ детства. Здесь есть место всему, с чем приходится знакомиться маленькому человеку. Например, несправедливость («Почему мы должны уезжать, если папа первый открыл здесь кофейню?» — искренне удивляется Владек) и боль потери от смерти младшего брата Вицуся. Эпизоды связываются между собой ассоциативно. В памяти героя всплывают отдельные случаи из прошлого — ведь Бибич играет не ребенка, не маленького мальчика, которым ему даже при большом желании и не стать, а взрослого, погружающегося в воспоминания о детстве. Его герой — рассказчик, и наперед знает, что случится. Но взрослый Владек переживает прошлое заново, со всеми его радостями и трагедиями.

На сцене, уставленной чемоданами самых разных размеров, Бибич появляется, как человек, который вернулся в то место, где давно не был. Сколько лет назад он был ребенком: 10, 20, 30? Он оглядывается по сторонам, ставит принесенные вещи и зажигает лампу. Рассказ о переезде семьи своего героя он ведет спокойно, хотя и печально. Для него это сейчас лишь воспоминание. Но через несколько минут взрослого Владека уже переполняют эмоции, будто все происходит с ним впервые. Он аккуратно достает из короба кукольных маму, папу, сестер, братьев и… себя самого, длиннорукого и длинноногого, нескладного. Этими куклами герой Бибича разыгрывает эпизоды из прошлого.

Сцена из спектакля.
Фото — пресс-служба БДТ им.  Г.А.  Товстоногова.

Для всевозможных рассказов в распоряжении актера не один десяток кукол (работа Натальи Мишиной). Бибич аккуратно расставляет их по чемодану или, схватив в охапку, уносит со сцены. Эти фигурки больше похожи на деревянные игрушки, у них двигаются разве что голова и руки. Но тем удивительнее чудо, когда эти статуэтки начинают существовать сами по себе. Вот, например, героя Бибича тянет за руку кто-то невидимый, а уже через секунду из рукава свитера актера появляется куколка, изображающая сестру Владека — Блошку. Складывается впечатление, что именно игрушка и притянула к себе человека, который больше нее в десятки раз. Еще удивительнее, когда куклы, занятые в спектакле, вдруг исчезают в одном месте и появляются в другом. Только потом понимаешь, что у одних фигурок есть дублеры, а другие перемещает во время затемнений актриса Светлана Шадрина (она же, кстати, появляется и в образе мамы). Но там, в зрительном зале, создается впечатление, что игрушки Владека оживают, когда никто не видит. И эти ощущения, конечно, тоже родом из детства. К концу спектакля все пространство постепенно заполняется куклами: наигравшись каждым персонажем в отдельности, главный герой оставляет его там, где закончил конкретную историю. Но эти немые фигуры не выглядят брошенными. Они остаются рядом с Владеком, то ли как олицетворение детского мирка, то ли как немые напоминания о пережитом.

Подобно тому, как малыши в своих забавах часто превращают обычные предметы во что угодно, строят свою работу с пространством и художники (технолог Виктор Антонов, художник Эмиль Капелюш). Но, в отличие от детских тяп-ляп-придумок, тут все очень искусно. Чудеса рождаются из обычных чемоданов, коих на сцене, наверное, не один десяток. Внутри каждого — секретные ящики. В одном, оказывается, хранится квартира со светлыми обоями, окошком, столом и даже глобусом. В другом — комната с веревкой, на которой сушится белье. В третьем — лестница с кирпичной стеной. Сами чемоданы становятся то катком, по которому Владек — Бибич с радостью катает своего кукольного близнеца, то паровозом, который, зашумев и запыхтев, вдруг поедет (это, конечно, один из самых удивительных и впечатляющих моментов спектакля). В одном из этих старинных чемоданов даже разгорается пожар. Зритель, правда, видит лишь красно-оранжевые отблески, все остальное описывает Владек. Но тем поразительнее, что струя воды, которую пускают пожарные, существующие лишь на словах, оказывается реальной.

За счет чередования настоящего с ненастоящим возникает сказочно-реальный мир, то есть тот мир, который видит ребенок. Как было бы хорошо, если бы у людей были крылья, рассуждает Владек-человек, и берет игрушку, которая изображает его самого, таким образом, что взмах пальцев поднимает куклу в воздух. Этот способ научить летать игрушки, так хорошо знакомый детям, вдруг получает воплощение: за окном, которое висит над сценой, пролетает туда и обратно целая стая мальчиков с белыми крыльями за спиной.

И все-таки спектакль — лишь воспоминание о детстве. Светлая печаль от этого слышна и в мелодии скрипки. Живая музыка — еще один персонаж спектакля. Игра Бориса Кипниса, который появляется и в образе папы, наталкивает на новые воспоминания. Взрослый Владек, играющий ребенка, вдруг задумывается: а что будет, когда я стану большим? На этом заканчивается его короткое возвращение в прошлое. Герой Бибича надевает плащ, в котором пришел, берет чемоданы и уходит. А звезды, загорающиеся в окне над сценой, напоминают: никто из нас уже никогда не станет младше, но мы по-прежнему можем смотреть на мир, как дети.

В именном указателе:

• 
• 
• 

Комментарии (11)

  1. Марина Дмитревская

    А вот вопрос: есть какая-то логика в таком выращивании “детской” ветки? Когда-то ТЮЗ называли БДТ (Бывший Детский Театр). Теперь БДТ – Бывший драматический или Большой детский? Он хочет вырастить детсадовскую аудиторию до взрослой зрительской массы, которая придет к нему через десять лет, или просто адаптация — это то, что легче и понятней? Хочу уловить логику развития и не вижу внятного программного объяснения, почему театр, самим называнием назначенный говорить о драматической сложности, так резко повернулся в сторону детворы и всяческой адаптации. Как кажется автору?

  2. Алексей Пасуев

    А с чего бы именно БДТ – и вдруг не ставить детские спектакли? И при чём тут адаптация? И с каких это пор детская аудитория отменяет драматическую сложность?

  3. Н.Таршис

    Нвдежда Таршис, Б. Констриктор
    Вчера в БДТ очевидно было: спектакль растёт, как его герой Владек. За персонажем Тараса Бибича тень толстовского Николеньки, на спектакле – отблеск трилогии. Вот “диалектика души” (здесь – её взросление, живое сплетение счастья и тревоги, безоглядной самоотдачи и острой рефлексии) и даёт ощущение разомкнутости, бесконечного развития.
    Вибрация внутренней жизни – нерв спектакля, Череда эпизодов, каждый из которых прелестен сам по себе, постепенно вырастает в нечто большее. Драматическая сложнорсть и в самом деле не отменена в этом спектакле, где так тонко представлен мир детства. Романтическая одиссея из царства детства в мир настоящего – всегда трагична.Здесь же совершенно естественно, без котурнов, трагедия возводится в квадрат. Наложение маленькой частной жизни ребенка на всемирную историю задаёт масштаб всей постановке. Всё, что окружает детство героя, скоро исчезнет в горниле Второй мировой. Рухнет весь этот уклад жизни. Рухнет всё. На этом черном фоне мир детства становится особенно пронзительным, ярким, поэтическим. Грядущей бесчеловечности мира противостоит детская душа. В этом и надежда и ужас одновременно.
    Хрупкость кукол и трепет мальчишеской души здесь и фактура, и тема спектакля. Живое звучание скрипки (Борис Кипнис), кажется, утяжелено избыточно щедрым звуковым рядом постановки.
    Участие Светланы Шадриной, напротив, исключительно тактично и уместно, рукотворно, атмосферно точно. Но эта постановка Евгения Ибрагимова в первую очередь одушевлена артистическим и, кажется, героическим существованием Владека – Тараса Бибича

  4. Natalya Ermakova

    Судя по всему, нужно смотреть

  5. Aygul Hasenova

    все мы.., из детства

  6. Валентина Фролова

    Увидела в афише, почитала в разных источниках о спектакле, о артисте, заинтригованная пришла в театр. В нетерпении ожидала увидеть некую сказочную, захватывающую душу и сердце, трогательную историю. Ничего не случилось. Была разочарована. Т.Бибич, вероятно был “не в ударе”. Хорошая режиссерская задумка, хорошая задумка с куклами, но вот выбор артиста весьма странный, как-то он не к месту. Мне кажется, спектакль имеет место быть, имеет право существовать, но как-то невнятен артист, лично для меня. На спектакле мой ребенок спросил: “Мама, зачем артист притворяется маленьким, мне 12, разве я такой?”. Его слова навели на мысль, что взаправду притворяется, не проживает, а лукавит. Но это лишь мое мнение.

  7. Алексей Пасуев

    Искать сказочность в документальной прозе Корчака мог только человек, ни разу в жизни её не читавший. Задать вопрос: “Почему взрослый дяденька играет маленького мальчика?”, – мог только человек, ни разу в жизни не ходивший в театр. Ни в том, ни в другом предельно внятный, ударный, трогательный, хватающий за душу и сердце актёр Бибич не виноват ни секунды.

  8. Валентина Фролова

    Обмануть ребенка очень сложно. Мой ребенок часто бывает в театре, но вопрос данного плана был впервые. Может быть актер просто устал? Допускаю. Но сказать, что прямо таки “хватает за душу” – нет, ни разу. Слишком все размыто. Если убрать кукол, других артистов, вывести его одного, что будет? Мне кажется, полная катастрофа. Но опять таки, это лично мое мнение.

  9. Алексей Пасуев

    “Если птичке хвост отрезать – она только запоет. Если сердце перерезать – обязательно умрет”. Валентина – разумеется, если убрать кукол, убрать скрипача, то спектакль рассыплется – именно потому, что таковым он задуман и воплощён режиссёром Ибрагимовым – на стыке кукольного театра, драматической игры и живой музыки. Актёр Бибич и в этом тоже не повинен.

  10. Валентина Фролова

    Алексей, вероятно, не зря студенты о вас легенды слагают, как о весьма противоречивой личности. Вот и напишите статью, а не только комментарии, может тогда и зритель пойдет подготовленный, осведомленный

  11. Варвара

    А мы вот не супер сведующие театралы-сходили!! И я ушла в пронизывающим чувством восторга,тепла,легкой грусти!! Меня все завораживало!! И если бы не мой ребенок периодически отвлекающий вопросами и уточнениями,мне кажется я бы еще часа 2 после спектакля там сидела!! Волшебный спектакль,волшебная музыка,волшебный Бибич,волшебные куклы))

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога