Петербургский театральный журнал
16+

4 октября 2010

«ДЕЛО»

А. Сухово-Кобылин. «Дело». Новый драматический театр (Москва).
Режиссер-постановщик Вячеслав Долгачев, художник-постановщик Владимир Ковальчук.

Открывать «сезон трех юбилеев» (35 лет театру, 60 — его художественному руководителю и 10 лет их совместной жизни) «Делом», пьесой, которую сам автор охарактеризовал как «из самой реальнейшей жизни с кровью вырванную драму» — жест, прямо скажем, настораживающий. Ладно бы, Бог с ними, с жанровыми определениями (хотя формулировка, заметим, в программке осталась, рядышком с указанием на «сценическую редакцию театра») — сама история, мягко говоря, мрачновата, а юбиляр — не из тех, кто любит радикальные вмешательства в авторские «предлагаемые»… Так, в общем, и вышло. «Дело» Долгачева — спектакль короткий, ясный, четко выстроенный и упругий. Длится два с половиной, воспринимается — как час двадцать. По интонации… так звучит иногда в общей беседе краткая реплика человека, обида которого уже пережита, первые порывы гнева утихли — но горечь осталась. Сдержанная, без шума и надрыва, когда слезы давно выплаканы, но прорывается загнанная усилием воли куда-то глубоко внутрь память о несправедливости… Чем не высказывание, пусть несколько завуалированное, о сегодняшней ситуации в социуме?!

Атуева (Ирина Мануйлова), Тарелкин (Михаил Калиничев).
Фото — Лайма Года

Оформление ДЕЛОвое, строгое, функциональное — кажется, даже чересчур! — создает ощущение неприятной пустоты, несмотря на то, что предметная среда спектакля не так уж бедна. Этот эффект усиливается намеренно заторможенным темпом первых сцен: кажется, некая сила планомерно, неумолимо высасывает жизненные соки из этого дома и его обитателей («Съели меня»)… Зеленоватый неяркий свет так ложится на своды арочной галереи (в верхней части арок — круглые отверстия, напоминающие прорези от дыроколов), что фактура деревянных поверхностей больше походит на картон (папки, конверты?) — это и абсурдный образ пародийной канцелярии, и «бумажный домик», подменивший собой настоящий. Справа — крутая лестница с кипами бумаг на каждой ступени: по ней будут величественно подниматься «важные» чиновничьи лица, и с нее же, тщетно пытаясь ухватиться за перила, соскользнет вниз обессиленный Муромский (Дмитрий Шиляев). Приземистый стол, темные стулья с невысокими спинками — всё. Изгнаны любые напоминания о домашнем уюте — а, судя по реакции прибывшего из Парижа Нелькина (Евгений Рубин), когда-то он у семьи Муромских был. «Что с вами со всеми тут происходит?» — удивляется этот свежий, светлоголовый юноша в отглаженном костюме цвета ряженки, едва переступив порог. «Ох, нехорошо. Дело. Три года. Покоя не знаем», — именно так, «через точку», звучит в ответ. Ходит, как маятник (или офисный «мобиль») туда-сюда бледная, некрасивая Атуева (красавица Ирина Мануйлова), спокойная, но мнимым спокойствием сумасшедших. Так же, размеренной походкой, прочерчивает пространство странная фигура, по-мусульмански замотанная в фиолетовый платок — не сразу и поймешь, что это вернулась из храма Лидочка (Александра Змитрович), ее спокойствие — от отчаяния, в нем больше агрессии, злости… Сам Муромский — несмотря на то, что, согласно тексту, «старик» — неожиданно моложав, мягок, даже мягкотел, да вот не очень-то здоров — ему бы отдыхать в халате на диване, пить чай, а не дела улаживать, не взятки давать…

Варравин (Андрей Курилов), Муромский (Дмитрий Шиляев), Важное лицо (Роман Бреев).
Фото — Лайма Года

Другое дело — чиновники. В сценах «присутствия» они появляются, подсвеченные софитами, из проемов в заднике, как бесенята из щелей. Красивые молодые люди в ДЕЛОвых костюмах с иголочки — бирюзовых, фиолетовых… они заняты важным ДЕЛОм — сочиняют коллективное поздравление к юбилею (!) начальника, как водится, переделывая известную песню («Веселится и ликует весь наро-о-од!»), больше же никакой работой себя не обременяют. Здесь принципиально другой темпортим, другое отношение к персонажам, но нет прямой оценочности. Вся эта шпана в костюмчиках — именно бесенята, а не злодеи и монстры; зайдешь на корпоратив в любой сегодняшний департамент — увидишь. В общем, и обаятельный Варравин (Андрей Курилов), в пьесе — один из главных носителей зла — не столько мерзавец, сколько БЕССОВЕСТНЫЙ. Этого как раз не понимал несчастный интеллигент (да-да, здесь — так!) Муромский, в своем идеалистическом представлении о мире не допускающий и мысли о том, что ТАК ВООБЩЕ БЫВАЕТ. И на том же «погорел» главный герой спектакля — Тарелкин (Михаил Калиничев), в иллюзиях своих полагающий, что существует какая-то этика между «своими», пусть и бандитами. Ошибся. У воров есть кодекс чести для «своих», а вот у чиновников нет самого понятия — «свой»!

Крушение иллюзий здесь происходит у всех, но центральный персонаж, повторюсь — Тарелкин, блестящая работа М. Калиничева, несколько лет назад убедительно сыгравшего князя Мышкина в «Настасье Филипповне». В который раз поражаюсь стремительному росту мастерства молодых актеров в труппе Долгачева! О Тарелкине впору писать студенческую работу в семинаре «Актер в роли»: хочется описывать пластику, движения нервных рук, блеск глаз… К сожалению — не в формате блога.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога