Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

26 декабря 2013

ЧЕТЫРЕ С ПОЛОВИНОЙ ЧАСА В ДИВАНЕ И ОКОЛО

«Турандот». К. Гоцци.
Учебный театр на Моховой.
Режиссер Галина Бызгу, художник Екатерина Кочурова.

Кажется, чьими бы словами ни говорили со сцены студенты Григория Козлова — Михаила Шолохова, как в «Тихом Доне», или Карло Гоцци, как теперь в «Турандот», — слова эти все равно будут о любви. О любви к жизни, к театру, друг к другу. Атмосфера всеобщей радости, прекраснодушия и духовного родства, традиционно отличающая курсы Козлова, и на этот раз наполняла собой каждую минуту студенческого спектакля.

Сменив стремление к психологизму на игровую, масочную природу комедии дель арте, младшие «козлята» вместе с режиссером и педагогом курса Галиной Бызгу сочинили веселый, залихватский спектакль про современных Калафа и принцессу Турандот, щедро снабдив его рэперскими куплетами, перепевками попсовых мотивов и другими приметами сегодняшнего дня. Практически каждая строчка сказки Гоцци представлена здесь со студенческим задором и жадностью до игры, «в лицах». Будь то рассказы Калафа (Федор Климов, Андрей Аладьин, Гавриил Федотов) и его воспитателя Бараха (Игорь Клычков) о прошлых странствиях или разговор Калафа и царя Альтоума (Георгий Воронин) о принцессе Турандот, — каждый из этих эпизодов, происходящих на просцениуме, сопровождается одновременным воспроизведением рассказываемого на сцене. Резкая смена света и перемещение актеров со сцены на просцениум обозначают границу между реальностью и иллюзорным миром грез и воспоминаний героев.

Сценография спектакля (художник Екатерина Кочурова) минималистична: из декораций — только белый занавес во всю ширину сцены, периодически раскрывающий перед зрителями городскую стену с красующимися на ней отрубленными головами несчастных принцев; троны царя Альтоума и принцессы Турандот, обозначающие зал Дивана, и украшенная белыми лентами арка, появляющаяся на сцене во время церемонии бракосочетания. В противовес художественному, музыкальное оформление спектакля придумано Дмитрием Житковым и другими студентами курса с фантазией и изрядной долей юмора: здесь пущены в ход и эстрадные хиты 90-х (например, темой Калафа стал «Плот» Юрия Лозы), и современная попса, и музыкальная заставка телепередачи «Форт Боярд», и самостоятельного сочинения рэп, и даже хулиганская «Мамба» Сергея Шнурова.

А. Момот (Мудрец мудрецов) в сцене из спектакля.
Фото — А. Будник.

Распевают и читают рэп здесь практически все: сюжетные сцены постоянно чередуются с музыкальными номерами наподобие брехтовских зонгов. Невольницы сераля во главе с Турандот (Вера Латышева, Софья Карабулина, Наталия Шулина), в кожаных платьях и высоких сапогах, напоминающие воинственных амазонок, энергично выкрикивают свои обвинения в адрес мужчин («а на деле вы — нули!»), предрекая каждому, кто осмелится попытать удачу в Диване, что «Турандот его убьет». Китайские воины, брутально обнажив торсы, отвечают перепевкой «Капитала» «Ляписа Трубецкого», грозясь показать девушкам, «кто в доме хозяин». Практически каждый получает в спектакле свою музыкальную «минуту славы», таким образом представляя зрителям свой персонаж.

Через все перипетии сюжета зрителей ведет масочный квартет — Труффальдино (Дмитрий Белякин), Тарталья (Андрей Горбатый), Бригелла (Дмитрий Житков) и Панталоне (Иван Григорьев). А также придворный музыкант Олегр (Андрей Дидик), рожденный исключительно фантазией авторов спектакля. Эта веселая компания начинает спектакль с интермедии по поводу театра: Тарталья и Панталоне спорят, должен ли театр быть элитарным искусством или же демократическим, Труффальдино разыгрывает роль актера-неумехи, проваливающего заготовленные «фокусы», чем вызывает гомерический хохот в зале, а Бригелла страдает из-за того, что вынужден играть роль начальника несуществующих пажей («Начальник пустоты!» — издеваются над ним товарищи).

Кажется, что молодые «козлята» спешат высказаться сразу и обо всем — и о своем взгляде на хрестоматийную пьесу Гоцци, и о любви к театру, к Мастеру, и о себе… Единство стиля при этом немного «хромает», а жанр спектакля сводится скорее к капустнику, нежели к сказке, как заявлено в программке.

Н. Шулина (Турандот) и А. Аладьин (Калаф).
Фото — А. Будник.

Фантазией режиссера восемь мудрецов китайского Дивана превратились в одного персонажа — «мудреца мудрецов», в котором Антон Момот, принявший «эстафету» у Арсения Семенова, пародировавшего Г. М. Козлова в спектакле «Сон в летнюю ночь» прошлого козловского курса (ставила все та же Г. Бызгу), весьма правдоподобно копирует мастера: длинный парик, наклеенные усы, слегка подпрыгивающая походка, голос… Если в пьесе Гоцци мудрецам в Диване отведено всего несколько фраз, то для этого капустного персонажа в спектакле придумана полноценная роль. Присутствуя на сцене, Момот с вниманием режиссера наблюдает за игрой своих товарищей, периодически подсказывает и журит за промахи, «дирижирует» музыкальным сопровождением… Попытка вместе с Альтоумом отгадать имя принца превращается в игру театральными приемами («хотел через подсознание пойти»). В общем, получается иронично и с любовью к учителю. (К слову, мудрец мудрецов, против порядка представления персонажей в пьесе, указан в программке к спектаклю в первой строке.)

Но спектакль живет не только театральными радостями. Романтический сюжет Гоцци проигран студентами во всех подробностях, без банальности и напускной патетики и, что очевидно, с точки зрения современных молодых людей. Дуэт Калафа и Турандот в рэп-куплетах выясняет, что же все-таки нужно девушкам от парней, и наоборот. Соревнование жестокосердой Турандот и ее свиты с претендентами на руку принцессы выглядит как извечное противостояние двух архетипов — мужчины и женщины. И оно проявляется не только в соревновании между Турандот и Калафом, но и (может быть, еще подробнее и интереснее) в обыгрываемых с иронией и юмором взаимоотношениях Турандот со своим отцом. Наблюдать за этим дуэтом, в котором каждый норовит переиграть другого, — отдельное удовольствие.

Разностильную театральную феерию связывает воедино искренняя радость игры и безудержная энергия студентов Козлова. В финале вдруг обнаруживаешь, что за этим весельем пролетело не меньше четырех с половиной часов (!). Для студенческого спектакля, конечно, длинновато, хотя эти-то привычны к восьмичасовому «Тихому Дону»… К тому же очевидно: жизнелюбие и широкая душа «козлят» не в состоянии как-то ограничить себя во времени.

Комментарии (2)

  1. Konstantin Boyar

    Молодцы !

  2. Анна Сверд

    Спектакль очень молодежный, о чем перед началом предупреждает и Галина Бызгу. Долговато. Оправданно, но долговато все-таки. С “Тихим Доном” понятно, там эпический размах. А сказка Гоцци… Зато веселья много и радости! Да и задуматься есть о чем. Только мне всегда жаль, когда ребят заставляют играть такие большие спектакли подряд несколько дней. Хочется сказать:”Дорогие мастера, Игорь же голос сорвал уже, а дублера у него нет! А на Андрея смотреть страшно, он два дня “откалафил”, так теперь в роли стражника засыпает прям на сцене! Пощадите вы ребят!” А козлят я люблю. Всем козлятам – ПРИВЕТ!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога