Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

26 сентября 2020

ФАРФОРОВЫЕ И МОХНАТЫЕ

«Меня удочерила Горилла». По книге Ф. Нильсон.
Большой театр кукол.
Режиссер Роман Бокланов, художник Оганес Айрапетян.

В спектакле молодого режиссера Романа Бокланова «Меня удочерила Горилла» рассказывается о девочке Юнне, которая живет в детском доме и однажды попадает к новой маме, которую все называют Горилла. Просто Горилла. У нее нет человеческого имени, она большая, неопрятная, не очень хорошо пахнет, безвкусно одета, да и живет, как выясняется дальше, тем, что продает старые вещи. В общем очень далека от мамы мечты. Но ведь девочка совсем по-другому представляла своих родителей. Живя в образцовом приюте «Лютик», гладкой фарфоровой Венере она пририсовывала платье в горошек, а такому же Высоцкому — усы и бороду. Так, по ее мнению, должны были выглядеть идеальные мама и папа. Она — красивая и знаменитая, он — мужественный и известный. А еще в идеальной семье должна быть собака, которая выполняет команды. Но она не может, потому что это такая же статуэтка, как и аккуратно разрисованные воображаемые родители.

Сцена из спектакля.
Фото — Василий Демахин.

Приходит день, когда детям велят прибираться, потому что приедет усыновитель. Радостная суета заканчивается тем, что все разбегаются от странной гостьи. Все, кроме тряпичной Юнны. И вот маленькая кукла утопает в дрожащем от счастья человеческом кулаке Гориллы (Лидия Клирикова) — урвала себе ребеночка, а девочка Юнна (Виктория Войнич-Слуцкая) моментально оказывается в гигантской мохнатой лапе а-ля Кинг-Конг, переживая все ужасы огромного незнакомого. Они — одна в радости, вторая в страхе — едут в один дом параллельными дорогами, испытывая разные чувства. Но вопреки всем законам, когда придет время, параллельные прямые все же пересекутся.

У каждой из главных героинь есть кукольное альтер эго. Горилла бережно прижимает к себе толстую черную обезьяну, а девочка прячет за пазуху большеглазую нелепую куклу. Эти сцены соединения живого с неживым, внутреннего и внешнего, предмета и актера, на мой взгляд, самые сильные в спектакле. К слову, обе куклы не театральные, скорее напоминают игрушки — они без тростей и механики, что еще больше усиливает впечатление от беспомощности каждой. Объекты при всем своем «бытовизме» очень ассоциативны и довольно убедительно передают внутренние надежды, страхи, неуверенность и надломленность персонажей. На общие смыслы работают и конфликтующие между собой фактуры (например, фарфор и мех), и разномасштабность предметного ряда.

Сцена из спектакля.
Фото — Василий Демахин.

По ходу спектакля актеры ловко жонглируют ролями. Гениально-неловкий Максим Морозов из детдомовца становится то скользким представителем муниципалитета, то комичным продавцом дорогого бутика. Наталья Сизова — то девочка, то стервозная директриса приюта, то манерная коллега доморощенного версаче, то капризная клиентка ресторана. Сцены стремительно сменяют одна другую, сюжет кипит, но, к сожалению, модульная декорация из деревянных ящиков остается совершенно статичной, никак не трансформируется в попытке как-то подкрасить ситуацию или хотя бы обозначить место действия. Аккуратно выстроенная в начале условной комнатой, она так и существует на паузе в течение всего спектакля.

Горилла — грубая и беззащитная, прожженная и заботливая, — та же девочка, но на пару десятилетий старше. Она говорит, что продает старье, но на самом деле закрывает свои комплексы: никому не нужная в прошлой жизни, сейчас неумело старается подарить свое тепло и нерастраченную любовь другому. Делится мечтами открыть книжный фургончик, ведет в магазин одежды, в ресторан, позволяет все, что угодно — безвкусное платье, перепробовать все блюда из меню, быть невежливой с хамоватыми взрослыми. Лидия Клирикова резка и трогательна, громка и нежна, смешна и трагична. Актриса тонко чувствует зал, уверенно реагируя на советы, кажется, моментально вставших на ее сторону юных зрителей из серии «а спроси, что она любит».

Как и водится в хороших историях, Гориллу и Юнну разлучают под предлогом того, что условия в доме далеки от идеальных. Но, как и положено в хороших историях, девочке дают сбежать, она отправляется на поиски Гориллы и, конечно же, находит ее. Все происходит не без помощи звезд, вернее, одной невесть откуда взявшейся звезды (Васса Бокова), о которой хочется сказать отдельно. Поначалу она, стройная и эффектная, с пышным платиновым каре, в блестящем комбинезоне, жутко раздражает не только абсурдностью своего появления, но из-за тонкости и красоты кажется нелепым пришельцем из другой «оперы». Но разве путеводные звезды спрашивают простых смертных, когда им приходить на помощь и вести героев навстречу счастью?

Сцена из спектакля.
Фото — Дмитрий Покровский.

Роман Бокланов поднимает важную тему допуска в свою жизнь другого человека, который по разным причинам не укладывается в привычную матрицу восприятия. По моему ощущению, в спектакле говорится не просто об усыновлении ребенка, как следует из названия. Скорее, это такой хитрый перевертыш, заставляющий задуматься, кто же главный в этой истории: девочка из приюта или Горилла, ребенок или взрослый? Ведь не просто так после вынужденного расставания Горилла по-детски отчаянно сбегает в неизвестном направлении, а Юнна принимает, возможно, свое первое взрослое решение, и вполне целенаправленно оправляется на ее поиски. Тот, кто на первый взгляд кажется обделенным и слабым, оказывается маленьким большим героем. Тем, кто преодолел свой страх, протянул руку, смог увидеть под толстой мохнатой шкурой нежное сердце и предпочел его изысканному холодному фарфору.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога