Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

30 июня 2017

БРАТЬЯ ПЕТРУШКИ – БРАТЬЯ НАВЕК

В 2017 году Международный фестиваль «КУKART», посвященный кукольному и синтетическому театру,
в 13-й раз собрал в Петербурге международное сообщество кукольников. И, конечно, в рамках «КУKARTа» прошла традиционная программа «Петрушки на Невском» на Малой Садовой.

Лирическое вступление. Я еще помню, как Малую Садовую, улицу в самом сердце Петербурга, соединяющую между собой Невский проспект и Итальянскую, сделали пешеходной, поместив в начале улицы крутящийся в фонтане каменный шар и криво выложив тротуар плиткой, позабыв о скамейках для уставших прохожих и под Новый год обматывая одинокие фонари светящимися гирляндами. Мы недовольно морщили носы, но перспектива была сохранена — и с Невского можно было увидеть Итальянскую, по вечерам на Малой Садовой начиналась молодежная «движуха», мокрый каменный шар через несколько лет попал во все путеводители как один из талисманов и памятников Петербурга, а День Петрушки все так же, каждые два года, оккупирует на несколько летних часов Малую Садовую, позволяя уже которому поколению маленьких питерцев познакомиться с уникальным явлением уличного, площадного театра, петрушечного балагана, с искусством бродячих кукольников. Шли годы, кризис и предпринимательская жилка, уничтожая подлинный Петербург, замещая его туристическим новоделом, окончательно добили Малую Садовую. Она прекратила существовать как улица. Огромные, в человеческий рост чудовищные клумбы с тремя кустиками цветов, бесконечные террасы едален по бокам и в центре превратили небольшую уютную улицу в адово место для удовлетворения пищевых нужд.

Придя в этом году на «Петрушек на Невском», я ужаснулась: где здесь можно проводить театральный праздник? Если раньше зрители перемещались по улице от одного островка к другому, от одного кукольника к другому — везде была жизнь, улица становилась площадкой для великолепной игры, — то в этом году жизнь теплилась на единственном свободном от ресторанчиков пятачке под фонарем. Неудивительно, что, по слухам, у организаторов нынешнего «КУKARTа» возникли проблемы с организацией «Петрушек на Невском». Вечный сюжет: как несколько веков назад петрушечников и комедиантов церковники и городские власти изгоняли, запрещали и уничтожали, так и нынче немногочисленных уже уличных актеров и кукольников изгоняют из города. Трудно взрастить жизнь там, где есть только желудок. Но, по счастью, даже в таких малопригодных для искусства условиях 24 июня состоялся великолепный праздник, который длился 6 часов, и под вечер толпа вокруг небольшого пятачка импровизированной сцены уже приблизилась к критической отметке, а некоторые отчаянные забирались на фонарь, чтобы хоть краем глаза зацепить представление.

Вряд ли кому-то надо объяснять, что в России, где все традиции регулярно уничтожаются, а кукольные театры поставлены на государственный учет и ранжированы по возрасту, трудно выжить энтузиастам и фанатам, которые возрождают и развивают древние традиции площадного театра, придумывают новые истории в рамках петрушечного балагана, вообще сохраняют этот удивительный вид искусства, в котором простота приемов и технологий позволяет добраться до первооснов мимесиса, сблизить современное общество с традициями предков и утраченным ныне непосредственным восприятием происходящего на импровизированной сцене. Собственно, что такое петрушечный балаган, ярмарочный театр, как не тот самый культурный код русского народа наравне с традиционными песнями, сказками и былинами?

Леонид Кондаков.
Фото — архив фестиваля.

Безусловно, программа «Петрушки на Невском», для которой Давид Бурман собирает уличных кукольников по всему миру, не ограничивается только русским Петрушкой. Каждый раз Бурман старается привезти «изюму», коллективы, с которыми было бы сложно познакомиться вне фестиваля «КУKART». Два года назад это был фургончик знаменитого московского театра «Тень», театр на колесах, в котором для пяти зрителей показывали упоительный пятиминутный шедевр «Кармен». В этом году акцент был сделан на зарубежных коллективах, которые представляли и старинные традиции кукольного театра своих стран — Италии, Великобритании, и современное кукольное искусство — Германии и Бразилии.

Как мы знаем, в Италии есть названый брат Петрушки — Пульчинелла, и бродячие сюжеты, в которых участвуют эти шумные парни, удивительным образом схожи. Давид Бурман же в этом году дал возможность познакомиться с куда менее известной итальянской традицией: с Арчинелло, или кукольным Арлекином. Известный итальянский кукольных дел мастер Джиджио Брунелло из Венеции неторопливо (как шутили в толпе, «итальянцы вообще никогда ничего не начинают вовремя») устанавливал свою ширму, над которой висела голова зверя, а на белых тряпицах, которые были прикреплены к занавесу, углем были выведены русские слова: «Это дом дьявола. Чтобы уничтожить дьявола, нужны вода и лук». Потом итальянский кукольник с серьезным лицом выступил с наукообразной лекцией о дьяволе, в традициях комедии дель арте изображал ученого, разворачивал белые простыни с рисунками, как некий трактат о дьяволе, объясняя зрителям, что дьявол, безусловно, существует и живет он здесь. У дьявола холодные руки. Он влюблен в Коломбину. Чтобы уничтожить дьявола, нужны вода и лук. А далее началось представление, которое, конечно, не требовало перевода: дьявол влюбился в Коломбину и захотел жениться. Коломбина ответила отказом: у дьявола холодные руки. Коломбина нашла маленькую корзинку, в которой по-младенчески пищал маленький зайчик с ушками. Дьявол потребовал от своего волка поймать зайчика, но глупый волк приносил кого угодно — даже маленькую желтую резиновую уточку, но только не зайца. Тогда дьявол призвал на помощь Арлекина: найти зайца и сделать из его шкуры рукавицы — тогда он сможет овладеть Коломбиной. Арлекин (у этой куклы на лице традиционная маска Арлекина из комедии дель арте) пришел к Коломбине, нашел зайчика, долго ловил, но убить его, конечно, так и не смог. Вместо зайчика Коломбина большим ножом убила волка, скроила из его шкуры рукавицы и отослала дьяволу. И вот когда дьявол уже шел жениться, коварная прекрасная Коломбина с длинным носом облила его водой и припекла луком. И тогда зверь над сценой открыл пасть, исторг страшный крик, и дьявол исчез.

В подобных представлениях всегда чувствуешь великую традицию, оживающую в руках кукольника: здесь играют роль и старые, деревянные куклы, и обращение к бессмертной комедии дель арте, и простота приемов (к примеру, фокус, при помощи которого из нехитрого устройства льется вода, как только потянешь за нитку), и вечный сюжет, где происходит столкновение прохвоста с дьяволом, победа добра над злом. По сути, наверное, только в уличных кукольных представлениях остается эта традиция насмешки над смертью и дьяволом, где смех побеждает смерть и заставляет ее сбегать в свои чертоги.

Об этом же и удивительная история, которую показал театр из Англии под руководством Мартина Бридли. Традиционные британские цвета переносной ширмы на плечах актера (из-под ширмы видны только его ноги) — цвета Шервудского леса: лен, окрашенный в зеленые, болотные и бордовые оттенки осеннего леса. В этом театре вообще работают со старинными, аутентичными музыкальными инструментами, и в руках у актрисы Сюи Итон можно было увидеть старинный инструмент, который издавал звук, одновременно похожий на волынку и клавесин. И под эту музыку начиналась история про одинокого английского крестьянина, который посадил огурец и стал растить маленького поросенка. Пришла весна, подула в рожок, огурец подрос, вместе с ним подрос и поросенок, который отзывался на ласковое прозвище Пигги-Вигги и легко запрыгивал на плечо своему хозяину. Когда пришло лето, храброму крестьянину пришлось сражаться с гусеницей и защищать желтый цветок, поросенок рос и визжал, а осенью маленький зритель видел, как на сцене прямо на глазах рос, надуваясь, большой огурец, а поросенок вырастал до громадных размеров, превращаясь в надутый шарик. Но вот пришла зима, стало холодно и голодно. Поросенок, превратившийся в огромный шар, уже не влезал в дверь. Именно его старуха-смерть с косой пыталась утащить (как затем и самого крестьянина), пустившись в сражение за свиные колбаски, которые были сделаны из ласкового поросенка по имени Пигги-Вигги. Но потом вновь пришла весна. И у крестьянина появилось уже несколько маленьких поросят, и они весело бегали за своим хозяином, а жизнь возрождалась и продолжала идти по однажды заданному природой календарю: весна, лето, осень, зима. Удивительно нежный и веселый спектакль с нетипичным для нашего театра сюжетом, который был понятен и самым маленьким зрителям.

Новокузнецкий театр кукол «Сказ».
Фото — архив фестиваля.

Безусловно, радостно встречать и старых друзей «КУKARTа» — знаменитый, любимый всеми московский театр «Бродячий вертеп», который развивает традиции петрушечного представления; Леонида Кондакова из Израиля с его феерическими поющими марионетками; петербургский театр «Деревянная лошадь», созданный Леонидом Кащевским, в руках которого оживают миниатюрные, удивительной красоты, фантазийности и нежности марионетки. В этом году завоевала любовь зрителей и прелестная «Ярмарка» липецкого театра кукол, которая привезла настоящее театральное представление, сочиненное в жанре русского народного балагана, — историю о хитроумном крестьянине, который поехал на ярмарку торговать. Веселые запевы, смешные присказки и прибаутки, словно только что сочиненные артистами, живые, теплые куклы. В подобном стиле работает и новокузнецкий театр «Сказ», который привез историю о Петрушке и Иване, который себе невесту искал.

Уникальный формат уличного кукольного театра, осуществляемый фестивалем «КУKART», должен сохраняться и развиваться. Теплится надежда, что через два года в городе Петербурге на Малой Садовой улице останется еще пятачок, на котором кукольники смогут поставить свои ширмы и распутать лески своих кукол.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*

 

 

Предыдущие записи блога