Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

11 апреля 2016

ИГРАТЬ ИЛИ НЕ ИГРАТЬ? ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

«Гамлет.eXistenZ». Игра в одном действии по пьесе В. Шекспира.
Камерный театр Малыщицкого.
Режиссер Петр Шерешевский, художники Александр Мохов и Мария Лукка.

В основе премьерного спектакля Петра Шерешевского о принце Датском сюжет фантастического триллера Дэвида Кроненберга «eXistenZ», жутковатой истории об Аллегре Гелле, создательнице виртуальной игры под названием «eXistenZ», в которой события реальной жизни смешиваются с миром выдуманным.

Интеллектуальная и беспощадная игра в одном действии по пьесе Шекспира, затеянная режиссером, лишена какого бы то ни было сочувствия, пощады и созидания. Напротив, с самого начала тебя погружают в виртуальный агрессивный и деструктивный мир. В лабораторию по исследованию человекоподобных. В жестокую игру под названием «Гамлет. eXistenZ».

Белое пространство, кафельные пол и стены, многочисленные провода, телевизор, кардиодатчики, огромные бутыли, подвешенные к потолку, словно увеличенные медицинские капельницы, и операционные столы-каталки. То ли отделение реанимации, то ли секретная лаборатория, где властвуют трое — так называемые техники — актеры Лидия Марковских, Виктор Гахов, Антон Ксенев, которые во время игры исполняют и роли персонажей шекспировской пьесы.

Лидия Марковских — та, кто начинает игру, ее прототип — Аллегра Гелла из фильма. Белокурый ангел во плоти, нашептывающий на сцене в излюбленный Шерешевским микрофон.

«Пришли? Улыбаетесь. Хотите сыграть? Какие вы красивые», — воркует, гипнотизируя зрителей, нимфа-актриса с огромными чистыми голубыми глазами.

Четверо игроков выбраны из зала. Остальные — на площадке…

Ник Тихонов (Гамлет), О. Алмазов (Клавдий).
Фото — Н. Казаков.

Игроков укладывают на столы, заботливо сооружая из белых одноразовых медицинских простыней костюмы будущих персонажей, словно готовя к операции. Кто-то переодевается сам, примеряя бумажную корону из ближайшего ресторана, а кто-то в дешевых украшениях, с глубоким декольте укладывается рядом с коронованным Клавдием.

Ну, и какую роль в этой игре выбрали бы себе вы?

Несчастной Офелии? Размышляющего, но по сути беспомощного Гамлета? Или, может быть, кого-то еще? Выбор невелик, но для игры в самый раз.

Пока игроки в конвульсиях переходят из мира реального в мир шекспировской игры, техники приступают к делу — разделывают сырую печень. И эта печень, похоже, уже изъята из игроков. И в разных видах она будет «преследовать» и игроков, и зрителей весь спектакль.

Печень — жизненно важный орган для человека, обеспечивающий защитную функцию организма и обезвреживающий все чужеродные вещества.

И значит, защита уничтожена!

Пара помощников в белом стерильном пространстве операционной прокручивают этот субпродукт через мясорубки — и запах сырой печени оживает в носу. Нельзя сказать, чтобы это нравилось, но кто здесь хотел сыграть в интересную и захватывающую игру? А посему — сиди и смотри. И прокручивайся в жизненной мясорубке, подобно этой печени. И вдыхай! И то ли еще будет. Плита и микроволновка на заднем плане призывно намекают на дальнейшие кулинарные экзерсисы.

Сцена из спектакля.
Фото — Н. Казаков.

Новоявленный Клавдий (Олег Алмазов), плотоядно посматривающий на Гертруду (Ольга Богданова), окунает руки и лицо в сырой печеночный фарш. И результат недавних злодеяний персонажа Шекспира явлен воочию. Кровь на тебе, дяденька Клавдий, кровь! И куски печени, подсыхающие на лице. В такой «изящной» маске игрок под именем Клавдий кусает губы своей возлюбленной, ласкает ее пышное тело, мурлычет слова любви, пачкая белоснежное платье кровяными сгустками. Но обезумевшая от желания игрок-королева, не замечая его испачканного лица, жадно и покорно отдает себя новоиспеченному королю. Любовь движет этой Гертрудой, стремительно приближающейся к своему заветному кубку.

Любовь в этом спектакле, как ни странно, повсюду — в какой-то дурацкой песенке, в дружеских посиделках за просмотром передачи «Что? Где? Когда?», в тоскливом взгляде Гертруды на сына Гамлета (Ник Тихонов), который весь спектакль отчаянно пытается переломить ход игры, но где там! Пирог ждет своего часа. Прокрученная печень уже обжаривается с луком!

Любовь живет в глазах обреченной Офелии (Надежда Черных) и кричит в ней, когда она отрезает на себе куски платья, к которым прикасались руки Гамлета. И окончательно любовь гаснет в ней, когда, уже переходя из мира игры в шекспировскую историю, она отправляется на «новый уровень», став кем-то или чем-то с раскрашенными черным глазницами и ртом.

И вот эта корчащаяся любовь и жизнь-игра вдруг захлебываются в заполняющей все пространство Камерного театра Малыщицкого песне группы Garbage «The World is not Enough» в исполнении ведущей:

«Целого мира мало, но это такое прекрасное место, чтобы начать… любовь моя… И если ты достаточно силен… вместе мы сможем разбить весь мир на части… любовь моя… Никто нигде не чувствует, что ему достаточно… Никто никогда не умирал оттого, что хотел слишком многого…»

Ник Тихонов (Гамлет), Н. Черных (Офелия).
Фото — Н. Казаков.

В этой жуткой игре много патологии, страха, судорог, спазмов, искаженных криком и слезами лиц. Что стоит бесстрашным актерам Шерешевского погрузить свое лицо в миску с сырой печенью, разыграть при помощи тех же мясорубок спектакль «Мышеловка» и показать акт совокупления Гамлета с Тенью Отца, пришедшего, правда, на встречу в образе того же ангела-дьявола-призрака (Лидия Марковских)!

А что же Гамлет? Гамлет Ника Тихонова — тот же игрок, и ему ничего не остается, как соблюдать правила. И никогда не получить ответа на вопрос, если он задан неверно, не так, как прописано в сценарии. Игра «зависла». «Зависла» история, предопределенная кем-то свыше. И как бы ни хотел Гамлет изменить этот мир, изменить ход истории, ход своей жизни, судьбы — это невозможно. И потому новый игрок-Гамлет на сцене театра Малыщицкого снова рассказывает нам про предательство матери, обвиняет Офелию и задает те же вопросы про «быть или не быть», напоминая нам, что играть на нем нельзя. Но ничего из того, что ему суждено, он преодолеть не в силах, даже в виртуальной реальности.

В награду выжившим в этой непростой игре — поминный пирог, но его почему-то совсем не хочется. В какой-то момент, почувствовав себя реально выжившей, испытываю неподдельное чувство радости от свободы и окружающего мира за стенами театра! Но вдруг приходит шальная мысль: а может, реальность была там, а сейчас я вступаю в кем-то придуманную для меня игру под названием «Ирина. eXistenZ»?

В именном указателе:

• 
• 
• 

Комментарии (1)

  1. Олег Калинка

    Теорема экзистенциализма Гамлета.
    Спектакль Петра Шерешевского «Гамлет.eXisteZ» поставлен по мотивам шекспировской трагедии и в отличие от других попыток воплощения здесь нет поиска новых смыслов и интерпретаций этой трагедии. В своём спектакле Шерешевкий берет за основу шекспировский первоисточник и использует его сюжет и тексты для создания пространства осмысления первопричин и мотивации поступков персонажей трагедии. В спектакле он предлагает зрителю возможность проанализировать уроки истории на примере трагедии Гамлета и попробовать ответить на вечный вопрос сослагательного наклонения истории. В «Гамлете.eXisteZ» он открывает шекспировскую трагедию поколению зрителей 2.0 ответить на извечные вопросы: Возможен ли другой финал у этой шекспировской драмы? и Можно ли быть эта история менее трагична для Гамлета? История под названием «Гамлет.eXisteZ» – это философское исследование реалий драмы с позиции человека двадцать первого века, где ему предлагается оспорить фатализм трагедии Гамлета и попробовать пофантазировать над её альтернативными путями развития. В спектакле Шерешевский создаёт форму погружения зрителя в шекспировскую трагедию, в центр сплетения сюжетных линий трагедии с помощью сценической инсталляции имитирующей киберпространство интерактивной компьютерной игры. Благодаря визуализации этого пространства создаётся эффект абстрагирования зрителя от повседневной реальности и нивелирование временной пропасти, разделяющей наши дни и шекспировские времена. В имитации альтернативной реальности спектакля присутствуют шекспировские персонажи и общая сюжетная линия трагедии, но Шерешевский через этот подход создаёт точку модулирования сюжетных ситуаций. Здесь это игровое пространство предоставляет зрителю возможность экстрагировать шекспировский замысел и вывести персонажей из исторической ауры времен великого драматурга, это способствует проведению метафизическое исследование и осмысление происходящего в драме и при этом не испытывать влияния временных и исторических условностей. С помощью игрового момента сценического пространства зритель может моделировать ситуацию, осмыслить роли персонажей драмы и мотивацию их поступков. Шерешевский в спектакле, созданном в форме игры, использует сюжетную линию Шекспировской трагедии и создаёт благоприятную среду для людей не знакомых шекспировской драматургией, для открытия секрета гениальности великого драматурга. Трагедия Гамлета, Принца Датского донесённая Шекспиром абсолютна актуально и современна в нашем двадцать первом века, так как она фокусирует наше внимание на человека в точке сложной жизненной ситуации, где ему необходимо принимать жизненно-важные решения Зритель в этой точке инициирует процесс осмысления и оценки своих собственных взглядов и жизненных приоритетов, он соизмеряет свои собственные взгляды со взглядами и поступками персонажей. В трагедии Шерешевский воплощает шекспировский замысел, который пробуждает у зрителя эмпатические чувства к Гамлету, его душевным метаниям поиска парадигмы жизни, в этой трагедии он, человек опирающийся в своих решениях и поступках на морально-этические ценности человеческой жизни, но обществе вокруг него пренебрегает ими и требуют от него конформизма и приспособленчества. Теорема Гамлета в спектакле подводит зрителя к пониманию, что экзистенциальности дилеммы Гамлета одиночке в обществе охваченном процессом деградации, по этому в его конфликте с обществом потребления нет, и не может быть другого финала. Шерешевский через игру по пьесе Шекспира подводит зрителя к пониманию, что ему Гамлету нет места в агрессивном обществе, озабоченном желанием безмятежного благополучия и преуспевания, полностью пренебрегающим морально-этическими ценностями. В спектакле «Гамлет.eXisteZ» зритель в финале игры подводит финальную черту в доказательства теоремы экзистенциализма Гамлета и в заключительном ходе доказательства спектакль подводит зрителя к пониманию, что шекспировское видение общества вне временных и географических границ и оно обладает невероятной актуальностью для нашего времени. Сегодня многие из нас подобно шекспировским героям часто стоят перед необходимостью проведения доказательства «Теоремы экзистенциализма Гамлета», которая позволяет нам не погибнуть в клаке алчности и цинизма двадцать первого века.

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога