Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

23 июля 2020

КАК ВЫ NUKU НАЗОВЕТЕ?..

У наших европейских соседей карантинные путы ослабили пораньше: давно работают кафе и музеи, проводятся концерты и мероприятия для детей, театры репетируют и кое-где даже успели выпустить премьеры до закрытия сезона… Но не только этими радостными вестями полнится культурное пространство.

В Таллинне, например, театральную общественность взбудоражило переименование одного из театров. Вроде бы, событие само по себе не трагическое, если бы не несколько «но». В частности, из названия единственного в стране государственного театра кукол исчезло слово nuku («кукла»), которое благополучно пребывало там с момента основания в 1952 году.

Придумал и создал этот театр Фердинанд Вейке — артист драматического театра и балета, в начале 50-х оказавшийся в Ленинграде на высших режиссерских курсах и вернувшийся в Таллинн с твердым намерением построить кукольный театр. Уже в 1957-м Nukuteater стал лауреатом Всесоюзного фестиваля театров кукол в Москве, а его лидер приобрел славу выдающегося артиста-петрушечника своего времени. Театр много гастролировал в стране и за рубежом, в его истории — призы и фестивали, хвалебные отзывы Хенрика Юрковского и Евгения Калмановского, реформаторские периоды, связанные с именами Рейна Агура и Евгения Ибрагимова… Без творческих кризисов, наверное, невозможна судьба ни одного из самых славных коллективов. Но нынешний для Nukuteater может стать последним — ведь утрата имени сродни утрате боевого знамени, после которого воинскую часть расформировывают навсегда.

Мы попросили наших эстонских друзей прокомментировать происходящее. Решение о переименовании Nukuteater в Молодежный уже принято, но преданные кукольному делу люди считают этот процесс еще обратимым.


частный театр кукол «ProJekt»

НАШЕ МНЕНИЕ

Мемориальная доска основателю Nukuteater Фердинанду Вейке на стене театра..
Фото — Ирина Марьяпуу.

Эстонский государственный Театр кукол (Eesti Nukuteater) изменил свое название. Теперь это — Эстонский Молодежный театр (по-прежнему государственный!). Сначала эта новость не вызвала несогласия с данным решением, ведь театр, прекративший ставить кукольные спектакли, вроде бы и не должен называться театром кукол… Однако спустя некоторое время, вследствие возникшей в рядах эстонских кукольников полемики, возникла мысль: «А почему, собственно, нужно было менять название?» Ведь Nukuteater, не побоимся этого слова, бренд! У него есть и богатая история, и большое наследие, и перспективы, и даже международная известность.

По роду занятий мы часто принимаем участие в различных театральных фестивалях, посвященных именно кукольному театру, которые зачастую проходят за пределами нашей страны, иногда и в другом полушарии планеты. И нередко на этих фестивалях мы слышим от корифеев данного вида искусства хвалебные отзывы о Nukuteater. Но… все они, как правило, связаны с именами Рейна Агура и Евгения Ибрагимова, и все без исключения — в прошедшем времени. С ним, с этим самым прошедшим временем, связаны такие высказывания, как «уникальный взгляд на мир посредством кукольного театра», «новый агуровский стиль», «эстонский взгляд» и т. д. Разве это не статус? Не повод с честью носить имя Eesti Nukuteater? Но, увы, нынешнее руководство театра, видимо, так не считает.

В статье, посвященной смене названия театра, прозвучала мысль, что новое название привлечет больше зрителей как из молодежи, так и старшего поколения. А что мешает сделать это со старым названием? Ведь изначально театр кукол предназначался для взрослого зрителя, и именно для взрослых, умеющих прочесть подтекст, происходило подавляющее большинство представлений. Это глубочайший пласт культуры, уникальный по масштабу жанр. Это неограниченные возможности для творчества в сфере визуализации, это яркая, глубокая метафора, образ, символика. Ее Величество Кукла всегда пугала и восхищала своей самостоятельностью, своей жизнью, совершенно отдельной от кукольника и в то же время неразрывно связанной с ним. И совершенно непонятно, почему эта кукла вдруг оказалась неугодна в театре, построенном для нее.

В самом деле, ведь относительно недавно здание Театра кукол претерпело глубокую реконструкцию, имевшую целью как можно лучше приспособить его для своей основной задачи — работы с куклой. Были потрачены огромные деньги из бюджета, построены уникальные механизмы сцены, переделаны помещения, и все это впустую? Зачем все это Молодежному театру, который не умеет или не хочет работать с куклой? Молодежных театров много, всяких — драматических, танцевальных, экспериментальных. А вот Эстонский Театр кукол — один. Был. И получается, что все усилия, все деньги, которые были в него вложены, ухнули в пропасть.

Так, может быть, нынешнему руководству театра, прежде чем отправлять куклу в музей, следует задуматься и не превращать, образно говоря, театр оперы в театр балета, руководствуясь принципом «ну раз уж мы здесь больше не поем, а все больше танцуем, так давайте и название поменяем»? Или, может быть, стоит отдать это здание — повторимся, специально предназначенное для работы с куклой, — тем, кто умеет и, главное, хочет этим заниматься?


режиссер театра кукол

ПРИДЕТСЯ НАЧИНАТЬ С НУЛЯ

Это длинная история, которая началась еще в 1993 или 1994 году. Я уже не был художественным руководителем, но тогда впервые услышал от приглашенного режиссера: «В этом театре куклы скоро станут не нужны». И сейчас некоторые мои коллеги говорят, что мы зря беспокоимся, что театра кукол там давно уже нет. А мы не лезем в драку, но и не хотим оставить эту проблему без внимания. Потому что уверены: хотя мы и не были очень сильным кукольным театром, но мы были нужны. Думаю, то, что происходит сейчас, — явление временное. Конечно, разрушение такого культурного объекта, как «Nukuteater», — большое потрясение, после которого очень многое придется начинать с нуля.

Когда-то, когда я сам твердо решил связать свою судьбу с куклами, они тоже переживали кризис: эти огромные носы, огромные мертвые глаза у кукол, которыми часто только трясли, актерские и режиссерские штампы… Пришлось много искать, чтобы преодолеть все это.

Курс М. М. Королева, ЛГИТМиК (1963?) М. М. Королев в первом ряду в центре, Р. Агур во втором ряду второй слева.
Фото из личного архива Р. Агура.

Могу немножко похвастаться: по окончании ЛГИТМиКа в 1963 году я получил диплом с отличием. Это был первый актерский курс М. М. Королёва, основателя кафедры театра кукол. Мы были его лабораторией, а я был самым старшим на курсе. И когда я пришел в театр, то сразу сказал директору: «Мне очень нужен хороший режиссер, поэтому придется самому стать таким режиссером». С тех пор я поставил примерно 140 спектаклей — и кукольных, и драматических. В Таллинне, Ленинграде, Москве, Воронеже, Мурманске, Риге, Уфе, Челябинске, в ГДР и Болгарии… Теперь я знаю, что не может быть хорошего режиссера без хорошего актера, и не может быть актера без школы. Чаще всего из драматического актера хорошего кукольника не получается, для него требуется особая школа. К сожалению, у нас в Эстонии такой школы нет.

Наш театр кукол очень медленно развивается, особенно в теории. Я называю это «капризом Мельпомены»: муза подарила нам такой вид искусства и оставила самостоятельно разбираться с ним и справляться. Поэтому мы справляемся не всегда, забываем о философском подходе. Королёв, когда собрал нас впервые, начал с вопроса: «Кукольник должен быть философом. Но если он философ, то зачем ему кукла?» Задача, которую приходится решать всю жизнь. И порой мы играем классическую сказку так, что просто пересказываем слова, не думая о катарсисе. Тогда мы работаем себе во вред, потому что не даем зрителю настоящего сопереживания, он ждет только смешного и веселой музыки в конце…

Поэтому я не обвиняю тех, кто сегодня решает, что слово «кукла» в названии театра — лишнее, что кукла неинтересна никому, кроме маленьких детей. Эти люди не привыкли читать книги, не знают истории нашего театра, поэтому им кажется, что до них здесь ничего интересного не было. А здесь были и сказки для малышей, и эпос, и Шекспир. Для меня Шекспир — лучший кукольный драматург, потому что в нем есть философия и юмор, народное и трагическое, поэзия и проза, любовь и правда. И все это очень гармонично связано — поэтому может быть понятно даже ребенку. Дети вообще очень хорошо чувствуют, есть ли в театре правда и любовь. Тех, у кого такого понимания нет, я только жалею.

Сцена из спектакля Р. Агура в Nukuteater (1980-е).
Фото из личного архива Р. Агура.

Но меня очень неприятно поражает то, что они нашли поддержку у министерства культуры. Наверное, это логичное завершение того кризиса, который начался в 90-х, и настанет время, когда они спохватятся. Тогда придется начинать все с нуля, и это будет огромная проблема и огромные затраты. Потому что нужны будут приглашенные режиссеры и педагоги: из России, из Чехии и т. д. А главное — люди, которые захотят связать свою жизнь с театром кукол, у которых будет этот редкий талант, такой же редкий, как дарование большого дирижера.

Я надеюсь, что такие люди найдутся. И то, что происходит сегодня, останется небольшим кризисом в нашем театре кукол, но не черным пятном в национальной культуре.


президент Эстонского центра Международного союза деятелей театра кукол UNIMA

МЫ ЖДЕМ ОТВЕТА

Уже несколько лет у «Nukuteater» и UNIMA не самые близкие отношения. Мы для них не совсем то авторитетное сообщество, с которым они хотели бы контактировать. Год назад театр даже попросил нас изменить юридический адрес. Он много лет у нас был общий — и это было логично, ведь в Эстонии только один государственный театр кукол. Которого теперь вроде бы и нет, хотя кукольные спектакли для маленьких обещают в афише сохранить.

О переименовании театра, который был основан как кукольный, имеет 65-летнюю историю, свой репертуар и свой музей, свои успехи и мировую известность, в эстонском отделении UNIMA узнали последними. Оказалось, что вопрос обсуждался на уровне министерства культуры уже полгода, а нас даже не пригласили на пресс-конференцию, где объявлялось о том, что слово nuku («кукла») теперь изымается из официального названия. И главный аргумент звучал примерно так: это слово мешает привлечь юного, 13—15-летнего зрителя, который хочет быть взрослым и должен сам найти дорогу в театр, а не приходить туда за ручку с мамой. Еще один аргумент: «театр кукол» — неактуальная формулировка, сегодня его нужно называть «визуальным театром». Нам трудно поверить в то, что адресную аудиторию можно привлечь одним только переименованием, но в театре путь своего развития видят именно так.

Сцена из спектакля Р. Агура в Nukuteater (1980-е).
Фото из личного архива Р. Агура.

Мы пытались вызвать коллег на диалог и задавали им вопросы, на которые до сих пор не получили ответа. Если вы хотите создавать свой новый театр — это прекрасно, но зачем для этого разрушать культурное наследие, которое принадлежит истории? Зачем давать имя, которое еще никому не известно, тому театру, имя которого знают во многих странах?

Сейчас мы ждем ответа из министерства культуры. Все-таки решение о переименовании единственного государственного театра кукол, который представлял страну в UNIMA, странно принимать вообще без участия этой всемирной организации. Но решение все-таки приняли, и мы просто потрясены.

Записала Анна Константинова
Июль 2020

Комментарии (1)

  1. Elena Morgacheva

    Всё это очень грустно… Таллинн без эстонского театра кукол – уже не совсем Таллинн. Такие спектакли, такие имена, такая история… Зачем равняться на тех, кого отпугивает слово “кукла”, и при этом терять тех зрителей, которые ради кукол туда и приходят, которых привлекает именно прежнее – единственное в Эстонии – название? Странная логика… Боюсь, что, если даже поначалу сохранится часть кукольных спектаклей, – скорее всего при таком отношении к кукле скорее всего она будет вытеснена совсем. Неужели ничего нельзя сделать?

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога