Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

6 марта 2017

БАНЯ.
К ЗАСЕДАНИЮ УЧЕНОГО СОВЕТА ГИТИСа

Завтра, 7 марта, в ГИТИСе состоится Ученый совет, на котором снова встанет вопрос о слиянии двух факультетов — театроведческого и продюсерского. В декабре 2016-го, когда ректор Г. Заславский провел это решение через Совет, не согласовав его с факультетом, сотни людей, студентов, преподавателей разных вузов, театральных деятелей, подписывали письмо против этой «оптимизации», а студенты-театроведы РГИСИ устраивали акции поддержки своих товарищей в ГИТИСе.

Подборка, которую мы публикуем, — это тоже дело студенческих рук, ее подготовили Анна Павленко и Анастасия Цымбал (4-й театроведческий РГИСИ). Они записали своих учителей, педагогов театроведческого факультета РГИСИ.

Марина Дмитревская, театровед, профессор театроведческого факультета РГИСИ

Наверное, надо напомнить: история началась в декабре, в отсутствие декана театроведческого факультета (человека, как давно заметил Е. Шварц, лучше всего съесть, когда он болен или находится в отпуске, — так вот, декан Наталья Пивоварова была на бюллетене и не могла присутствовать) на заседании Ученого совета в разделе «Разное» было принято решение слить два факультета. Ситуация сама по себе какая-то истерическая (под Новый год…), волюнтаристская, возмутительная, попирающая основы вузовской демократии. Но главное — невозможно было понять, «откуда растут ноги», зачем вообще нужен этот абсурд.

Четыре дня информационных боев, множество выступлений ректора Г. Заславского не дали ни одного его внятного аргумента — почему и для чего это нужно. Вот — ни одного!

В ход шли ностальгические воспоминания: когда-то это был единый факультет. Да, был. Но, позвольте, при советской власти, когда в недрах театроведческих факультетов зарождались отделения экономики и организации театрального дела, продюсерства как такового и вовсе не было, задачей новых отделений было воспитание грамотных директоров театров, чтобы противопоставить обкомовским назначенцам образованных людей. В этом и была идея А. З. Юфита. С тех пор продюсирование стало профессией и логично отделилось от театроведения — как когда-то режиссура выросла из актерского искусства. И если уж возвращать все на круги своя, на век назад (только зачем?), то следует вернуть режиссуру обратно и слить факультет режиссуры с актерским. И чтоб декан один на всех. Абсурд должен стать тотальным и необратимым…

Ректор ГИТИСа упирал на то, что нынче театроведы курируют фестивали и им нужны продюсерские знания. Предмет он знает: сам собирает несколько фестивалей. Но странно, что при этом не разделяет функции арт-директоров, собирающих программы, и собственно продюсеров. Я не знаю ни одного коллеги, кто вел бы фестиваль с финансово-правовой, договорной стороны, то есть был бы именно продюсером, а не модератором и не автором художественной программы. И никто к этому сильно не стремится, надо сказать, — это другая профессия!

Еще звучало что-то невнятное…

А внятного так и не прозвучало. Да и не могло прозвучать: не существует резонов для слияния факультетов, если не считать резоном обеспечение работой отставного чиновника Московской мэрии (доносится, что этот отставной и станет курировать два факультета разом) или сведение счетов с неугодными педагогами театроведческого, хотя этот мотив люди, работающие на московском театроведческом, считают ведущим в поведении Г. Заславского. Им виднее. Я же «отношенчество» (а по-простому — бабство) не люблю более всего. Есть принципы, а не отношения. Но принципы, исходя из которых сливают факультеты, не предъявлены, не обоснованы, ни в чем тут нет логики, а когда нет логики — это погром.

И вот теперь — новый Совет. Хотя приказ о слиянии уже есть и отменять его Заславский вряд ли будет. Хотя комиссия по образованию СТД высказалась категорически против реорганизации. Хотя студенты, сплотившиеся в студенческий совет, готовы снова встретиться с полицией (в декабре полиция была вызвана в ответ на их мирный перформанс). И подписаны все возможные письма протеста.

…А дальше жар схлынет, всех со всеми сольют, укатают…

Акция студентов РГИСИ

Из всего этого лично мне понятно лишь одно: ГИТИС встроился в государственную программу по ликвидации гуманитарной сферы нашей жизни. Недавно в Сети появился кусочек выступления Г. Грефа: он говорил о том, что образованным и знающим обществом, состоящим из личностей, невозможно манипулировать, а власть — это манипуляции. Вполне искреннее признание нынешней власти. Уничтожение гуманитарного знания и уникальной театроведческой школы (начавшееся с упразднения пятилетнего специалитета) следствием своим имеет и эту, абсурдно-похоронную гитисовскую ситуацию. Сочувствие и поддержка коллегам. Я бы боролась.

Евгения Тропп, театровед, доцент кафедры русского театра РГИСИ, декан театроведческого факультета

Нас совсем мало — тех, кто учит и учится сегодня театроведению. Насколько мне известно, закрывается факультет в Ярославском институте, поэтому останутся только наш РГИСИ и ГИТИС, и еще в Уфимском институте искусств, кажется, набирают театроведов, но не факт, что ежегодно. Таким образом, каждый студент-театровед в стране — на виду. Мы все можем выучить друг друга по именам (думаю, после дней декабрьской борьбы за ГИТИС это будет сделать очень просто).

Профессия переживает не лучшие времена, ей очень трудно выжить, сохраниться в условиях изменившейся реальности. Все понимающие люди прекрасно знают, что сегодня мешает театроведению и театральной критике, об этом писали не раз (тут и интернет-пространство, размывающее границы между профессиональным аналитическим высказыванием и любительскими записями в блогах; и нежелание молодых идти в науку; и общее падение престижа гуманитарного образования и так далее). Разумеется, уже хорошо видно, что пять лет специалитета — проверенного, отработанного за десятилетия учебного плана — были для нас в сто раз лучше, эффективнее, чем нынешние четыре года бакалавриата, которые для некоторых потом продолжаются «магистерской программой» (не театроведческой магистратурой, а некими «программами»). Это тоже бьет по профессии очень и очень больно. Когда Болонскую систему только собрались применить к нам, были серьезные публикации на эту тему. Например, здесь.

Тогда Юрий Михайлович Барбой написал, в частности: «…у нашей системы — именно у системы — есть минусы. Но поменяются ли они на плюсы, если вместо 5 будет 4+2, не уверен». Сейчас он уже уверен — минусы на плюсы не поменялись. Зато новые минусы прибавились во множестве. Воспроизводство профессии затормозилось, потому что между бакалавриатом и аспирантурой возникла преграда. Скоро реально некому будет учить — не театроведению только, а истории театра и прочим дисциплинам, которые в театральном вузе преподаватели-театроведы читают всем — актерам, режиссерам, сценографам, технологам, продюсерам…

Конкурс при поступлении в последние годы не падает, а растет, но для этого мы все прикладываем невероятные усилия: в том числе необходимо просто рассказать потенциальному абитуриенту, который интересуется театром, что есть такая профессия — театровед. Что есть такое образование (искусствоведение театра), что есть такой факультет. У факультета есть историческое имя — театроведческий.

В этой ситуации вызывает глубокое недоумение и вслед за ним — яростный протест немотивированное решение ректора ГИТИСа (к тому же по образованию — театроведа) размыть, отменить уникальность театроведческого факультета. Всем прекрасно известно, что высшее театроведческое образование, в котором студенту предоставлена возможность стать (в идеале) театральным критиком и, одновременно, театральным исследователем, это особое достижение именно нашей, отечественной школы. И об этом стоит рассказывать общественности максимально доступно, подробно и часто! Этим, извините за выражение, брендом стоит гордиться! О нем надо громко кричать на всех углах! Вместо этого вдруг, совершенно неожиданно, предлагается, наоборот, соединение двух разных, особенных факультетов в один. Кстати, каково бы ни было название — одно из слов, «театроведение» или «продюсирование», обязательно будет стоять вторым. Зачем? За что такое уничижение?..

Почему бы, не прикрываясь слабыми и непоследовательными аргументами (вроде того, что продюсеры научат театроведов тому и сему, — как будто обмен ценнейшим опытом нельзя наладить без оргсоединения факультетов??? Да он и налажен, этот обмен, все есть в учебных планах), так вот, почему бы руководителю вуза просто не прийти и по-честному не сказать: это, коллеги, оптимизация. Укрупнение, слияние. Да, экономия бюджетных средств. Да, последуют сокращения — мест на приеме, ставок, часов. Да, будут увольнения, но мы, мол, постараемся все сделать малой кровью, сохраним по максимуму, будем стараться, будем пытаться… Все были бы, конечно, недовольны, но поняли бы, что же именно происходит и откуда ветер дует.

Нет. Так нельзя! За этим всем очень стыдно и очень больно наблюдать.

Надежда Таршис, профессор театроведческого факультета РГИСИ

Театроведческий факультет захотели «слить». Эта так называемая «оптимизация» — ровно для того, чтобы в кавычках было и само театроведение. На наших глазах прошел опыт «оптимизации» Российского института истории искусств. НЕУДАЧНО для обеих сторон — и для министерства «культуры», и для РИИИ.

Театроведение — не только фестивали, о чем резко забыл Григорий Заславский. Фестивали — не только организация и экономика. Не валите все в кучу, хватит уже. Театроведение — система знаний, наука, завоевание нашей культуры, достойное самостоятельного факультета. Неудобно объяснять это сегодня министерству и ректору театрального вуза.

Елена Горфункель, кандидат искусствоведения, театральный критик, историк театра, профессор кафедры зарубежного искусства РГИСИ

Наконец-то на профессию театроведа обратили внимание. Но как: доходят слухи, реорганизовывать будут так, чтобы от театроведа осталось как можно меньше. А ведь театр НЕВОЗМОЖЕН без театроведа — ни история, ни критика. Театроведение — профессия отражения, театровед — это высокообразованный и ответственный зритель. С введением Болонской системы, чуждой очень давно сложившемуся отечественному высшему образованию, специальность театроведа скомкана. Как следствие — потоки журналистики вместо критики. Имея за спиной по меньшей мере лет сто пятьдесят высококлассного ТЕАТРОведения, терять традиции непростительно.

Джамиля Кумукова, кандидат искусствоведения, старший преподаватель кафедры зарубежного искусства театроведческого факультета РГИСИ

Речь об угрозе уничтожения театроведения! И соответственно, о необходимости противостоять этой угрозе. Удивительна полемика, возникшая в Сети, — о якобы назревшем реформировании факультета, о необходимой его реорганизации. Как будто мы не видим, что происходит в последние годы с культурой, не знаем, как громили Зубовский, как уничтожили Институт культурологии, Центр русского фольклора, что происходит сейчас с Институтом наследия. Споры эти обнаруживают либо полную слепоту, либо имитацию этой слепоты (дабы не высовываться). Теперь-то, после всех разгромных историй, мы хорошо знаем, что делает с людьми страх потерять место. И я уверена, что в этом вся проблема. Если бы все профессиональное сообщество сумело, не страшась, выступить со своей позицией, эту машину уничтожения можно было бы остановить. Ведь очевидно, что разгромщики даже неспособны объяснить свои действия, сформулировать какие-то основания. И это понятно. Никакой содержательной программы у них нет. Есть заказ уничтожить отрасль, и киллеры, как могут, его исполняют.

Юлия Клейман, кандидат искусствоведения, театральный критик, старший преподаватель кафедры зарубежного искусства РГИСИ, начальник управления по международным связям РГИСИ

После окончания театроведческого факультета мне стало очевидно, что мое образование еще только начинается: у меня есть отличные навыки, но еще столько нужно прочесть и посмотреть. А ведь пять лет (сейчас театроведы учатся четыре) мы читали, смотрели и писали. Но при абсолютной формализации школьных гуманитарных дисциплин театроведческому факультету необходимо не ослабление, а усиление предметов, связанных с изучением не только театра, но и кино, литературы, философии, истории. Поставить на их место экономические предметы (сколь полезными бы они ни казались) — абсурд. Театроведы формируют программу фестивалей или даже их возглавляют (кажется, это является главным аргументом, обосновывающим слияние театроведческого и продюсерского факультетов в ГИТИСе) именно благодаря владению специфическим инструментарием анализа театрального текста и глубокому знанию истории театра. Отсутствие подобных навыков — а воспитать их может только систематическое гуманитарное образование — грозит дурновкусием. Сложно найти театроведа, который не смог бы при необходимости написать пресс-релиз или анонс, даже если он никогда ранее этого не делал. А вот продюсер написать работу по истории театра или рецензию не сможет, но ему и не нужно. Продюсеры и театроведы — люди разной природы. Зачем соединять несоединимое и ослаблять потенциал и одного, и другого образования? Продюсеры и театроведы, несомненно, должны общаться, и их сотрудничество часто бывает продуктивным. Но у каждого из них должен быть свой, отдельный, багаж знаний и навыков, чтобы в работе они дополняли, а не дублировали друг друга. Где лучший театр? В Германии. Где есть отдельный институт театроведения и наиболее широко изучается теория и история театра? В Германии. Отечественное театроведческое образование, несомненно, нуждается в реформировании. Но представляется, что оно должно идти по пути, прямо противоположному тому, который ультимативно внедряет администрация ГИТИСа.

Любовь Овэс, кандидат искусствоведения, научный сотрудник сектора театра РИИИ, доцент РГИСИ

Ясно, что у продюсеров и театроведов работают разные части головного мозга, и в театре они решают разные, часто противоположные задачи. Кроме того, театровед обязательно немного «человек со стороны», и это его профессиональная обязанность. Из соединения двух специальностей ничего получиться не может. Вред будет нанесен и той и другой, но больше — театроведческой. Не стоит разрушать то, что сам не строил. Да и вообще задача разрушения чревата рикошетом. Я уж не говорю об Уставе учебного заведения и других «глупостях» типа выборов, коллегиальных решений творческих вопросов, касающихся всех. Вспоминается Николай Павлович Акимов, говоривший: «Когда несется курьерский поезд, незабудок на полотне не собирают». Сегодня, похоже, несется товарняк, и, возможно, что машинист даже слеп. Во всяком случае, я не знаю, что с ним. Мы не знакомы. Да и дело не в конкретном человеке. Вся страна ныне — депо с товарняками, направляющимися в разные стороны, под управлением разных машинистов, кто-то не обучен вождению поездов, кто-то просто безумен, кто-то полуслеп, а кто-то просто железнодорожный хулиган. Только когда-то это все равно кончится.

Комментарии (5)

  1. Наталья Пивоварова

    Дорогие питерские коллеги, близкие наши друзья! Как это здорово, что мы разные, но мы и одинаковы – в понимании истинного блага, и мы будем стоять за дело- потому что это и есть наша жизнь. Поведение студентов – театроведов двух столиц – это залог будущей нашей жизни. С достоинством, совестью и честью. Спасибо вам, театроведы разных поколений. Мы – живы)))
    Вот я тоже давала как-то год-два назад интервью – тоже нашей студентке.. Пафосно, но искренне.
    Зачем нужны театроведы? Ну это вопрос для абитуриентов театроведческого факультета. Я не знаю. С утилитарной точки зрения – они вообще-то не нужны. Ну что от них, какая польза? Партию власти не организуешь – идеологическому насилию поддаются плохо, народ они не накормят, дороги не проложат, каналы не построят, цветы к памятнику сталина не принесут и т.п. Зачем они государству, обществу, современной газете “культура”? Не нужны. Не нужны – если они настоящие профессионалы, если они понимают, что подлинное искусство (и прошлого, и настоящего) основано на творческой свободе и ответственности человека, если они обладают эстетическими и этическими ценностями, которые не подвластны курсу “партии и правительства”, если умеют осмыслить исторический опыт культуры, слышать разнообразные голоса жизни, если мыслят контекстно и способны восстановить порвавшуюся связь времен – традиций и современности. Театровед, который ценит талант, понимает значение личности художника, вглядывается в его лицо со всеми особенностями и индивидуальными чертами, разгадывая тайные, лежащие не на поверхности смыслы театрального текста, – такой театровед необходим культуре. Он нужен, чтобы продолжать исторические исследования, нужен театральной педагогике, нужен режиссеру, актеру публике, всем кто способен существовать в диалоге, размышляя о спектакле, драме, сценографии, рождая новые театральные концепции и осмысляя процессы жизни. Он нужен как идеолог театра, как толкователь нового слова в искусстве. В идеале – он просветитель и культуртрегер. Нам нужен театровед, открытый всему новому, и пусть он ненавидит косность, обывательские штампы, догматизацию идеи, формы, приема. И пусть он больше всего бескорыстно любит живой, развивающийся, непредсказуемый, авторский театр. Пусть мыслит в распахнутом пространстве и времени – без границ. Театровед – это носитель театральной памяти, а каждый достойный театроведческий текст – это еще и социально-духовный документ времени, это память эпохи, это материал для построения как малой истории – искусства театра, так и большой – Культуры в целом. Театровед нужен в том обществе, где есть потребность в самостоятельном профессиональном высказывании, он нужен в гражданском гуманистическом обществе, где есть необходимость в мыслящих, образованных профессионалах, где нет нужды манипулировать общественным мнением и решать судьбу искусства на линии идеологического фронта.
    Настоящий исследователь, историк театр, театральный педагог без знания современного живого театрального процесса немыслим, без осознания непрерывной связи настоящего и прошлого, но не ушедшего художественного процесса, взаимосвязи и взаимовлияния в нашей общей жизни социальной истории, политики и творчества, – театроведения и театральной критики, думаю, в серьезном смысле, не существует вовсе.
    Да здравствуют театроведы и отдельные от них продюсеры! Пьем стоя)))))

  2. Нина Агишева

    Точные и аргументированные мнения питерских коллег, создавших между прочим блестящую театроведческую школу. В этом легко убедиться, читая ПТЖ и присутствуя на устных обсуждениях спектаклей. Мнение московских театроведов и театральных критиков тоже всем известно. Поэтому – сил вам и успеха во всем, дорогая Наталья Пивоварова и ваши единомышленники!

  3. Екатерина

    Я надеюсь, что на Совете скажет свое веское слово А. Бартошевич. Уж ему-то точно нечего бояться!!!

  4. Некто

    Прямо в воздухе висит вопрос после комментария Натальи Пивоваровой. Вы реально считаете, что выпускаете специалистов того уровня, которому посвящено Ваше высказывание?))))

  5. Наталья Пивоварова

    Решение этого совета – то большее, на что мы могли бы рассчитывать в данной ситуации. Удивительно выступал Алексей Вадимович Бартошевич, потом Видас Юргевич Силюнас! Они много раз повторяли, что объединения быть не может и не должно быть, а рабочие группы будут решать, как модернизировать факультеты. Это итог. Надеюсь, что так и будет!. Спасибо всем, всем, кто помогал, поддерживал и волновался!!!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога