Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

5 октября 2019

КРУГОВОРОТ СПЕКТАКЛЕЙ

В Выборге с 15 по 22 сентября проходил первый Международный фестиваль театров кукол
«Балтийский кукловорот», его программу составили спектакли из Аргентины, Испании, Норвегии, Польши, России и Финляндии.

Говорить о том, с какой регулярностью сможет существовать «Балтийский кукловорот», пока сложно. Но то, что выборгский театр «Святая крепость» — при министерской, областной поддержке и поддержке UNIMA ставший главным инициатором и организатором фестиваля, — собрал когорту представителей российского, европейского и заокеанского театра кукол, говорит о наличии будущего у этого форума. Сам театр «Святая крепость», как организатор, по регламенту фестиваля в основной программе не участвовал, но показал вне конкурса два спектакля худрука Юрия Лабецкого «Болеро» и «Как включали ночь».

Открытием фестиваля стал театр из Аргентины Alquimia titeres — талантливый дуэт Сары Дон и Пабло Агиара, режиссеров, художников, актеров. Красота замысла и мастерство исполнения двух сорокаминутных камерных миниатюр без слов были безупречны. «Цирк дю Гусаней» адресован детям и играется в черном кабинете: забавная зеленая гусеница изображает то фокусника с волшебным цилиндром, то штангиста, то дрессированного льва, то канатоходца. Простой по конструкции, эластичный персонаж с круглыми желтыми глазами обаятелен, а хорошо знакомые трюки черного кабинета выполнены чисто и азартно. «Я все еще здесь» — философская притча о задавленном офисной рутиной человечке — играется открытым приемом. Артисты, как и планшетная кукла героя, подчинены черно-белому дресс-коду. Агрессивно-механистичные взаимоотношения связывают их с куклой и друг с другом. Конфликт нагнетается с каждой минутой, но вдруг на сцене-столе среди миниатюрных стола, лампы, кулера, стула, корзины для бумаг появляется бумажный кораблик ярко-алого цвета… В противоборстве рутины с поэзией побеждает поэзия — иначе просто невозможно «прочесть» этот театральный текст.

«Цирк Дю Гусаней».
Фото из архива фестиваля.

Обе работы Alquimia titeres заслуженно отметило жюри: «Лучшая женская роль» досталась Саре Дон за роль Гусеницы, а спектакль «Я все еще здесь» получил Гран-при.

«История принца Х» (Белостокский театр кукол, Польша) — пример «белостокского стиля». Лаконичная сценография (Михаил Вышковский), знаковость предметов, мрачновато-ироничная драматургия. Сюжет приоткрывает тайны «театральной кухни»: Актер (Блажей Пиотровский) готовится выйти к зрителю в роли Гамлета, препарируя заданный образ и его действенный контекст. Знакомая пьеса Шекспира предстает как мозаика, постмодернистское эссе из фрагментов исходного текста и остроумной «отсебятины», музыкальной классики и фантазийного звукоряда, психологического актерского существования и игры с предметной средой. Примеряя образ, Актер смотрится в зеркало, и снятые с его рамки лампочки оказываются маленькими черепами, символизирующими погибших в трагедии героев (Офелию, обозначенную белым платьем на плечиках, удается утопить в ведре с водой, а Призрак — это лишь голос и текст на заднике-экране). Исполнитель тщательно выполняет поставленные режиссером задачи, но их многочисленность не позволяет ему в полной мере проявить эмоциональную и пластическую харизму шекспировского героя. Хотя, возможно, режиссерская концепция стильного, мастерского, затейливого, но холодноватого спектакля (режиссер Яцек Малиновский), отмеченная на фестивале лауреатским дипломом, этого и не предусматривала.

«История принца Х».
Фото из архива фестиваля.

«Error 404» (режиссер Хулио Галло, театр Angeles de trapo, Испания) тоже об одиночестве. Герой (планшетная кукла) переживает драматические отношения с гаджетами — ноутбуком, дроном, компьютером, смартфоном. Здесь есть эпизод «низкого юмора» с сидением на унитазе, сопровождающийся соответствующими звуками, есть элементы хоррора, есть заявка на трагическую развязку (когда героя бьет электрический ток). Эпизод за эпизодом история, словно буксуя, вращается вокруг зависимости героя от технических устройств, которыми перенасыщено пространство сцены-стола. Актер Вагнер Галло, ставший обладателем приза «Лучшая мужская роль», идеально манипулирует и маленькими копиями реальных предметов. Открытый прием позволяет ему вступать в диалог с куклой, чаще являющейся лишь функцией. Вероятно, холодное, иногда нарочито небрежное обращение актера с ней предусмотрено, и оно добавляет безысходности в сюжет. И в появившуюся на отдельном экранчике картину «ухода в закат» (как в хеппи-энд) не верится.

«Ошибка 404».
Фото из архива фестиваля.

Монотрагедиям противостоял «Самый счастливый осьминог» (Театр Руслана Вольфсона, Москва), получивший диплом «За инновации в развитии художественного языка театра кукол». История маленькой осьминожки рассказана посредством разноцветных плоских фигурок морских обитателей и графопроектора, приукрашенного псевдотехнологичным антуражем и названием «Вольфсовизор» (художник Дмитрий Разумов). Вольфсон мастерски владеет приемами интерактива, умеет вызывать зрителей на контакт и выходить из этого диалога без ритмических потерь. Актер и автор спектакля обаятелен, техничен и выполняет сформулированные драматургические и действенные задачи в полном соответствии с заявленным интерактивным форматом.

Для спектакля «Сказки Шаляпина» (театр «Без занавеса», Санкт-Петербург) Юлия Морева в качестве основы взяла документальные материалы, письма Федора Шаляпина, объединила их с пересказами оперных сюжетов и связала воедино историей о детях, которые ждут весточек от гастролирующего папы. Прием театра в театре здесь реализован как общение двух гувернанток (Екатерина Вильнер, Зинаида Еременко) с выводком кукольной малышни (штоковые марионетки) и семейным любимцем Булькой (натуралистичный перчаточный бульдожка). Все разыгрывается вокруг и внутри игрушечного театрика, имеющего очертания Большого театра, — живо, забавно, трогательно. Работа художника Марии Гладких была признана лучшей на фестивале.

«Сказки Шаляпина».
Фото из архива фестиваля.

В спектакле «Сказки старой мельницы» (Teater Tuuleveski, Эстония) Ирина Арцимовичене соединила несколько национальных сказок, «завернув» их в историю соседствующих семей, постоянно ссорящихся и мирящихся. Все здесь привычно — театр в театре, лаконичная сценография (с условной пирамидкой-мельницей в центре), стилизованные костюмы, народные песенки, открытый прием игры с предметами-бутафорией. Однако грамотная драматическая конструкция, артистический вкус и сдержанный темперамент оставляют очень живое, приятное впечатление. Подтверждением ему — поощрительный диплом «За культуру сценического существования», доставшийся спектаклю.

Постановку «Золотые слова» Русского театра кукол из Эстонии осуществил Рейн Агур. Она основана на пушкинской «Сказке о рыбаке и рыбке», но услышать знаменитый текст до конца в ней зрителям не удается: спектакль, обрывающийся чуть ли не на середине классического текста, посвящен эстонскому мультикультурализму. Повествование звучит здесь на нескольких языках (актеры Анастасия Пылаева и Роман Максимук отмечены дипломом «За культуру сценической речи»). Но куклы оказываются мелковатыми, почти неразличимыми на фоне людей, коряжистого ствола, являющегося частью декорации, и текста, плывущего и трансформирующегося на заднике.

«Сага о маленьком викинге».
Фото из архива фестиваля.

Актерским дуэтом Карима Чаркова и Сари Тиркконен был представлен и финский спектакль «Сага о маленьком викинге Аудуне» Театрального союза Taiga-Matto. На планшете под живое звучание разных инструментов разыгрывалась несколько сумбурная история, в которой исторические события переплетались с вымыслом. Результат — диплом «За оригинальное музыкальное сопровождение».

Другой дуэт — норвежских актеров Хименеса Паласиоса и Кьерсти Иверсен — носит название «Театр кукольных поединков» (Skromlehjulet figurteater), и одним из таких «сражений» стал спектакль «Потому что я тебя люблю». Большая (почти вполовину человеческого роста) планшетная кукла героя — некрасивого рыжего усача с оплывшей фигурой, облаченной в полосатую рубаху, помятые брюки под ремнем и кроссовки, — управлялась одновременно обоими актерами и озвучивалась женщиной-актрисой. Любовные страдания мужичка, покинутого возлюбленной, слаженно передавались в движении куклы, частью которой были живые, человеческие руки, расширявшие ее выразительные возможности. В финале этого тяготеющего к жанру кабаре спектакля Иверсен «репетировала» с героем способы возвращения покинувшей его дамы, вызывая постоянные взрывы смеха в зале… Спектакль получил диплом «Лучший актерский дуэт».

Оценивая программу фестиваля «Балтийский кукловорот», можно прийти к неожиданному выводу. В Европе и за океаном театр кукол обращается к взрослому зрителю куда чаще, чем в России (чем в Петербурге уж точно). И главная проблема, волнующая современный театр кукол для взрослых, — одиночество, особо остро чувствующееся в современном мире ускоренных темпов жизни, широких, но поверхностных коммуникаций, чаще всего произведенных посредством гаджетов. Хотя люди театра с их богатой на события жизнью чаще остаются в стороне от грустных, неумолимых тенденций, еще один профессиональный театральный фестиваль, позволяющий открывать, узнавать и сравнивать, дающий возможность прямого, открытого общения с коллегами по цеху, никогда не будет лишним.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога