Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

29 ноября 2018

ИСКУССТВО ЛИШЕНО ПРАВА НА ПРОПОВЕДЬ?

«Репортаж с петлей на шее».
Театро Ди Капуа.
Режиссер Джулиано ди Капуа, художник Максим Исаев.

Варлам Шаламов о праве искусства на проповедь сказал, как отрезал: лишено. После «Жизни за царя», после «Слова и дела» и опять почти в катакомбах, на этот раз в пространстве малого выставочного зала галереи «Борей», возник в Театро Ди Капуа новый спектакль. В самом деле, «Репортаж с петлей на шее» только молитвой и может быть.

И все же моноспектакль Илоны Маркаровой сродни толстовской проповеди (мы не забыли этого персонажа в зачине «Жизни за царя»). В сложной композиции, придуманной ею, есть Толстой — наряду с Достоевским, Борхесом, Фучиком, Гроссманом, чеченским интервью журналиста Вадима Речкалова, взятым у Раисы Мустафаевой, и не только. Это котел. Час с небольшим длится страстный монолог, обращенный к неподвижному силуэту сидящего на стуле спиной к нам человека (Андрей Жуков) — к одному из нас, немотствующих. Поэтика перечислений пронизывает спектакль (словно в песне Алексея Хвостенко «Прощание со степью»). Особенно настоятельно, как поминальный список, звучат имена народов, населяющих Землю, — от А до Я. Заявленный энциклопедизм придает проповеди-молитве тотальный характер.

Сцена из спектакля.
Фото — А. Казанский.

Всякое «добро», декларируемое религией, государством, партией, неизбежно оборачивается злом едва ли не большим, чем то, с которым эти институции борются в начале своего возникновения. Пушкин, Лермонтов, Мандельштам подтверждают эту аксиому. (Стихи звучат, словно высеченные из камня, и это явление поэзии в ее силе. И бессилии.) Финальная песня Пита Сигера о девушках с цветами и убитых парнях обрывается хлопком выстрела и кровью, растекшейся по стеклу подвального окна. Лаконичная сценография в этом трагическом действе — Максима Исаева (Театр АХЕ). Символично, что премьера играется на фоне боевых столкновений в Керченском проливе, когда украинский президент объявляет военное положение. Механизмы самоистребления, исследуемые в театральном действии, сопутствуют ему в реальном времени.

Полутьма, в которой разворачивается спектакль, необходима для того, чтобы зритель сосредоточился на голосе актрисы — он, этот голос, и есть главное действующее лицо. Театр играет в полуподвале «Борея» (декабрьские показы пройдут в цокольном этаже музея Шаляпина), но и место действия — катакомбы на месте родного дома, где была библиотека в 15 000 томов со своей топографией; выход наружу означает только гибель. Тексты, из которых состоит композиция, принадлежат — и это сделано сознательно — авторам разных времен, стран и континентов. Наш Гоголь со своей (нашей) безумной тройкой, которой «сторонятся народы», выразителен особенно. Илона Маркарова транслирует тревогу и горечь с такой эмоциональной амплитудой, на какую способна только эта актриса.

Сцена из спектакля.
Фото — А. Казанский.

Театр в полушаге от радиоспектакля? Отнюдь. Да, ослепительная внешность Илоны Маркаровой только угадывается. В этой жуткой сказке не чудовище прячет лицо, а красавица. Происходит в очередной раз «выворачивание вывернутого». Обанкротившаяся цивилизация стоически демонстрирует свою несостоятельность. В тоннах пепла бьется теперь сердце Клааса. Выход — в «перемене ума», греческое «метанойя» переводится и как «покаяние». Но чтобы это произошло, надо сначала до этого ума добраться сквозь кровавые завалы истории. Именно этим и занят спектакль ди Капуа. Он дает философскую пищу, при том что одновременно максималистски актуален.

Существенен хронологический зигзаг, проделанный театром. «Жизнь за царя» — XIX век, «Слово и дело» — XVII, и вот теперь жгучая современность. Главным субъектом этой четырехсотлетней петли Клио (летчик Нестеров отдыхает) становится самосознание человека, эта бесконечная ярмарка заблуждений.

Артистка не играет роль — она помогает нам понять нашу.

Комментарии (3)

  1. Евгения

    Замечательно сказано: “Артистка не играет роль — она помогает нам понять нашу”.
    Спасибо за статью! Надо бежать на спектакль.

  2. Андрей Кириллов

    Класс. Такое непрямое высказывание актрисы и критика(ов) приветствую безусловно… Обе “миниатюры” удались… Потому что миниатюры они – только на поверхности…

  3. Константин

    После спектакля сложилось впечатление, что Дикапуа устал. В отличии от Жизни за царя- спектакль откровенно слабый и выглядит очень фальшиво. Чувствуется ограниченность и местами поверхностная работа. Жаль глупую актрису, которая думает, что материал- это совокупность образов и заговорщической эстетики.

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога